Жили-были коровы в солдатских палатках. Зимой…

МЕЖДУ этими проектами есть принципиальная разница. И МТФ «Новоселки» в СПК «Путь новый», и МТФ «Русиновичи» в СПК «Ляховичский» производят молоко только сорта «экстра», хотя для «Новоселок» это, по сути, подвиг, потому как у здешних коров не жизнь, а сплошной экстрим: минувшей зимой в новых ультрасовременных помещениях для содержания молочного стада было минус 17—18 градусов! В Ляховичском райисполкоме их называют солдатскими палатками...

Только ли проектанты виноваты в том, что ляховичскому СПК «Путь новый» навязали непригодный зарубежный аналог молочнотоварной фермы?

МЕЖДУ этими проектами есть принципиальная разница. И МТФ «Новоселки» в СПК «Путь новый», и МТФ «Русиновичи» в СПК «Ляховичский» производят молоко только сорта «экстра», хотя для «Новоселок» это, по сути, подвиг, потому как у здешних коров не жизнь, а сплошной экстрим: минувшей зимой в новых ультрасовременных помещениях для содержания молочного стада было минус 17—18 градусов! В Ляховичском райисполкоме их называют солдатскими палатками...

МТФ «Новоселки» возвели по модным сегодня зарубежным передовым технологиям — канадским. Строительство «быстровозводимых зданий» было сложным, длилось около двух лет — по 2010-й. При этом его не завершили, а просто прекратили — из-за нехватки финансирования, хотя начинали «за здравие». В результате молочнотоварная ферма сегодня представляет собой два шатровых здания огромной высоты из сборных металлоконструкций с тентовым покрытием. Проще говоря, их стенки — это материал, очень напоминающий полипропилен, из которого делают мешки для сахара. Кроме того, что его легко повредить (и нарочно, и нечаянно), а ремонт этого тента в «Новоселках» уже имел место, так называемые стены из данного материала оказались бессильными перед нашими морозами. Хотя мнения на этот счет расходятся. Одни утверждают, что минус 17—18 для коровы — то, что надо! Другие категорически против: ни в коем случае! Третьи сетуют, что коровам холодно, и ломают головы, что же делать: будет опять зима…

Слово хозяевам

— Проект фермы выбирал мой предшественник, — констатирует Александр Вощук. — Признаться честно, я бы на такое не пошел. Минувшую зиму едва пережили: когда на улице было 28 мороза, в шатрах — минус 17—18. Для повышения температуры ставили в каждый по 50 голов недойного стада к тем 400-м, которые там стоят в соответствии с проектом. Не помогло. Приходилось животных перегонять в старые коровники, система навозоудаления (дельта-скрепер) не работала — навоз выносили на носилках. Конечно, сейчас уже поздно шашкой махать. Здесь надо было делать другое навозоудаление — на глубокой подстилке. Она бы давала тепло. А тут коровы постоянно на бетоне. В результате зимой надои снизились чуть не вдвое — еле вернули объемы к 80 процентам.

Александр Вощук руководит СПК «Путь новый» чуть больше года. Его функция здесь с первого дня — работа над чужими ошибками. Надо сказать, пока он с этим справляется. В райисполкоме говорят, что дело в молодости и инициативности.

— «Путь новый» — одно из крепких хозяйств в районе, — говорит начальник райсельхозпрода Николай Ворожун. — Но его тоже надо поддержать: сказываются кредиты за «Новоселки», да и состояние самой фермы. Конечно, наши предшественники — мой и руководитель СПК — что-то не продумали, когда определялись с проектом. Ездили даже в Белгородскую область изучать опыт — там есть такой же комплекс. Но не учли, что зимы у нас разные с этим регионом. Бесспорно, с весны и почти до конца осени такие помещения — идеальный вариант. Ведь в тридцатиградусную жару в них максимум плюс 15. Но зимой… И пока, признаться, не определились мы, как решать проблему. Может, придется устанавливать мощные калориферы, делать толще подстил, хотя как его совместить с дельта-скрепером? В общем, думаю, идея скоро родится. К этому располагает неравнодушие прежде всего руководителя СПК. Ну а мы поддержим.

Конечно, проблему решать надо, но ведь это потребует дополнительных затрат. Хотя компания-проектировщик, пропагандирующая те самые ультрасовременные канадские технологии, рекламирует строительство таких ферм как более экономичное, нежели традиционных зданий из железобетона.

Лучшее — враг хорошего?

О том, что проект МТФ «Новоселки» — детище их компании, начальнику проектно-конструкторского отдела минского ГИП УП «Союзинвестстрой» Александру Миронову в телефонном интервью пришлось напоминать: затерялась ферма в череде объектов. Правда, затем он отметил, что в тот период, когда «было дело», еще не работал на предприятии. Тем не менее интересы теперь уже родной компании главный проектант отстаивает достойно.

— Как раз минус 15 градусов и есть оптимальная температура для содержания молочных коров. Кто вам сказал, что 8 тепла? — удивленно интересовался по телефону у корреспондента «БН» Александр Миронов. — Откуда кто знает, что коровам холодно и некомфортно? Конечно, если в «Новоселках» высокая влажность и все закрыто, то и при минус трех будет холодно. Нужно в комплексе рассматривать проблему.

А у нас и сейчас исходят из того, чтобы доярке было комфортно, а не корове. Конечно, в 15 градусов мороза работница фермы замерзнет! А для коровы это — комфортная температура... Если замерзает вода в поилках, то надо разбираться, почему применяются такие поилки. И вообще, почему на Западе при такой температуре ничего не замерзает? А для летних условий такие помещения и вовсе идеальны!..

Для сравнения

Проектная стоимость МТФ «Новоселки» — 28 миллиардов рублей, 17 миллиардов из которых освоены.

«Русиновичи» обошлись «Ляховичскому» в 7 миллиардов — и по проекту, и в реальности.

«Новоселки» — это два шатра. «Русиновичи» — полноценная МТФ, в том числе четыре железобетонных здания.

Проектная мощность МТФ «Новоселки» — 800 голов дойного стада; МТФ «Русиновичи» — 600 голов.

Валовой надой молока МТФ «Новоселки» за январь—март 2011-го — 1150 тонн, МТФ «Русиновичи» за тот же период — 691 тонна.

 По словам директоров обоих СПК, фермы в состоянии «платить» свои кредиты, то есть выручки за молоко для этого достаточно.

Молоко сорта «экстра» обе фермы поставляют на Ляховичский молочный завод.

Александр Миронов рассказал и о многих других достоинствах МТФ, подобных «Новоселкам». В частности, про возможность получения электроэнергии из навоза, о мобильности конструкций шатровых зданий: не понравилось местоположение коровника — разобрал, перенес в другое, собрал… Как будто заняться больше нечем… Рассуждал о том, что железобетон через пару лет утилизировать будет невозможно, а металл всегда можно переплавить. Рассказал об изучении опыта Европы и Америки…

Но проблему насущную, что в «Новоселках», это не решает, к сожалению. И доводы вышеизложенные нельзя назвать объективными, потому как их опровергает наука, которой мы больше склонны доверять.

Коротко и ясно

— Минус 15—18 — ни в коем случае не оптимальная температура для содержания дойных коров, — утверждает Андрей Музыка, заведующий лабораторией разработки интенсивных технологий производства молока и говядины Научно-практического центра Национальной академии наук Беларуси по животноводству. — Корова чувствует себя комфортно при температуре от минус 5 до плюс 15 градусов при нормальной относительной влажности. Конечно, мы микроклимат не нормируем при проектировании, но не такие температуры должны быть. Наш центр проводил исследования на такой же МТФ в другом регионе. В переходный период (весна—осень) условия идеальные. Летом даже лучше, чем в традиционном помещении. Зимой картина прямо противоположная. В первую очередь необходимо учитывать высокую влажность белорусского климата. Минус 15 оптимально для Краснодарского края. Кстати, эти помещения называют канадскими и при этом говорят, что в Канаде есть зона вечной мерзлоты, где постоянно холодно. Но умалчивают о том, что в Канаде такие фермы расположены на широте Краснодарского края.

Тентовое покрытие у нас можно использовать для выращивания ремонтного молодняка или для беспривязного содержания коров, но не на бетоне с дельта-скрепером, а на соломенной толстой подстилке. А в идеале такие помещения, но меньшей высоты, наука рекомендует для содержания свиней на откорм. Был такой эксперимент в Беларуси, и при минус 20 зимой в здании была плюсовая температура — именно за счет соломы…

Так, как надо!

МТФ «Русиновичи» СПК «Ляховичский» — прямо противоположное явление. Здесь все идет как по маслу (не сглазить бы). Ферму начали строить как раз перед принятием 332-го Указа Президента Беларуси за кредитные средства, которые хозяйство возвращает и сегодня — вовремя и в должном объеме. Здесь зимой в помещениях плюсовая температура. За редким исключением, в сильные морозы, бывает до минус четырех. Именно такой режим директор СПК с 34-летним стажем Александр Витко считает оптимальным для содержания дойного стада. Летом в коровниках не выше 15. При этом построены они из того самого традиционного железобетона.

— Ферма производит молоко только сорта «экстра», — говорит Александр Витко. — Всего у нас четыре здания, решили не экспериментировать, а использовать общепринятые стандарты в строительстве. А вот оборудование внутри — самое современное и высокотехнологичное. Специалистов работает мало — всего 16 человек на 500 голов стада, из которых только две доярки. А больше и не надо: все делает техника. Конечно, здания в «Новоселках», на мой взгляд, ошибка. Строить новые комплексы, модернизировать, в том числе и МТФ, необходимо, но не в таком исполнении, как в СПК «Путь новый».

 P. S. Оказывается, в этих шатрах по определению не может быть другой температуры — разница с наружной 10 градусов. То есть на улице 30 мороза — в коровнике минус 20. Тридцать тепла снаружи — в помещении плюс 20. Вот такая арифметика, о которой почему-то забыл упомянуть главный проектировщик УП «Союзинвестстрой».

Наталья ЕРЕМИЧ, «БН»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?