Жизнь в «Шоколаде»

Приехавшая утром пани Гося отказалась везти избитую в больницу...

(Окончание. Начало читайте ЗДЕСЬ)

Приехавшая утром пани Гося отказалась везти избитую в больницу. В течение месяца не выпускала ее из комнаты, пичкая лишь обезболивающими таблетками. Закончилось такое лечение тем, что потерпевшая впала в беспамятство. Только тогда пани Гося, испугавшись, что женщина умрет, отвезла Алену в больницу Конина. Там ей была сделана трепанация черепа и вживлен искусственный имплантат вместо проломанной кости.

Когда же Алена пришла в себя после операции, пани Гося потребовала, чтобы та сказала полиции, что ее избили незнакомые люди на улице. Алене пришлось подчиниться, потому что она боялась мести со стороны грозной сутенерши, которая слов на ветер не бросала. Представители полиции опрашивали Алену дважды, но она побоялась сказать им правду.

По окончании курса лечения Гося насильно перевезла невольницу из больницы обратно в свой бордель. Молодую женщину, несмотря на крайне плохое самочувствие, вновь заставили заниматься проституцией. Пани Гося потребовала отработать 3 000 польских злотых, которые она потратила на лечение Алены. Чтобы скрыть от клиентов обритую для операции голову, Гося купила страдалице парик.

Когда Алена увидела в борделе Олега Хомича, приехавшего с очередным живым товаром, она потребовала от него объяснений. Барановичский сутенер начал откровенно издеваться над ней. Цинично заявил, что парик ей идет. Сказал, что если бы она не убежала, то ее и не избили бы. Ничем не смогла помочь несчастной сестре и Надежда, которую привезли на очередные заработки.

Воспользовавшись отсутствием пани Госи, Алена позвонила матери в Беларусь и сообщила обо всем, что с нею произошло, попросила спасти ее, назвала адрес. На зов о помощи откликнулся освободившийся к тому времени из колонии муж Алены. Он приехал в Польшу и нашел свою многострадальную жену в борделе. Охранники препятствовали тому, чтобы Алена ушла с мужем. Тот, рассвирепев, буквально разгромил бордель.

Затем супруги, опасаясь мести грозной пани Госи, прятались у Януша — знакомого Алены. Поляк даже помог белорусу устроиться на работу в автомастерскую к своему родственнику, кормил, заботился о своих гостях. И лишь спустя полгода супруги вернулись в Беларусь.

Из жертв — в сутенеры

Многие зарубежные бордели (в том числе «Эдем», «Казанову» и т.д.) прошла, работая проституткой, Наталья Хомич. Позже она зарегистрировала брак (по некоторым сведениям, фиктивный) и взяла фамилию Чипегин. Наталья пришла к выводу, что нет обратной дороги с того пути, который она избрала. Но смекнула, что есть возможность подняться по иерархической лестнице сексуальных услуг. Не все же время ходить в обслуге богатых похотливых мужчин…

Подходящий случай подвернулся, когда она работала в берлинском борделе. Приятель Марек пообещал, что может перевезти ее знакомых через польско-немецкую границу. У Натальи была такая клиентка. Марина нигде не работала, ее отец злоупотреблял спиртным, а мать умерла. Марина не имела средств к существованию, находилась в уязвимом положении и клюнула на заведомо ложные предложения Натальи.

Наталья по объявлению нашла водителя, который соглашался перевезти в Польшу попутчиков, и вместе с первой клиенткой выехала в Польшу. Там она свела ее с Мареком, и остальную часть пути в Германию эта клиентка проделала уже вместе с ним.

Так Наталья из невольниц переквалифицировалась в сутенеры, втянулась в современную работорговлю, совершая преступления в составе группы. Получив указание от сутенера Вилли Шперле, Наталья организовала повторную поездку Марины в Литву. Для этого обеспечила ей регистрацию фиктивного брака…

Современные работорговцы

Совместными усилиями правоохранителей ряда стран удалось изобличить и обезвредить разветвленную преступную организацию, занимавшуюся много лет вербовкой, доставкой в бордели и сексуальной эксплуатацией жительниц Беларуси. С целью получения регулярных доходов от преступной деятельности в нее вступили и четверо барановичских сутенеров. Соковиковы, Олег Хомич и Наталья Чипегин подбирали молодых малообеспеченных женщин и под различными предлогами, в том числе путем обмана и оказания психологического воздействия, убеждали их выехать за границу для трудоустройства на высокооплачиваемую работу, как связанную, так и не связанную с занятием проституцией. Организовывали их переправку, оформляли документы (паспорта и визы), оплачивали расходы, связанные с пересечением границ, координировали через соучастников свою преступную деятельность по торговле людьми с членами других структурных подразделений преступной организации, получали долю доходов, добытых незаконным путем.

