Народная газета

Жидкие перспективы

Какое будущее ждет газовый рынок планеты?

Перед гамбургской встречей “большой двадцатки” президент США Дональд Трамп заглянул в Польшу. 


Одной из тем этого визита стала договоренность об импорте сжиженного газа из США в Восточную Европу. Впрочем, изменения на газовом рынке планеты аналитики прогнозируют давно. И отнюдь не в связи с американской альтернативой для Европы.

Эпизодические поставки американского сжиженного природного газа (СПГ) в Восточную Европу уже были в июне этого года в Польшу. Возможно, это и подвигло польского президента Анджея Дуду сделать радужное заявление по итогам переговоров с Дональдом Трампом:

— Отвечая на вопрос о том, можем ли мы стать хабом, через который СПГ из США поступал бы в страны Центрально-Восточной Европы, я уверен, что да. И мы об этом разговаривали.

Но “скоро сказка сказывается”. Такие перспективы пока выглядят весьма сомнительными или как минимум крайне отдаленными. Двенадцать государств Восточной Европы, сильно зависящих от российского газа, ежегодно потребляют около 40 миллиардов кубометров голубого топлива (сама Польша — около 15 миллиардов). Запущенный же в 2016-м польский терминал может принимать лишь 5 миллиардов кубометров в год. Возможно, к 2020-му его емкость и увеличится до 7,5 миллиарда, но строительство новых терминалов пока не планируется: даже этот строили более десяти лет.

Кроме того, полякам не удалось добиться от Катара, где они закупают сжиженный газ, более низких цен на него, нежели у “Газпрома”. А долгосрочное соглашение на поставку 1,4 миллиарда “кубов” ударило по польской экономике. Газовый терминал вовремя построен не был, и Польше приходилось выплачивать катарцам разницу между ценой в контракте и ценой, по которой Катар смог бы продать этот газ на рынке. Кстати, и американский газ, по крайней мере, на данный момент — на 1—2 доллара стоит дороже российского на северо-западе Европы. Что же касается Катара, еще в 2014 году почти четверть экспорта газа эмирата приходилась на Европу. Однако сегодня не утихает конфликт между Эр-Риядом и его союзниками и Дохой, серьезно затрудняющий нормальную работу катарских газовиков.

Не стоит забывать и тот факт, что для американских экспортеров “Газпром” — не единственный “трубный” конкурент в Старом Свете. В следующем году в ЕС начнет поступать азербайджанский газ по Транс-адриатическому газопроводу. Так что польская инициатива превратиться в газовый хаб Европы пока больше походит на декларацию о намерениях. И оказать влияние на мировой газовый рынок пока не в состоянии. А вот взорвать и без того шаткое единство в самом ЕС недавний визит американского президента в Варшаву вполне может. Как выразилось немецкое радио WDR, ранее Европу пытался расколоть Джордж Буш, теперь то же самое делает и Дональд Трамп. Для еженедельника Der Spiegel варшавские встречи стали “явным антиевропейским жестом”. А французские издания пришли к выводу, что Трамп поддерживает польское правительство против ЕС.

Но вернемся к газу. Польский визит Трампа все же выявил один нюанс, способный стать определяющим в изменении ситуации на газовом рынке планеты.

— США никогда не будут использовать энергию, чтобы принуждать к чему-либо другие страны. И не позволим также другим это делать, — заявил Трамп в Варшаве.

Немецкий эксперт по вопросам энергетики фонда “Наука и политика” Кирстен Вестфаль усматривает в таком заявлении, скорее, лукавство:

— США все больше используют свой экспорт газа как инструмент внешней политики и политики безопасности. Американцы станут важным продавцом СПГ на уровне других крупных экспортеров, таких, как Катар и Австралия. Правительство способствует строительству новых экспортных терминалов, так же как и разработке новых проектов по добыче, по принципу “Бури, детка, бури” (drill baby, drill). Ведь экологические нормы Белый дом понизил.

Цель понятна. “Вашингтон хочет запретить европейским предприятиям участвовать в строительстве нового газопровода “Северный поток — 2”, который должен пройти из России в Германию, — отмечал в конце июня на страницах швейцарской Le Temps эксперт по энергетическим вопросам Лоран Орват. — Команда Трампа скромно предлагает Европе закупаться американским сланцевым газом, чтобы создать рабочие места в США и спасти финансовое положение их газовых компаний”.

Наши эксперты с зарубежными коллегами во многом солидарны. Профессор БГУ Борис Паньшин в американо-польском газовом соглашении усматривает, скорее, политический, нежели экономический смысл:

— На ближайшую перспективу — минимум лет на двадцать — никакой альтернативы трубопроводному газу не предвидится. Все отопительное и прочее оборудование заточено именно под трубопроводный природный газ, а не под сжиженный. Технологии же газообеспечения достаточно консервативны. Так что в заявлении Трампа мне видится больше политических реверансов, нежели практического смысла.

И все же совсем сбрасывать со счетов перспективы сжиженного газа не стоит. По оценкам крупнейшей британской аудиторско-консалтинговой компании Ernst&Young, к 

2030 году мировой спрос на СПГ удвоится. Причем не менее двух третей этого объема будет приходиться на азиатский регион. И если в 2014 году вся международная торговля газом оценивалась в 990 миллиардов кубометров, то к 2035-му этот оборот увеличится на 520 миллиардов. При этом предложение СПГ вырастет на 440 миллиардов кубометров, а трубопроводного — всего на 80 миллиардов. И доля сжиженного природного газа в международном газовом обороте расширится с 33 до 51 процента. Борис Паньшин подобные прогнозы воспринимает скептически:

— Да, газ остается на сегодня одним из основных источников энергии. Но одно дело использовать существующую газотранспортную систему, которая запитывает, например, Польшу и надежно обеспечивает ее, в том числе через Беларусь. Другое дело — возить сжиженный газ издалека. Важнейший фактор — стоимость энергоносителя, а она у сжиженного газа с учетом доставки и хранения не выдерживает никакой критики.

Словом, несмотря на рост спроса на рынке сжиженного газа и старт целой серии СПГ-проектов, серьезной альтернативой газу трубопроводному сжиженный в ближайшие годы вряд ли станет. Тем не менее все государства стремятся диверсифицировать энергетические поставки. Это один из факторов безопасности. И Беларусь также идет по этому пути. Одно время наша страна также рассматривала возможность строительства СПГ-терминала в Клайпеде. Но сегодня приоритетным выбрано другое направление. И если еще пару лет назад 95% электроэнергии мы производили за счет сжигания газа, то с вводом островецкой АЭС она будет на треть закрывать наши потребности в электричестве.

osipov@sb.by

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости