Санкции стимулируют повышение наукоемкости Беларуси и России в несколько раз

Жить своим умом

Да, нам придется изобретать велосипед. И к этому надо быть готовыми. Собственно говоря, рынок инноваций никогда не был открытым и честным. Американский комитет по экспорту технологий с 1950 года не дремал и в той или иной степени отрезал другие страны от современных открытий. Самое передовое оставляли себе, менее ценными ноу-хау могли поделиться. За приличные деньги, естественно. Но прошли времена, когда технологию второго эшелона можно было купить (были бы инвестиции), установить у себя и успешно выпускать и продавать продукцию. Не стоит питать иллюзий: ЕС и США всеми силами стараются отрезать Беларусь и Россию от международного рынка инноваций. Даже в том ограниченном виде, в котором он существовал раньше. «Рассчитывать в полной мере мы можем только на себя и дружественные страны, такие как Россия», — заявил вчера Президент на совещании по развитию микроэлектроники. О том, как развиваться стране в условиях «новых реалий», «Р» поговорила с начальником управления экономики инновационной деятельности Минэкономики Дмитрием Крупским.

Хорошо забытое старое

— Если говорить об инновациях, то «новая реальность» для нас — хорошо забытое старое. Фактически мы возвращаемся к функционированию инновационной модели времен СССР, когда национальная экономика развивалась исключительно на собственной технологической базе. Естественно, полностью обеспечить свой индустриальный сектор научным сопровождением Беларусь не может объективно. Хотя бы потому, что многие наши предприятия некогда строились под союзные потребности и подчинялись союзным же министерствам. Соответственно, научно-исследовательская база также обеспечивалась большой и дружной страной, которой уже нет.

Поэтому придется активно кооперироваться с нашими партнерами из дружественных государств. Прежде всего в рамках Союзного государства Беларуси и России, а также Евразийского экономического союза. Интегрироваться в первую очередь по направлениям, в которых мы обладаем компетенциями и исследовательской материально-технической базой. Если соответствующих знаний недостаточно или исследовательское оборудование отсутствует, то будем пытаться заместить пробелы достижениями Китайской Народной Республики.

Будем реалистами: на первоначальном этапе наше технологическое отставание от развитых стран, скорее всего, усилится. Сегодня тактическая задача для Беларуси и России — импортозамещение. Фактически нам приходится воспроизводить технологии вчерашнего, а то и позавчерашнего дня. В какой-то степени это кажется нецелесообразным: вырваться вперед можно только за счет внедрения принципиально новых разработок. Но жизнь заставляет заниматься импортозамещением, чтобы поддержать в рабочем состоянии промышленный сектор и надежно обеспечить внутренний рынок базовыми товарами и услугами: продовольствием, одеждой, строительными материалами, транспортными средствами и программным обеспечением.

Самая критическая позиция — элементная база микроэлектроники. Если принципиально не сможем решить эту проблему, то через 5—7 лет и Беларусь, и Россия реально столкнутся с угрозой утраты целых наукоемких отраслей промышленного комплекса. Гаджеты, смартфоны, офисную технику нам поставят. Не напрямую, так по каналам параллельного или даже серого импорта. Но есть проблема с поставкой серверов, сложных электронных систем, на которых завязаны все стратегические отрасли — энергетический и нефтехимический комплексы, транспортная инфраструктура (железная дорога, авиация), не говоря уже про системы национальной безопасности и военно-промышленный комплекс. Кроме того, современное научное и промышленное измерительное оборудование также основано на микроэлектронике. Рано или поздно процессоры и датчики износятся. Так что здесь единственный путь — научно-производственная кооперация в рамках программ Союзного государства и масштабное инвестирование под эту тематику.

Кроме того, каналы поставок высокотехнологичного оборудования и инноваций сегодня если и не закупорены полностью, то в значительной степени сужены. Трансферт технологий возможен через дружественные нам третьи страны. Но это окно возможностей очень узкое и ограниченное. Вероятно, Турция или Китай развернут у нас телекоммуникационные системы, чтобы в этой сфере войти на наш рынок и зарабатывать. Но полноценное технологическое обеспечение импортировать будет невозможно.

Стимул к инновационности

Скажем прямо: сложившая ситуация, кроме минусов, обладает огромными плюсами. О необходимости собственного производства элементной базы думали еще с начала 2000-х. И в Беларуси, и в России. Просчитывались различные инвестиционные проекты. Но они оказывались достаточно дорогими, требовали инвестиций в миллиарды долларов. Причем однозначного и безоговорочного экспортного потенциала не просматривалось. Впрочем, микроэлектроника (как любая стратегическая отрасль) во всем мире не является самоокупаемой и через те или иные инструменты щедро финансируется государством. Так происходит в ЕС, США, Китае. Производство полупроводников — не коммерческая по сути отрасль, а один из важнейших факторов обеспечения национальной конкурентоспособности как в военном, так и в экономическом разрезе. Тем не менее при открытых рынках инноваций целесообразность вкладывать огромные средства в микроэлектронную промышленность не казалась бесспорной. Как и другие исследования. Увы, наукоемкость ВВП Беларуси находится на минимальном уровне — 0,5 процента.

Сегодня и Беларусь, и Россия обречены наращивать бюджетные инвестиции в исследования и разработки. Для того чтобы обеспечить инновационное развитие экономики преимущественно на собственной технологической базе, нам потребуется наукоемкость ВВП на уровне 3—4 процентов, что вполне сопоставимо со значениями этого показателя в советский период нашей истории. Например, в БССР в 1990 году количество работников, занимающихся только научно-технической деятельностью, то есть созданием технологий и опытных образцов новой техники, превышало 100 тысяч. Сейчас около 26 тысяч, причем в это число входят как разработчики научно-технической продукции, так и исследователи. Конечно, в адрес советских НИИ звучало и звучит много критики. Мол, немало их сотрудников «перекладывали бумажки». Тем не менее за счет накачки научно-инновационной сферы ресурсами в советские времена созданы значительные научно-технические заделы, некоторыми из них мы пользуемся до сих пор.

Несомненно, бюджетный ресурс всегда ограничен, тем более в нынешней непростой ситуации. Но если не произойдет научно-технологического прорыва, то в ближайшие годы наш реальный сектор начнет деградировать. Естественно, этого нельзя допустить. Поэтому наука и в Беларуси, и в России станет одним из приоритетных направлений.

 
   

Программный подход

Однозначно необходимо развивать программы Союзного государства, расширять их масштаб и тематику. Надо отметить, что они реализуются очень добросовестно и эффективно. Другой вопрос, что их количество относительно невелико, а круг задач ограничен. Как и число участников с белорусской и российской стороны, так как выполнение программ тщательно контролируется, а администрирование довольно сложное. Необходимо его упрощать и увеличивать количество союзных программ. Причем не только в части создания научно-технической продукции — новых образцов техники и технологий, но и на их базе современных совместных инновационных производств, которые бы работали в интересах двух стран. Если активизировать усилия в этом направлении, то Союз Беларуси и России может стать как минимум региональным центром научно-технологических компетенций. В наших инновациях заинтересованы другие страны постсоветского пространства. Прежде всего те, которые объективно нуждаются в индустриализации, — Казахст