Жизнь в борьбе

Накануне 8 Марта назрел вопрос: а не измельчали ли цели нашей (женской) борьбы?

Накануне 8 Марта я задалась вопросом: а не измельчали ли цели нашей борьбы?

Сейчас уже и не вспомню почему, но праздник 8 Марта я никогда не любила. Потому что не люблю праздники «по половому признаку»: 23 февраля и 8 Марта. Но мужа своего поздравляю, над подарком голову ломаю (и очень меня раздражают те, кто дарит ему шампуни и гели для душа). Ну и сама поздравления с 8 Марта принимаю с удовольствием: просто потому, что мне нравятся поздравления, цветы и радость на лицах. Мужу, конечно, тоже нелегко приходится: поскольку цветы он мне дарит часто и без повода, то на 8 Марта ломает голову над чем–то особенным. В этом году «особенное» ему особенно удалось.


Помню как спрашивала в Пекине у своей подруги из Голландии насчет празднования 8 Марта: праздник все–таки международный. И, кстати, в Голландии праздновать его начали в числе первых. Она подтвердила: есть такой праздник, правда, выходного дня нет. (В Китае, кстати, только полдня выходного, и только для женщин, но зато бесплатный вход в Запретный город исключительно по половому признаку.) Собирают, говорит, женщин в редакции (она тоже журналистка) и говорят о необходимости бороться за свои права. Ни тебе, понимаешь, цветов, ни улыбок, ни шампанского (очень удивилась, что у нас это есть) — никакого легкомыслия, все серьезно: вперед и на баррикады. А женщины устали от баррикад. От борьбы. И за свои права тоже. От кастрюль, глажки и уборки мы устали давно, но продолжаем это делать. Часто с удовольствием (вот лично я — с удовольствием). К счастью, появилось множество хороших приспособлений, облегчающих жизнь трудящейся женщины. Правда, в смысле эффективности ни одно из этих приспособлений не сравнится с любящим вас и чистоту и порядок в доме, а потому готовым пылесосить и мыть полы мужем. Проверено: высший балл по шкале эффективности. И никакой борьбы.

Но что за жизнь без борьбы? То ли дело было раньше: чтобы что–то хорошее приготовить, нужно было несколько магазинов обежать да несколько очередей выстоять. У нас в семье этим видом борьбы занималась в основном (хотя не исключительно) бабушка. В очередях жили, ковали характеры, узнавали новости, знакомились, дружили и любили друг друга. Но чаще друг друга не любили, ругались и весь накопленный в очереди и беготне по магазинам негатив несли домой. А дома случались сцены, скандалы, разводы. Трудно было жить в борьбе. Или просто цели у нас измельчали? А мы даже не заметили, где и когда это произошло.

Посмотрите вот на Клару нашу Цеткин, которой мы, собственно, и обязаны Международным женским днем. Это она предложила его учредить — чтобы женщины выходили на улицы, устраивали митинги и шествия и боролись за равные права с мужчинами. На следующий год Международный женский день отметили (митингами и шествиями, конечно) в Германии, Австрии, Дании и Швейцарии. Через два года женщины митинговали в восьми странах. Дальше — больше. Клара Цеткин боролась всю свою жизнь. И не уставала. И женщиной, конечно, была выдающейся. Вот подписывалась «Цеткин», а в официальный брак с российским революционером Осипом Цеткиным так и не вступила: некогда, революция зовет! Вы можете относиться к ней, ее борьбе и даже Международному женскому дню по–разному. Но один (хотя бы один) факт ее биографии заслуживает глубокого уважения: когда в июле 1932 года национал–социалисты Гитлера на досрочных выборах получили большинство в рейхстаге, 75–летняя Клара Цеткин, находившаяся в тот момент в Москве, поспешила в Берлин. По давней традиции, первое заседание открывал старейший депутат, и Клара Цеткин выступила с пламенной речью (у нее все были такими) об опасности нацизма и необходимости создания единого антифашистского фронта. Вскоре левые партии в Германии запретили, и неистовой Цеткин пришлось уехать в Москву, в последнее в своей жизни изгнание, оказавшееся коротким: в 1933 году она умерла. Вся жизнь — борьба. А у нас только утро, а мы уже устали...

Но борьбу, и не только на домашнем фронте, на самом деле никто не отменял. Вот в Британии продолжают бороться против дискриминации по половому признаку на рабочем месте. Дискриминация — в дресс–коде для женщин, который требует в офисе обуви на каблуке. На всю страну прогремело дело Николы Торп, которую отправили домой за то, что она пришла на работу в офис крупной аудиторской компании в обуви на плоской подошве. Потому как дресс–код требовал каблук от 5 до 10 см. А ведь принятый в 2010 (!) году закон о равенстве должен вроде бы запрещать дресс–код по половому признаку. Когда парламент провел расследование и опубликовал доклад с подходящим названием «Высокие каблуки и дресс–код», оказалось, что случай Николы Торп (которой, кстати, из–за отсутствия каблуков не оплатили рабочий день) не уникален. Более того, выяснилось, что в некоторых компаниях у женщин требовали перекрасить волосы в более светлый цвет, носить откровенные наряды и постоянно подправлять макияж. К мужчинам такие требования не предъявлялись: и каблуки они могли не носить, и волосы иметь любого цвета, и даже откровенных нарядов от них никто не требовал (может быть, к огорчению коллег противоположного пола). А вы говорите, не за что бороться. Скучно вам на каблуках, с декольте и боевым раскрасом в день 8 Марта и во все остальные рабочие дни тоже. Вы даже не знаете, что вот этот внешний вид — дискриминация. Правда, вряд ли вы все это носите по требованию работодателя, скорее, по велению сердца и движению души. А сердцу, как известно, не прикажешь.

С наступающим праздником, боевые подруги!

sbchina@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...