Живи и стройся, Надежда!

– Вот, свернем с трассы, минем эту красивую рощицу — и в Надежде окажемся, — Виктор Сорокин, председатель Каменского сельского Совета Чаусского района, в своей «вотчине» не теряется. Забросить корреспондента «БН» на «территорию надежды»? Пожалуйста! — Уходящая ли деревня? Да, сейчас это, по сути, больше дачное селение. Местных жителей не более чем в полдесятке дворов можно сыскать. Остальные дачники

Маленькое село, почти дачное, но есть в нем и водопровод, и уличное освещение, да и агрогородок рядом...

– Вот, свернем с трассы, минем эту красивую рощицу — и в Надежде окажемся, — Виктор Сорокин, председатель Каменского сельского Совета Чаусского района, в своей «вотчине» не теряется. Забросить корреспондента «БН» на «территорию надежды»? Пожалуйста! — Уходящая ли деревня? Да, сейчас это, по сути, больше дачное селение. Местных жителей не более чем в полдесятке дворов можно сыскать. Остальные дачники

Попасть в Надежду просто. Агрогородок Каменка всего-то в паре километров. Рукой подать от одного села до другого.

— Надежду медвежьим углом не стал бы называть. Есть там и водопровод, и уличное освещение, — замечает по дороге Сорокин. — В таких небольших деревнях главное — минимальный набор соцстандартов «удерживать». Сносные дороги, автолавка по расписанию…

Возвращение к истокам

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ сельского Совета на вопрос, откуда пошло название нынешней деревеньки, говорит: «Есть одна версия». Но с вариациями, о которых речь впереди. Пока же возьмем за основу 1920-й, когда на месте бывших панских угодий появилось новое селение. Правда, колхоз с названием «Надежда» впервые «отметился» в здешних местах только через двенадцать лет.

— Смотрите, человек вернулся на «бацькаўшчыну», обустраивает родовое гнездо, считай, заново, — Виктор Сорокин знакомит меня с Михаилом Сопелевым. Тот, пожив изрядное время в райцентре, теперь снова деревенский. Впрочем, грань тут почти незаметна: по расстоянию Надежда от Чаусов недалеко. Но все же есть разница.

— Михаил побывал на заработках, поднакопил деньжат и решил в эту усадьбу вложить сбережения, — продолжает председатель сельского Совета.

— Пока я, родом местный, отлучался, жил в райцентре, многое изменилось, — поясняет «возвращенец». — Почему решил вернуться к истокам? Корни крестьянские позвали — с одной стороны. С другой — места здесь красивые. Леса богатые на грибы, ягоды. Но, главное, здоровья мне городская жизнь не прибавила. Поправить? В Чаусах, отчего-то думается, не получится. А вот в родной деревне — есть надежда!

У Михаила самая мирная и созидательная профессия — строитель. Руки золотые! Свое надеждинское жилище так любовно, со вкусом отделывает — кажется, будто дерево поет! Это вам не стандартный ширпотреб с пластиковыми окнами. К обустройству своей усадьбы Сопелев подходит серьезно. Сразу видно: хочет, чтобы домик “заиграл”.

— Как живет Надежда? С надеждой, — охотно играет словами Михаил. — Иначе бы, наверное, давно уж не было ее на земле. Мне родители немного рассказывали, почему так деревню назвали. Просто близлежащее село Бардиничи, большое и густонаселенное, взяли да и в принудительном порядке “разукомплектовали”. Отселили немало народу — на этом месте сейчас и стоит Надежда…

— Вон, в конце улицы человек с нуля строиться задумал, — рассуждает Сопелев. — В основном люди возвращаются, как я, к своим корням. Но больше тех, кого на “бацькаўшчыну” и калачом не заманишь. Чем привлекает Надежда? Своими перспективами. Небольшое дачное селение — вот наиболее реальный вариант будущего для Надежды. А чтобы люди тут селились с прицелом на деревенское житье-бытье в полном смысле слова... Нужно наличие источника хорошего заработка! В сельхозпроизводстве получать приличные деньги, речь веду о близлежащих хозяйствах, нереально. Имею в виду средства, которые позволяют мне, к примеру, обустраиваться в родном доме с толком, по-хозяйски. Пришлось деньги на это «добывать» далековато от родных мест…

Михаилу можно возразить: Надежда ведь никогда и не была большим селом. Однако почему мало кто берет кусок земли, решается жить за счет, как теперь актуально говорить, агробизнеса?

