Жизнь без компромиссов

Президент Беларуси Александр Лукашенко поздравил Николая Дементея с 80-летием.

Николай Дементей — известный политический и общественный деятель. Работал на различных партийных должностях в Витебской области, секретарем ЦК КПБ, был заместителем председателя Верховного Совета СССР, членом Совета Республики Национального Собрания Республики Беларусь. В начале 1990-х возглавлял Верховный Совет БССР 12-го созыва. Именно под его председательством Верховный Совет принял Декларацию о государственном суверенитете Белорусской ССР.

Последние годы Дементей бывает в Минске лишь наездами. Круглый год он живет на даче. Совсем один. Жена умерла, сын с невесткой в городе. Чтобы поговорить с ним по телефону, нужно изучить программу телепередач. Ведь в доме он бывает лишь во время новостей.

— Я пчелами занят все время, не могу сейчас на интервью согласиться, — говорит Николай Иванович. И подробно рассказывал про свои 10 пчелиных семей, о том, что спокойно может перенести до 50 укусов и что пчелы — это целая философия, а не просто какие-то насекомые.

— Не могу простить Кебича и Шушкевича. Отношения у нас прохладные. По-человечески я нормально к ним отношусь. Но то, что они сделали в Беловежской пуще, до сих простить не могу. Я так скажу: Беловежских соглашений никогда не было бы, если бы Дементей был у власти. Этот же документ хотели подписать на 10 месяцев раньше, в феврале 1991-го во Внуково.

Я был в Москве на очередном заседании членов Совета федераций Союза ССР, обсуждали хорошие такие вопросы, например, как увеличить количество товаров народного потребления. После заседания Ельцин приглашает первых лиц республик в Белый дом, мы туда поехали, а он все шутил, что вокруг подслушивающие устройства, поэтому провел нам экскурсию и сказал: «Поехали ко мне во Внуково, там точно прослушек нет. Мы все сели в одну машину. А водитель не понял и повез нас на дачу к Ельцину. Машина остановилась. Я с краю сидел, потому первый и вышел. А там Наина Иосифовна стоит, встречать вышла. Аккуратненькая такая, в дубленке. Я поздоровался с ней. А Борис Николаевич грозно уже на водителя кричал: «Не понял что ли, куда едешь!» Я назад сел и поехали все Внуково. Зашли в маленькую такую комнатку, раздали нам бумагу. Текст такой же примерно, как в Вискулях (в декабре 1991-го там подписали соглашение о прекращении деятельности Советского Союза и создании СНГ). И под этим текстом я первый должен был расписаться, потому что Беларусь первая по алфавиту была. Я не дал всем даже сесть. Говорю: давайте обменяемся мнениями. Если есть претензии к договору 22-го года о создании Советского Союза, то нужно уточнять договор. Ни тот народ, который я представляю, ни мои близкие меня не поймут, если я подпишу такое!» И тут Иван Степанович Силаев (председатель Совета Министров РСФР) сказал: «Дементей говорит правду!» Потом и Назарбаев (президент Кахахстана) меня поддержал. В конце концов, Ельцин сказал: «Раз вы все Дементея поддерживаете, то давайте работать над новым договором!» Все пошли в другою комнату. А там столы шикарные накрыты. Но мне никакого обеда не хотелось уже.

ЦИТАТЫ ИЗ КНИГИ «Уроки жизни» (вышла в 2005 году в издательстве «БЕЛТА»)

О первых днях после путча в августе 1991-го:
«Перед началом пленарного заседания ко мне в кабинет зашла группа депутатов от оппозиции во главе с З.Позняком и С.Наумчиком. Двое последних предупредили меня, чтобы я не выступал за сохранение Союза ССР, иначе может случиться непредвиденное. Я отшутился:

— Повесите на веревке без мыла?

Они смутились и, пробормотав что-то невнятное, ушли…»

О визите Михаила Горбачева, президента СССР, в Беларусь в феврале 1991-го:
«…по дороге в загрязненные радионуклидами регионы …Горбачев почти все время разговаривал по телефону. Так как мобильная связь в то время была в новинку, я, сидя рядом с М.Горбачевым, помню, удивлялся впервые увиденному телефонному аппарату, из которого можно звонить с любую точку планеты, сидя в салоне автомобиля».

О чернобыльской аварии в апреле 1986-го:
«Скажу честно: большинство из нас в то время не представляли себе в полной мере всей опасности вышедшего из-под контроля мирного атома. Не было практического опыта и соответствующих приборов, способных определять уровень радиоактивного загрязнения местности. Помню, я даже искупался в Припяти».

О поездке по районам Беларуси в апреле 1980-го с Петром Машеровым, первым секретарем ЦК КПБ:
«...Петр Миронович, Иван Евстеевич Поляков и я вылетели на вертолете в Лиозненский район… в совхоз «Высочаны», на местную птицефабрику.

От ненастья, увиденного, нелегких разговоров с местным руководством на душе скребли кошки… Петр Миронович нажал кнопку звонка у столика, и из запасного отсека вышла бортпроводница.

— Подайте коньяка замерзшим, - попросил Петр Миронович.

Проводница налила нам троим в фирменные рюмки с крылышками по 70 граммов напитка. Мы выпили и опять замолчали.

— В груди тепло, а на спине уже иней выступил, - через некоторое время вновь нарушил тишину Поляков.

Все непроизвольно рассмеялись. Петр Миронович попросил повторить. Когда выпили по второй, завязался разговор о нелегком труде крестьян, плохой погоде. Так житейская мудрость старшего позволила разрядить ситуацию, снять психологическое напряжение от увиденного на полях».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?