Минск
+18 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26
Источник: Знамя юности
Знамя юности

История 27-летней Виктории из Борисова, которая мечтает стать на ноги после трех инсультов

Жизнь после трех инсультов

Вика умирала несколько раз. Ее маме говорили: вашего ребенка нет. Возвращение к жизни после трех инсультов и комы называют не иначе как чудом. За него в семье Комаровых из Борисова каждый день в мыслях благодарят врачей, которые спасли Викторию. Поставить ее на ноги – теперь единственная мечта.

Зоя Александровна верит: дочка будет ходить

Дверь в квартиру открывает мама. Аккуратная укладка, радушная улыбка, а в глазах – усталость. «Когда унываю, иду в лес рядом с домом. Чуть побегаю, сделаю зарядку – и становится легче, крылья отрастают», – уже позже делится антистрессовым рецептом Зоя Александровна, вырастившая троих детей. Она ведет нас в комнату, чтобы познакомить с младшей дочерью, через две недели ей исполнится 28.

Виктория тихо здоровается, сидя на диване. На коленях суетится йоркширский терьер Николас, недоверчиво лает: переживает, что вслед за незнакомцами хозяйка исчезнет. Так случалось уже не раз. Последние два месяца Вика тоже провела в больнице, вернулась только неделю назад, а потому верный друг не отходит ни на шаг. Разрешает себя тискать и лишь изредка, под взглядом сурового кота Мартина, юркает под диван. Тогда Виктория шутит:

– Николас ушел в монастырь. Не выдержал конкуренцию.

От души посмеяться Вика не может. Как не может и заплакать – хотела бы, но в глазах нет слез. Когда невмоготу, кричит, чтобы облегчить боль, физическую и душевную. Большую часть времени приходится проводить непо­движно, и это самое тяжелое, признается она:

– По темпераменту я холерик, никогда не сидела на месте. Энергии много и теперь. Трачу ее на тренировки и спорт, больше некуда.

***

Заслышав грустные нотки в голосе, йоркшир возвращается. Собаку Виктория завела, когда была на пятом курсе педуниверситета. Учебу на заочке совмещала с работой, водила машину, собиралась защитить диплом и стать логопедом для детей с особенностями развития. Но на шестой курс студентка попала с огромным опозданием. За десять дней до начала учебного года у нее случился первый инсульт. Мама пе­ресказывает события, разделившие жизнь на «до» и «после»:

– Я работала слесарем на заводе, вернулась после смены – Вика дома. Она сказала, что собирается в душ, но вдруг вскочила с дивана, схватилась за затылок и закричала от резкой боли. Я дочку в машину и к врачу, а там услышала: давление, скоро пройдет. Голова продолжала болеть, и на следующий день Вика пожаловалась, что не чувствует губ. Из местной больницы доктор отправил домой – у пациентки обострился остеохондроз, госпитализация не нужна. Но с каждым днем становилось хуже. На очередном приеме в поликлинике, когда Вика от боли даже сидеть не могла, я попросила направление в областную больницу, на что врач сказала: хорошо, сдавайте анализы, проходите гинеколога. 22-летней девочке нужно скорую вызывать, а ее вместо этого отправили на осмотр. После него прямо возле кабинета у дочки началась рвота. В Минск Вику на своей машине повез сын, по дороге ее парализовало…

***

В клинике Викторию обследовал известный нейрохирург Юрий Шанько. Его Зоя Александровна зовет спа­сателем:

– Врач от Бога, каждый день за него молюсь. Недавно поздравляла Юрия Георгиевича с 60-летием и шутила, что никогда не думала, что смогу обнять профессора. А пять лет назад видела его впервые. Он позвал в кабинет и сообщил: у Вики инсульт и опухоль в головном мозге.

Зоя Александровна начала припоминать. Бывало, в детстве у дочки шла кровь из носа, подскакивало давление до 130. Оказывается, причина скрывалась в патологии:

– Недуг, о котором мы не подозревали, отлично чувствовал наш кот – часто ложился возле Викиного затылка. Да и потом, когда она возвращалась после операций домой, Мартин шапкой устраивался на ее голове, грел всю ночь.

Каждое движение дается Вике с большим трудом, но она не сдается
Виктория перенесла три инсульта, 16 операций, семь из них – на вскрытом черепе. Самый страшный день она не помнит, но Зое Александровне его не забыть:

– Захожу в комнату, а Вика лежит на диване с широко открытыми глазами и не отвечает. Когда звонила в скорую, я голосила так, что машина приехала за семь минут. А позже сама будто отключилась вместе с дочкой – не узнавала людей, все выполняла на автомате. После МРТ в реанимации мне сказали: мама, ребенка нет, один процент жизни. Папа Вики, который стоял в тот момент рядом, видел мою реакцию: «Встала, вытянулась и прошептала доктору в лицо – в ваших руках она будет жить».

Девять часов Юрий Шанько делал операцию, все это время Зоя Александровна стояла в церкви:

– Звала: доча, вернись, иди сюда... Из операционной профессор вышел в первом часу ночи. Мы встретились в коридоре: он, уставший и молчаливый после сложнейшей операции, и я – потерявшая с горя рассудок. Только и подумала: ну все, умерла Вика. И помчалась наверх. А там всю ночь над дочкой стоял доктор Селим Акмырадов – зашивал, досматривал.

Две недели пациентка провела в коме. Мама была рядом, и Вика это чувствовала:

– Казалось, будто голая брожу в темном лесу, холодно, я зову людей. А потом видела свет и понимала – мама стоит.

Никто не верил, что девушка выкарабкается. Однажды Зоя Александровна приехала в больницу, а доктор обнадеживает: глаза приоткрылись, идите и позовите дочку. В тот момент мать почувствовала страх:

– Боялась, что Вика не отзовется, меня же предупреждали – овощ. Но она отреагировала: на мою просьбу дотронулась до ладони. Разум сохранился, врачи подтвердили – это чудо!

***

Всему пришлось учиться заново: есть, пить, сидеть, держать телефон, красить ресницы. Теперь Вика делает макияж каждое утро и уверенно расправляется с тортом, запивая его чаем. После операции она весила меньше 40 килограммов, потеряла зрение. Когда оно частично восстановилось, студентка снова подружилась с компьютером, сдала экзамены и получила диплом. Верит, что когда-нибудь он ей пригодится:

– Работать – самое сильное желание. Только надо научиться ходить. Пока делаю это с помощью мамы.


Ежедневно – изнурительные тренировки. Комната Вики напоминает спортзал: велосипед, шведская стенка, кольца, фитбол, тренажер. Не поместился только эллипсоид – устройство, на котором Вика учится шагать, стоит в гостиной. Чтобы не упала, мама прибинтовывает дочкину левую руку эластичной лентой к держателю, правой она и сама умеет держаться. Трижды в неделю Зоя Александровна возит дочь на занятия в тренажерный зал:

– Инструктор не дает Вике спуска, верит, что она будет ходить. Посоветовал купить домой беговую дорожку, чтобы тренировать мышцы, но пока возможности нет. Хоть очень помогают брат, сестра, отец, а знакомые и незнакомые люди перечисляют деньги на благотворительный счет, денег на все не хватает. Но не финансы главное, а чтобы мне хватило сил и здоровья научить дочку ходить. Другого варианта и нет.

zubkova@sb.by

P.S. Если вы имеете желание и возможность помочь Виктории, пожалуйста, свяжитесь с ее мамой по телефону +375 29 302 64 22 (Комарова Зоя Александровна) 

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ
5
Загрузка...