Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Народная артистка Беларуси Инесса Душкевич многие годы блистала на сцене Большого театра, а теперь учит этому других

Жизнь в искусстве

Фото из личного архива Инессы Душкевич
Вскоре Инесса Душкевич отметит юбилей.  Грациозная, подтянутая, стройная… Хотя, возможно, для человека, который с 10 лет в балете, это вполне естественно. Инесса Анатольевна и сейчас с ним не расстается. Конечно, не танцует сама на сцене, ведь век балерины короткий, но учит этому других — она художественный руководитель Белорусской государственной хореографической гимназии-колледжа. А научить мастеру есть чему. С 1977 по 1997 год Инесса Душкевич была балериной нашего Большого театра. И за это время артистка покорила своим мастерством и талантом не только белорусских зрителей — ей рукоплескали во Франции, Испании, Италии, Португалии, Германии, Греции, Таиланде, Японии…

— Инесса Анатольевна, у вас много премий и наград. Одна из них носит название «Жизнь в искусстве», что точно отражает вашу судьбу. А когда вы поняли, что искусство для вас не просто увлечение, а действительно настоящее призвание?

— Нельзя сказать, что я осознала это в раннем возрасте. Но я любила в детстве петь, танцевать, актерствовать. Поэтому неудивительно, что еще в начальной школе оказалась в балетной студии «Мечта» (руководителем была Раиса Львовна Череховская). Там мне посоветовали более серьезно заняться балетом. Мгновенного озарения — мол, это точно мое! — не случилось. Но была каждодневная кропотливая работа, которая по прошествии многих лет и переросла в то, что можно было назвать призванием. Мне нравилось танцевать. Я чувствовала, что так я могу выражать свои эмоции.

— В нескольких интервью вы рассказывали, что в молодости любили вести дневники. И одной из записей была: «Хочу танцевать так, как никто в жизни еще не танцевал…». Чувствуете, что желание исполнилось?

— Со временем я осознала, что каждый артист танцует так, как никто другой. Ведь балет — это не только техника, но нечто намного большее. Я всегда очень любила музыку, была восприимчива к ней. И еще в детстве, слушая Чайковского, Глинку, Моцарта, Бетховена, Баха, Шопена, ощущала такой эмоциональный душевный подъем, что мне хотелось это каким-то образом выразить. И я понимала, что могу выразить это через танец. Отсюда и родились такие слова: «Хочу танцевать так, как никто в жизни еще не танцевал…». То есть выразить музыку так, как никто еще не выражал.

«Ромео и Джульетта».

— Наверное, один из самых ярких ваших образов на сцене — Рогнеда в балете «Страсти», который ставил Валентин Елизарьев. За воплощение образа полоцкой княжны вы получили Государственную премию, а сам балет стал настоящей визитной карточкой театра — сильный, яркий, новаторский спектакль. Что для вас было самым сложным в период подготовки?

— До этого я танцевала Еву в «Сотворении мира», Фригию в «Спартаке», Кармен в «Кармен-сюите»… Рогнеда в отличие от них — конкретная историческая личность. И я старалась не просто технически исполнить эту партию, отталкиваясь от музыки, но и поднять исторический пласт, изучить это непростое, наполненное страстями время. В этом и была сложность.

«Жизель».

— Когда говорят о балете, как правило, акцентируют внимание на невероятной физической нагрузке артистов. А что насчет психологической? Ведь артисту приходится вживаться в образ, выкладываться эмоционально…

— Эмоции, как и все движения артиста на сцене, обязательно репетируются. Так не бывает, что в зале ты танцуешь с каменным лицом, а на сцену выходишь и сразу играешь. И когда все досконально отрепетировано — и техника, и дуэт с партнером, и эмоции, — вот тогда на сцене может произойти то, что называется откровением. При этом всегда должен быть контроль. Нельзя входить в образ настолько, чтобы забывать обо всем на свете. На сцене не должно быть натурализма.