— У меня на подворье, сами видите, сплошное птичье царство: гуси, куры, — показывает Михаил. — Знаете, были времена, когда все это доступнее было. Но тогда, еще в советские годы, мало кто задумывался, как удержать человека на селе. Казалось, видно: ничего страшного, не оскудеет деревня, если у нее маленько человеческого ресурса позаимствовать…

Универсальная опора

НА ЧТО теперь рассчитывают, надеются в деревне с оптимистичным названием?

— Что сельскому человеку важно? — рассуждает Михаил Сопелев. —Имеешь возможность работать и неплохо получать за свой труд, семью обеспечивать, и доволен! Не думаю, что все поголовно на селе должны становиться бизнесменами. В принципе, простому человеку не шибко важно, на кого трудиться. В колхозе ли, в фермерском хозяйстве, на частной стройке или на крупном государственном объекте. Вся надежда — на хороший доход…

Соседка Михаила, Надежда Михайловна Герасимова, проясняет окончательно, откуда взялось яркое название...

— То, давнее, переселение было непростым — деревня с таким названием не сразу появилась, — вспоминает свое детство бабушка Надежда из Надежды. — Знаете, ведь был не один поселок — из Бардиничей много народу буквально заставили обживаться по-новому. Я, например, родилась в поселке... Колено. Некоторых людей так гоняли с места на место, что только с третьего раза (!) вот эти, теперешние надеждинские, дома крепко «осели». От того и деревню так прозвали — сильно надеялись, видно, что дальше и больше не погонят, не заставят снова переселяться…

Надежда Михайловна тоже отлучалась из родного села — на Витебщине пришлось немало годков оттрубить бригадиром в мелиорации. Хотя и в местном хозяйстве — на ферме, в бригаде — довелось поработать. Невысокого росточка, но живая, энергичная. Ведь наверняка бригадой мужиков-мелиораторов непросто было руководить?

— Ну, всякое бывало, другими людьми “кіраваць” без уменья не выйдет, — говорит Надежда Михайловна.

— А теперь одна живете. Не скучно? — интересуюсь.

— Так дети рядом, в Чаусах, да и хозяйство большое — некогда лениться, вот разве что здоровье неважное, только из больницы, — рассказала-посетовала бабушка Надя.

Ей хорошо — на подхвате родня, есть кому и лошадке сена накосить, местная власть всегда подсобит... Вместо старой хатки, которая ровесница деревни, намерена ставить другой дом. Уже подготовлено место рядом с бабушкиным жилищем — скоро на “свежий” фундамент посадят перевезенный из Бардиничей вполне еще добротный дом. “Будет внуку хорошее наследство!” — деловито прикидывает бабушка Надя. История Надежды продолжится.

Инна ГАРМЕЛЬ, “БН”

Чаусский район

Фото автора

Тем временем…

Клевое место для фермера

ЖИВОПИСНАЯ березовая роща и рядом озерцо… На подъезде к Надежде красот природных хватает. Неужто никому в голову не пришло задействовать столь выигрышную «натуру» в деревенском бизнесе? Зазвать сюда туристов?

Виктор Сорокин рассказал: окрестностями Надежды заинтересовался фермер Виктор Луковский. Его хозяйство базируется в райцентре, а вот агротуристический «филиал», судя по всему, будет в Надежде.

— Да, информация у вас верная, — пояснила Раиса Луковская, супруга и правая рука главы фермерского хозяйства. — Мы уже находимся на стадии документальной, если так можно выразиться. Собираемся сначала взять озеро в аренду, но не исключаем последующего выкупа.

Как ставить агроэкотуристическое дело? Виктор Иванович недавно изучал опыт в Славгородском районе. Уверен: дела должны пойти неплохо! Места у Надежды действительно живописные, а главный козырь — на озере всегда прекрасный клев. «Рыбалка замечательная, сами проверяли, и не раз», — говорит Раиса Васильевна. Поэтому-то и выбрали Луковские именно Надежду. Будут ли рыбацкие домики недалеко от озера? Или что-то еще придумает фермер? Пока будущий хозяин клёвого местечка далеко не загадывает — нужно ведь для начала арендовать озеро…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости