Жертвенность и грех

В «Спор-плуг» Егор Гаврилюк и Сергий Лепин
По этим и другим вопросам в «Спор-плуг» впряглись соучредитель агентства суррогатного материнства ООО «Белмедтревел» Егор ГАВРИЛЮК и председатель Синодального информационного отдела Белорусской православной церкви (Белорусского экзархата Московского Патриархата) протоиерей Сергий ЛЕПИН.



«СГ»: — Казалось, совсем недавно лишь отдельные супружеские пары не имели детей. Сегодня же бесплодностью страдают 10—15 процентов. Неспособность к естественному продолжению рода влечет за собой не только психологические проблемы, комплекс неполноценности, но и оказывает существенное влияние на демографическую ситуацию. В последнее время обществу предлагается простой и эффективный способ решения проблемы с помощью суррогатного материнства. 

Гаврилюк: — Изначально наше общество собиралось заниматься только медицинским туризмом. В процессе работы заметили, что приходит много запросов по оказанию услуг в сфере вспомогательных медицинских технологий. Увидели, что на рынке есть свободная ниша. Тем более что с 2012 года в Беларуси действует Закон «О вспомогательных репродуктивных технологиях». Работать можно вполне легально. 

Наша задача найти женщин, которые по медицинским показаниям не могут иметь детей, и свести их с потенциальными суррогатными матерями, которые согласны выносить будущего ребенка. В штате агентства профессиональный психолог, который изучает, готова ли женщина психологически пойти на такой шаг. Если найден общий язык, все юридически оформляется у нотариуса. А дальше за дело уже берется медицина. Словом, для нас это бизнес, чем-то по форме напоминающий агентство недвижимости.

Лепин: — Одно дело быть посредником в торговле жильем, а другое — женским телом, детьми и генетическим материалом.

Гаврилюк: —Это слишком громко сказано. Суррогатная мать ничего своего не отдает и не продает. Она лишь вынашивает ребенка его генетическим родителям. 

Лепин: — Суррогатная мать продает свое тело, предоставляя его третьей стороне, а потом за деньги же отдает рожденное ею дитя. Разговор о генах — это только разговор об обстоятельствах. Я не обвиняю собеседника в организации торговли, которая была бы преступной с точки зрения законов страны. Но для христиан еще есть и Божие Законы.  Именно с их точки зрения, в первую очередь, верующие будут задавать вопрос о нравственности того или иного поступка.

Гаврилюк: — Люди, намучавшиеся из-за невозможности завести детей, подобный вопрос не задают. При его такой постановке — нравственно и без детей или безнравственно, но с детьми — они выберут второй вариант.

Лепин: — Церковь тоже озабочена проблемой бесплодия супружеских пар. Мы всячески поддерживаем людей в поисках исцеления. Но стараемся удержать их от предосудительных подходов, поскольку для хорошей цели подходят не всякие средства. С этой точки зрения суррогатное материнство — недопустимая форма вспомогательных репродуктивных технологий. 

Если подходить к человеку только как к примату и не видеть в его существе никакой богообразной уникальности, то тогда, на самом деле, рано или поздно мы утратим всякую проблематичность в подобных вопросах. Если поросят можно разводить любыми способами, то почему также не разводить людей? Женщина — не инкубатор, не «человекоматка»! Белорусский закон, увы, демонстрирует исключительную либеральность в вопросах репродукции. Даже в сравнении с законами  некоторых «продвинутых» европейских стран, где, например, запрещена реклама суррогатного материнства.

Гаврилюк: — Но согласитесь, что не допускать рекламу – это лицемерие, подобное запрету ее на курение. Даже если нигде не упоминать о сигаретах, все знают, что они продаются. К тому же курение — штука вредная, а суррогатное материнство дарит бесплодным семьям счастье. 

 «СГ»: — И в Ветхом Завете тоже упоминается, что у Сары — жены Авраама — не было детей, и она разрешила ему завести ребенка с рабыней. 

Лепин: — В данном случае речь идет не о суррогатном материнстве, а о наложничестве. Упомянутая вами история свидетельствует об уровне развития морали у библейского человечества на определенной исторической и культурной его стадии. Тогда и многоженство было, левират и много чего еще —Библия ничего не приукрашивает и не скрывает. И не все, о чем упоминает Библия, является нормой! Бездетность — древняя проблема, и попытки справиться с ней неправедными методами имеют также древнюю историю.  

«СГ»: — Из ваших слов следует, что церковь вообще не приемлет вспомогательные репродуктивные технологии.