Начало изобличению преступной группировки положило масштабное расследование в отношении обвиняемых Вилли Шперле и Виктора Оберта по подозрению в торговле людьми и незаконной переправке в Германию девушек из Восточной Европы, которые впоследствии принуждались к занятию проституцией. По имеющимся сведениям, Оберт и Шперле являлись владельцами ряда борделей. Из НЦБ Интерпола Польши поступила информация, согласно которой Малгожата Бартчак была идентифицирована как Магдалена Саррия Пердомо, проживающая в г. Конин, до 29 октября 2005 года пользовалась первым именем и фамилией. Именно она руководила деятельностью борделей, расположенных в Вегерках и Конине.

В доходном бизнесе принимал участие и бывший сотрудник польской полиции Марек, который был связан с четверкой барановичских сутенеров. Позже эти контакты также поддерживали другие ушлые поляки.

Использовались различные способы переброски завербованных женщин на территорию Германии. Первый: женщины проводились через так называемую зеленую границу вблизи населенных пунктов Лэнкница, Засеки и Форст на немецкой стороне. Случалось, в них даже стреляли пограничники, но жажда наживы была сильней. Второй: подделывались паспорта, и с их помощью пересекалась граница. Третий: использовались поезда, курсирующие между пограничными населенными пунктами на польской и немецкой сторонах.

До 90 % потерпевших и свидетелей отказывались от того, чтобы в отношении их проводили очные ставки и другие совместные действия. Следователь следственной группы предварительного расследования Барановичского ОВДТ Галина Позняк смогла найти подход, установить необходимый контакт с женщинами. При этом Галине Борисовне приходилось кодировать их от пьянства, слишком испорченных — вразумлять, а чаще всего быть своеобразной скорой помощью, так как проблем у подопечных было множество. Возникли вопросы и процессуальные, межгосударственные, иногда самые неожиданные. Тем не менее усилиями следователя, а также руководителей Барановичской транспортной прокуратуры уголовное дело было доведено до логического конца. И не только в Барановичах, но и в Бресте, зарубежных городах. В нашем случае последнюю точку в предварительном расследовании поставила старший следователь по особо важным делам УВД Брестского облисполкома Наталья Ковалева.

Состоялась целая серия судебных процессов, на которых к ответственности были привлечены многие дельцы, промышлявшие на ниве современной работорговли. Суд Барановичского района и г. Барановичи за совершенные злодеяния, которые подпадали под несколько статей Уголовного кодекса, приговорил Наталью Чипегин к семи, а трех ее сообщников — к шести годам неволи.

Продолжение следует?

Куда меньшее наказание (два года и три месяца) от земельного суда Билефельда за торговлю людьми, сутенерство и приобретение поддельных служебных удостоверений получил шесть раз судимый Вилли Шперле. Он, как и Виктор Оберт, вскоре окажется на свободе, и не факт, что не захочет продолжить доходный промысел. Впрочем, и без них хватает современных работорговцев, которые не прочь с помощью отечественных трафикеров заполучить живой товар из стран СНГ, в том числе из Беларуси. Не случайно в нашей стране в 2009 г. выявлено более 300 преступлений в области торговли людьми.

Всем известно о мерах по искоренению торговли людьми, предпринятых на уровне главы государства. Законодателями в Уголовный кодекс в последнее время внесены изменения и дополнения, благодаря которым серьезно ужесточена ответственность за эксплуатацию человека человеком. Тем не менее полностью покончить с этим постыдным явлением стране пока не удается. Причина тому — прежде всего, упущения в области морали, а не права.

«Россию победить невозможно, поскольку этот народ настолько нравственен. Почти 99 % обследованных мною лиц женского пола от 15 до 25 лет, еще не состоящих в браке, — девственницы», — написал в 1942 г. в письме Гитлеру немецкий врач после завершения гинекологического осмотра девушек, пригнанных из СССР на каторжные работы в Германию.

На одном из заседаний оратор, приведя такой пример, продолжил: сейчас в таком возрасте количество девственниц ничтожно мало. А значит — и страна наша слабее, несмотря на военную мощь.

С этим утверждением можно соглашаться или не соглашаться, но факт остается фактом. Многие девушки без зазрения совести зарабатывают своим телом не только в своей стране, но и совершают зарубежные вояжи. И одним затруднительным материальным положением такую тягу к проституции объяснить нельзя. Во все времена многим представительницам слабого пола жилось нелегко, но на панель шли лишь немногие. И, по крайней мере, не кичились этим так, как это делают сейчас многие жрицы любви.

Если и дальше таким будет отношение к проституции и тем обстоятельствам, которые благоприятствуют существованию этого порока, то красная линия тревоги на «термометре» наших общественных нравов стремительно взметнется до критической отметки, за которой начинается глубокий духовный кризис в обществе.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.25
Загрузка...