— Говорят, балет — субъективное искусство. Поэтому в нем невозможно быть совершенным. Вы согласны?

— Да, всегда хочется быть еще лучше. Очень редко, просматривая запись, ты остаешься доволен своим выступлением. Кажется, что и это не так, и то не так… Видишь много недочетов. И так у всех артистов. Но именно это позволяет двигаться дальше.

«Кармен-сюита».

— Когда смотришь фильмы о балете или читаешь откровения мировых балерин, часто сталкиваешься с историями о подрезанных лентах или битом стекле в пуантах. Но ничего подобного я не слышала от белорусских балерин. Может, это все выдумки или просто наш балет другой — без зависти и интриг? 

— В моей истории такого не было. И если честно, я не совсем верю в эти рассказы. Просто балет очень сложная профессия. И мне кажется, что тот, кто с ним связан, кто переживал все эти трудности, просто не может решиться на подобные поступки. Я представить не могу, что должно быть в этот момент внутри такого человека. Ведь твои коллеги такие же, как и ты. Если ты можешь подсыпать стекло другому, значит, ты просто подсыпаешь его себе в душу. 

— Инесса Анатольевна, вы исполнили практически все ведущие партии, которые только можно было станцевать на сцене нашего Большого, — Кармен, Джульетта, Жизель, Сильфида, Китри, Одетта, Одиллия, Ева… Сегодня в репертуаре театра появились новые спектакли — «Анастасия», «Витовт», «Семь красавиц»… Есть в них героини, которых вы хотели бы сыграть?

— Я танцевала такую широкую палитру спектаклей, такие разные характеры, что у меня нет чувства неудовлетворенности, ощущения, что я что-то недоделала, недосказала. Думаю, в моих ролях были частички тех персонажей, которые появились сейчас в Большом театре.

— Вы часто бываете в театре?

— Да, конечно. В первую очередь в силу своей профессии. Но я бываю не только в Большом театре. Вообще люблю театр. Бываю на балетных и драматических спектаклях и в Москве, и в Санкт-Петербурге.

«Ромео и Джульетта».

— Пожалуй, вы объехали со спектаклями полмира. И, судя по статьям в мировой прессе, везде восхищались вашим талантом. Наверняка были предложения и от ­зарубежных театров, но вы остались преданной Большому театру Беларуси. Неужели никогда не хотели поработать за границей?

— Были предложения. И даже желание было. Но только поработать за границей, а не остаться там насовсем. Это, видимо, и стало решающим в моей судьбе. Я живу и работаю в Беларуси и ни капли ни о чем не жалею.

— А как относитесь к успехам ваших учеников за границей, таких как, например, Ксения Овсяник, которая долгие годы выступала в Английском национальном балете, а теперь танцует в Государственном балете Берлина?

— Что касается Ксении, я очень горда, что она смогла реализовать себя, стала очень интересной балериной с широким репертуаром. Она танцует классику: «Лебединое озеро», «Жизель», «Спящую красавицу»... Также у нее большой современный репертуар. Из моих учениц она пошла дальше всех. Хотя в детстве ей не пророчили будущее ведущей танцовщицы. Более того, после второго года обучения ей ставили двойку и исключали из колледжа. Но благодаря своей целеустремленности и позитивному отношению к жизни она превратилась в совершенно удивительную балерину. Мне очень интересно за ней наблюдать. Многие наши выпускники работают сегодня в России, Польше, Литве, Австрии, Германии, Японии, США… И, конечно, для педагогов это большая гордость. Как и для страны в целом. Тем более ребята не забывают о Беларуси — участвуют в проектах нашего театра. 

— В начале этого года гимназию-колледж отметили специальной премией Президента. Что значит для вас, художественного руководителя, эта награда?

