Жил человек, служил...

Неизвестная судьба известного генерала

Неизвестная судьба известного генерала


О том, что заместитель главного врача Могилевской городской больницы Григорий Лазаренко — внук генерала Лазаренко, — того самого, который погиб, освобождая Могилев, и чьим именем названа одна из городских улиц, до недавнего времени не знали даже его коллеги. Григорий Григорьевич этого не афишировал: слишком больно было говорить о непростой судьбе знаменитого предка. В ней до сих пор много неясного. Иван Сидорович Лазаренко прошел 5 войн. В Испании был старшим военным советником полковника Хуана Модесто. В память о настоящей воинской дружбе полковник подарил Лазаренко карманные часы. Спустя много лет, перед обыском, законная супруга Ивана Сидоровича Полина Ивановна выбросит наградной пистолет мужа, а часы сохранит. Сейчас они у внука знаменитого генерала. Идут до сих пор. Словно отсчитывая время, когда же правда о судьбе генерала Лазаренко станет достоянием истории...


Провал в биографии


— В биографии деда есть провал: с 41–го по 44–й год. Официальная версия: получил тяжелое ранение, лечился в госпиталях. Но вот документ, присланный мне по запросу из Подольского архива, — внук генерала протягивает пожелтевшую копию заявления о помиловании от 3 декабря 1941 года, отправленную из Коми ССР из лагеря для политзаключенных. — «Председателю Государственного Комитета Обороны СССР Великому Сталину...». Официальное обвинение, за которое человека приговорили к расстрелу, гласило: «... во время наступления немцев не уничтожил вовремя склад с обмундированием».


Немногие знают, что Иван Сидорович Лазаренко был одним из руководивших обороной Брестской крепости. «Военный совет установил преступную деятельность ряда должностных лиц... Предать суду военного трибунала... командира 42–й стрелковой дивизии Лазаренко».


— Деда спасло от расстрела, что он не признал никаких обвинений, кроме одного: что вовремя не уничтожил склад с обмундированием, — уверен Григорий Лазаренко. — В «Бутырке» он сидел в одной камере с польскими офицерами. Однажды, когда он подошел к окну, к нему подлетел белый голубь. Польский генерал, заметив это, сказал: «Хорошая примета, вы останетесь живы». Через 3 месяца расстрел заменили на 10 лет лагерей. Эту историю я знаю от отца, тот — со слов своего отца. О том, что мой дед мужественно сражался, помогал выводить из осажденного Бреста людей, мне говорили его сослуживцы, после войны часто бывавшие у нас в гостях. С теплотой вспоминали о нем его водитель Григорий Макарчик и близкий друг семьи, солдат из охраны генерала Женя Романов.


Воспоминания эти дорогого стоят. Благодаря им можно хотя бы приблизить правду о судьбе генерала. Провал в биографии окончательно прояснит ответ на запрос из Омского архива КГБ — именно там хранятся дела репрессированных.


Возвращение из небытия


О том, что приговоренный к расстрелу генерал Лазаренко в 1942 году был жив, знали лишь его сокамерники. Когда в 42–м под Ржевом понадобилось срочно прорвать оборону.  О з/к Лазаренко вспомнил Ворошилов. Было приказано разыскать бывшего генерала.


На фронт Ивана Сидоровича привезли в лагерной телогрейке... Звание генерала ему вернули только спустя время. А до этого он являлся рядовым штрафного батальона.


Верность дружбе


Был у Ивана Сидоровича хороший друг и сослуживец (впоследствии он стал полковником штаба бронетанковых войск) Григорий Клейн. Многие видные военачальники большую ставку во время военных действий делали на конницу. Клейн разработал пособие по использованию танковых соединений и доказал эффективность такой тактики. Время спустя (в конце 30–х) у него в доме был обыск. Нескольких книг на немецком языке оказалось достаточно, чтобы объявить Клейна немецким шпионом и сослать в лагеря. Все годы, которые Клейн отбывал наказание, Лазаренко ходатайствовал о его помиловании. И Клейна освободили. В кремлевской столовой и встретились друзья: обнялись, расцеловались. Чуть позже к Лазаренко подошли: «Генерал, вы сделали опрометчивый шаг».


Отец и сын


Иван Сидорович и его сын Григорий Иванович воевали вместе. Но когда генерала арестовали, сына заставляли публично перед строем отречься от отца. До 44–го Григорий Лазаренко не получил ни одной награды. Медаль «За оборону Москвы» ему вручили только в 1944–м, когда его отца посмертно удостоили звания Героя Советского Союза. Знал бы кто, как была свята для Лазаренко–сына (впоследствии — кавалера пяти орденов) эта награда!


Воюя на разных фронтах, отец и сын переписывались. В одном из писем Иван Сидорович признался своему Грише, что у него предчувствие: бой под Могилевом — его последний...


Что может заслонить подвиг?


Похоронили генерала Лазаренко в Кричеве. А после освобождения Могилева 28 июня 1944 года перезахоронили на центральной улице города. Установили скромный памятник. Впоследствии его решили заменить более достойным. Но когда до торжественного дня осталось совсем немного, оказалось, что деньги, выделенные на установку стелы, исчезли. Чтобы все прошло гладко, стелу взяли... с могилы польского улана: кладбище, на котором он был захоронен, как раз снесли. А барельеф изготовил могилевский скульптор Вячеслав Доморацкий.


К мемориальной доске генералу, что в самом начале улицы Лазаренко, в праздники люди несли цветы. Много цветов. До тех пор, пока в здании не открылось кафе, вывеска которого практически заслонила мемориальную доску. Два года Григорий Григорьевич просил главного архитектора города исправить эту несправедливость. В итоге доску переместили под водосточную трубу. Подойти к ней неудобно, цветы положить некуда. Разве что подоткнуть под доску...


Чтобы память жила


25 июня, в день гибели генерала Лазаренко, Григорий Григорьевич с женой и сыном побывали на могиле деда и прадеда. В день освобождения Могилева они тоже приходили сюда.


В последние годы улица Лазаренко в Могилеве заметно обновилась и похорошела. Но ходят слухи что ей хотят вернуть какое-то, якобы «историческое» название. Но могилевчане надеются, что до этого не дойдет.


Неизвестные факты из жизни известного генерала


То, что доблестный боец Красной Армии до этого был полным Георгиевским кавалером (4 георгиевских креста и 4 медали), вахмистром царской армии — не секрет, а достояние истории. Его имя есть в Георгиевском зале Кремля. А вот то, что все свои награды, многие из которых из драгоценных металлов, он добровольно отдал в помощь голодающим Поволжья, — не известно почти никому.


За бои с белогвардейцами под станицей Степной Иван Сидорович Лазаренко был награжден в 1920 году орденом боевого Красного Знамени. Его вручил ему Владимир Ильич Ленин.


Когда генерала Лазаренко репрессировали, его лишили званий и наград. Единственная награда (ее он получил уже после выхода из лагерей, на фронте) — орден Отечественной войны I степени, теперь хранится у племянницы. Личные вещи Ивана Сидоровича (их очень мало) есть и у его внука, у других наследников: военный ремень, стопка писем, написанных рукой генерала, часы. Звезду Героя Советского Союза (звание Ивану Сидоровичу было присвоено посмертно) родственникам Лазаренко не передали. Только документы на награду.


Подготовила Лилия АПАРОВИЧ.


Фото автора и из семейного альбома Лазаренко.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости