Минск
+1 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Жизнь с барьерами

Олимпийская чемпионка Татьяна Ледовская сохранила свои награды только благодаря счастливой случайности
Олимпийская чемпионка Татьяна Ледовская сохранила свои награды только благодаря счастливой случайности

Признаюсь, когда мои друзья–коллеги узнали, что следующей героиней «Олимпийских теней» я выбрал Татьяну Ледовскую, то в один голос заявили: «Тяжело тебе придется, она человек настроения!» Опасения коллег подтвердил и наш первый телефонный разговор. Олимпийская чемпионка Сеула не слишком охотно шла на контакт. «Ну зачем вам я? Выберите кого–нибудь другого», — так она отговаривалась... Но в итоге мы все же встретились... Когда приехал в условленное место, набрал номер ее мобильника:

— Я уже тут, стою в холле...

— Я тоже, где вы?

— Не вижу вас...

— А я вас...

Мы не видели друг друга, хотя

и находились буквально в двух шагах. Наконец–то мы «нашлись»... Когда увидел Татьяну Михайловну, мои волнения по поводу тяжелой беседы мгновенно развеялись. Лицо олимпийской чемпионки просто светилось добродушием

и приветливостью...

«Мы спали штабелями»...

— Когда вы начали заниматься легкой атлетикой?

— В 14 лет. Я жила тогда в Щекино Тульской области. Сначала, правда, записалась в секцию спортивной гимнастики. Мне очень нравился этот вид спорта. Но как сейчас уже понимаю, не подошла для гимнастики по формам (смеется). А заниматься легкой атлетикой меня пригласили в пионерском лагере. Тренер Анатолий Иванович Бадуев заметил меня и позвал к себе в группу. Стала тренироваться. Кстати, в детстве меня еще приглашали заниматься лыжным спортом. У нас в школе был учитель физкультуры — тренер по лыжам. Я его очень боялась. На уроках он всегда подходил ко мне и кричал. Не на меня, а просто орал. И как–то он позвал меня в лыжную секцию. Я категорически не хотела идти, но сказать ему никак не решалась. И вот однажды для храбрости взяла с собой подружку, и вдвоем мы отправились к физруку. Подошли. Говорю, что не буду ходить, не нравятся лыжи, а сама от волнения руки себе сжимаю. Мой отказ он воспринял спокойно, даже не кричал. Вышли от него, а подружка говорит: «Ты мне чуть все пальцы не переломала»...

— Как вы, кстати, учились в школе?

— Отличницей не была, но двоечницей тоже. Помню, когда стали ставить оценки по поведению, у меня несколько раз даже случались истерики. Дело в том, что у нас в школе высшую оценку по поведению ставили только отличникам, а я в их число не попадала, и мне всегда ставили «удовлетворительно». Хотя была очень спокойной, примерной, и мне так обидно было...

— Как вы попали в Беларусь?

— Бадуева пригласили работать в Минск. Он взял с собой всю группу. Это было в 1984 году. Тогда я ни о чем не думала. Позвали — и поехала. Я вообще по жизни такой человек, который плывет по течению. Какие–то самостоятельные шаги редко предпринимаю. Тренер поговорил с родителями. Они не возражали. Приехали в Минск. Сначала жили в однокомнатной квартире. Представляете, вся группа — 15 человек — проживала в одной комнате! Штабелями спать ложились. К счастью, это продолжалось недолго. Потом переехала в общежитие училища олимпийского резерва. Вскоре поступила на заочную форму обучения в белорусский институт физкультуры. Окончила его, кстати, в 1991 году, получила профессию — тренер–преподаватель.

— Не жалеете, что перебрались в Беларусь?

— Нет. Правда, потом бабушка мне сказала: «Если бы знала, что ты навсегда уезжаешь, я бы тебя в Минск не пустила»...

— У вас в детстве были кумиры?

— На известных спортсменов всегда смотрела с восхищением. Помню, только когда начинала заниматься, у нас в школе была Доска почета. На ней всегда вывешивались фотографии и регалии лучших воспитанников школы. Там было одно фото девушки и внизу подпись, что она является кандидатом в мастера спорта. В то время для меня даже КМС было космическим достижением. Возможно, она была моим первым кумиром.

Серебряная улыбка

То, что произошло на Олимпиаде в Сеуле с Ледовской в финальном забеге на 400 метров с барьерами, можно назвать настоящей трагедией. Татьяна уверенно лидировала всю дистанцию, но на финише расслабилась и завершила гонку лишь второй...

— Татьяна, вспомните события сеульской Олимпиады...

— В 1988 году, кроме меня самой и тренера, в Ледовскую никто не верил. В этом плане было удобно, на меня не давил груз ответственности. В гладкой эстафете 4х400 метров мы пробежали просто великолепно, я выступала на первом этапе. Тогда, помимо завоевания золотых медалей, мы установили еще и мировой рекорд, который, кстати, до сих пор не пал. По возвращении в олимпийскую деревню наши ребята пожаловались на Ольгу Брызгину, мол, финишировала с отрывом, а никому даже рукой не махнула, не улыбнулась... На следующий день мне предстоял финал на 400 метров с барьерами. После этих слов я твердо решила, что завтра выиграю и обязательно помашу рукой... Лидировала с огромным отрывом, а на финише, как и задумала, притормозила и начала приветствовать зрителей... Доигралась! Австралийка Дебби Флинтофф–Кинг мощно набежала на ленточку. Фотофиниш определил ее микроскопическое преимущество — 0,01 секунды, и мне досталось только «серебро». Если честно, тогда не очень переживала по поводу этого досадного случая. Думала сама, да и тренер уверял, что у меня еще все впереди... А сейчас, конечно, жалко... Ведь олимпийской чемпионкой в одиночном виде я впоследствии так и не стала...

Несбывшиеся надежды

Татьяна, ее тренер, да и все белорусские болельщики надеялись на славное продолжение карьеры Ледовской на Олимпиаде в Барселоне в 1992 году. Этим надеждам не суждено было оправдаться. Татьяне не удалось выиграть ни в Барселоне, ни в 1996 году в Атланте...

— В Барселоне я стала четвертой на «четырехсотке» с барьерами. Это одно из самых больших разочарований в моей карьере. Настоящий удар. Тогда показала одинаковое время с другой бегуньей, но судьи отдали «бронзу» ей. Психологически меня эта Олимпиада надломила. В 1994 году сделала операцию на ахилле. Организму так понравилось отдыхать... Я даже не могла себе представить, что такое возможно... Никаких нагрузок, ничего... Когда прошел срок реабилитации, мне было очень тяжело вновь приняться серьезно за тренировки. В 1996 году в Атланте в финал не попала. После 1996 года у меня вообще уже все пошло на спад... В 1999 году завершила карьеру...

— Как вам дался переход к обыденной жизни?

— Довольно легко. Предложили место старшего тренера сборной, и я начала работать. До сих пор и состою на этой должности. А так и не знаю, куда бы пошла. Все–таки страшновато было уходить из спорта. Работа, в общем–то, нравится, все равно больше ничего не умею.

«Мечтала быть врачом»...

— Татьяна, а кем вы хотели быть в детстве?

— Врачом.

— Почему?

— Не знаю... Может, воспоминания хорошие с врачами связаны. Помню, у нас была очень добрый участковый доктор, все время приходила ко мне. Когда болела, бывало, проснусь, открою глазки, вижу ее — и притворялась спящей, а она ждала...

— Если так хотели лечить людей, то почему не поступили в медицинский университет?

— Не знаю. Но второе высшее образование у меня есть. В 2001 году окончила Международный гуманитарно–экономический институт.

— Вы не считаете себя забытой?

— Ни в коем случае. Меня помнят, знают.

— Это правда, что у вас украли многие из ваших наград?

— Да. В 1991 году поехала утром на тренировку в Стайки. Возвращаюсь после обеда, а дверь входная открыта. Заглянула — бардак в квартире. Первым делом бросилась проверять олимпийские медали. А за день до этого ко мне приходила подружка и я ей показывала эти трофеи. На место их не убрала, оставила на столе. В тот вечер мы пересматривали какие–то бумаги и полностью засыпали ими стол. Под бумажным покровом оказались и награды. Так вот, грабители все остальные медали вынесли, а олимпийские под бумагой не нашли. По поводу этого инцидента не очень переживала, гораздо сильнее в память врезалось другое... Как–то пришла в милицию на переоценку украденных трофеев, говорю работающей там женщине: «Мне адвокат сказал, что можно переоценить имущество». Она оборвала на полуслове и ответила: «Значит, еще не все вынесли, если адвоката смогли нанять!» Я дар речи потеряла...

«Главное для меня работа и сын...»

— Татьяна, что сейчас для вас наиболее важное в жизни?

— Главное — это мой ребенок. В 2001 году родила сына. Зовут Никита. Сначала мне говорили, что будет девочка. Мы с мужем придумали ей имя, а получился мальчик, пришлось перепридумывать... Хорошо хоть заранее ничего не покупали для девочки.

— Интересно, а кто вас назвал Татьяной?

— У бабушки был кумир во время войны — Зоя Космодемьянская, а ее псевдоним — Татьяна. Вот и получилось: у меня двоюродная сестра Зоя, а я Таня.

— О спорте забыли окончательно?

— Да. Теперь даже тяжело подбежать на остановку к транспорту. Понимаю, что надо поддерживать форму, но лень...

— Татьяна, вы счастливы?

— Да! Я счастлива!
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...