— Это очень высокая награда. Ведь дается она не за какой-то один проект или краткосрочный период работы. Это оценка деятельности учреждения и нашего коллектива на протяжении многих лет. Премия вручена за выдающиеся достижения в обучении и воспитании творческой молодежи. Практически весь состав балетной труппы Большого театра, Музыкального театра — наши выпускники. Кроме того, нас отметили за вклад в развитие национальной школы классического танца и проведение многочисленных благотворительных проектов. Это очень ценно для нас.

— С тех пор как вы учились, сильно поменялась программа? Танцевать сегодня учат так же, как и 50 лет назад?

— Мы работаем по той же программе, что и раньше. Если корректируем, то совсем немного. Программа единая. По ней сейчас работают и Москва, и Санкт-Петербург, и Пермь, и Киев… Не поменялись и требования к кандидатам. Возможно, сегодня только еще больше внимание к вытянутым формам, высоким подъемам и шагам. Ранее была другая эстетика. Балерины танцевали по-другому. Ноги выше 90 градусов не поднимали. Это считалось неэстетичным. Но со временем обрели другие формы и художественная гимнастика, и фигурное катание, и балет. Артисты балета высоко поднимают ноги, стоят на высоком подъеме, изменились количество вращений и сложность прыжков. Надежда Павлова была одной из первых, кто показал высокий шаг, и с тех пор это стало нормой. Теперь балерина-звезда не может быть со средним шагом. Точно так же балерина-звезда не может не крутить фуэте. Великая Галина Уланова редко использовала фуэте. Безусловно, она владела этим элементом, но это не было ее коньком. Теперь фуэте входит в обязательную программу хореографических училищ — каждая наша выпускница должна исполнять 32 ­фуэте.

«Спартак».

— Вы ушли со сцены в 38 лет — ждали рождения сына. Сегодня Дмитрию 21 год. Правда, что он пошел по вашим стопам?

— Можно сказать и так. Сейчас учится в Академии музыки по специализации «Хореографическое искусство. Режиссура». Но пусть он и пошел по моим стопам, верю, что у него свой путь. И я с интересом наблюдаю за его творческими шагами.

— Глядя на вас, кажется, что вы совсем не поменялись с тех пор, как танцевали на сцене. Такая же стройная, подтянутая… Есть какие-нибудь секреты поддержания такой хорошей формы?

— Сегодня, видимо, я должна просто сказать спасибо своему организму, потому что никаких специальных усилий, чтобы оставаться в этой форме, я не прикладываю. Хотя в свое время, как почти каждая ученица хореографического колледжа, я прошла через этап, когда формируется организм, меняются параметры фигуры, девочки начинают поправляться. Здесь важно очень разумно питаться, потому что голодать будущей балерине ни в коем случае нельзя — должны быть силы для большой нагрузки. И здесь нужна помощь педагога, который подробно об этом расскажет, поддержит своих учеников.

— Инесса Анатольевна, вы с десяти лет связаны с балетом. А есть увлечения, помимо мира искусства?

— На многое просто не хватает времени. Должность художественного руководителя обязывает находиться в гимназии-колледже практически целый день с понедельника по субботу. Но я очень люблю путешествия. С радость бываю во Франции, Испании, Японии…  В свое время я объездила много стран в качестве артистки Большого театра. Теперь открываю мир заново. 

СПРАВКА «НГ»

Еще в советское время Инесса Душкевич стала лауреатом Всесоюзного конкурса артистов балета в Москве и лауреатом премии Ленинского комсомола Беларуси. В 1991 году удостоена звания народной артистки Беларуси, в 1996-м — Государственной премии страны за создание образа Рогнеды в балете «Страсти».
27 июня в честь Инессы Душкевич и ее юбилея на сцене Большого театра покажут балет «Ромео и Джульетта». Новую авторскую редакцию балета Сергея Прокофьева Валентин Елизарьев представил в декабре прошлого года.
mila@sb.by

Фото представлено пресс-службой Большого театра
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...