Лепин: — Не совсем так. Православная церковь теоретически допускает лишь некоторые вспомогательные технологи, о чем и говорится в Основах социальной концепции РПЦ. Должны соблюдаться следующие правила. Возможно использование генетического материала только супругов, применение донорских половых клеток и эмбрионов должно быть полностью исключено, все оплодотворенные яйцеклетки должны быть подсажены, преднамеренное уничтожение «лишних» прижившихся эмбрионов не допускается.

Гаврилюк: — Однако действующий закон последнее разрешает как при супружеском искусственном зачатии, так и суррогатном материнстве.

Лепин: — Хочу заметить, что его разработчики ограничили количество подсаживаемых оплодотворенных яйцеклеток. 

Гаврилюк: — В последнее время ведущие клиники перешли на подсадку только одного эмбриона. Это значит, что редукция «лишних» исключается. Прогресс позволяет избежать обвинений церкви в уничтожении зародышей.

«СГ»: — Каковы мотивы женщин стать суррогатными матерями?

Гаврилюк: — Конечно, большинство желает заработать. В основном для того, чтобы улучшить жилищные условия. Сегодня выплаты суррогатным мамам состоят из двух частей. Основная сумма белорусскими рублями и эквивалентна 10—11 тысячам долларов – после рождения ребенка. Плюс помесячно: 350 долларов в эквиваленте в течение 10 месяцев (от беременности до родов и один месяц после). А также денежная компенсация на одежду во время беременности, возможные затраты на переезд для сохранения тайны и другое. Конечно, все расходы на медицинское обслуживание, в том числе ЭКО — за счет генетических родителей.

Лепин: — Нехватка денег, желание жить лучше могут толкнуть людей на отчаянные поступки. Материальные или иные трудности, с нашей точки зрения, могут служить лишь объяснением готовности некоторых женщин стать суррогатной матерью, но никак не оправданием их выбора. 

Гаврилюк: — Но некоторыми людьми движет не только материальный интерес. Свое желание стать суррогатной матерью они мотивируют также и желанием помочь бесплодным женщинам.

Лепин: — Нужно учесть, что разумно понятый материальный интерес не является чем-то предосудительным сам по себе.  Предосудительными могут быть средства и обстоятельства его реализации. Но, как ни странно, жертвенность может также приобретать безнравственные формы, а альтруистические намерения иногда способны стать даже уголовным преступлением. Например, комплекс Робин Гуда, когда разбой мотивируется желанием помочь бедным. Даже половая распущенность — это не всегда жажда наживы и сластолюбие. Она может быть и извращенной покладистостью, жалостью, не умением отказать и боязнью обидеть.

«СГ»: — В законе четко прописано, что суррогатной матерью может быть только женщина, состоящая в браке и уже имеющая детей. Забеременев не от мужа, она ему изменила?

Гаврилюк: — Нет. В моем понятии измена — нечто иное. Ведь она не вступала в связь с посторонним мужчиной. Ей всего лишь подсажен эмбрион, и с письменного согласия ее супруга, что в обязательном порядке предусматривается законом.

Лепин: — Измена может быть не только телесной, поскольку и любовь — не только телесная. Это многоплановое явление: духовное и душевное в том числе. Женщина рожает не от мужа — как это не называть изменой, если речь не идет об изнасиловании. 

Гаврилюк: — Позвольте не согласиться. Мне приходится видеть, как мужья бережно сопровождают своих жен, которым предстоит стать суррогатными матерями, и в наше агентство, и в медучреждения. 

«СГ»: —Закон обязывает суррогатную мать сразу после родов отдать ребенка генетической. А как же инстинкт? В фильмах на эту тему мы часто видим, как женщина начинает мучаться. 

Гаврилюк: —В нашей практике не было ни одного эксцесса. Видимо, потому, что люди делали осознанный выбор. Женщина, которая знает, что не сможет отдать ребенка, не согласится стать суррогатной матерью.

Лепин: — Беременность и роды могут изменить женщину и ее отношение к ранее сделанному выбору.  Может пробудиться религиозное сознание, чувство раскаяния. Мировая практика знает прецеденты.

«СГ»: — А что же делать людям, у которых нет возможности завести детей естественным способом?

Лепин: — В Библии мы встречаем примеры, когда люди не могли некоторое время иметь детей. Они воспринимали это как наказание за грехи, усиленно молились, каялись, просили Господа послать им ребенка. Вспомним, как родился Иоанн Креститель… Такие примеры есть и в житиях святых, да и просто в истории. С подобными случаями я сталкивался в своей пастырской практике: религиозная жизнь, обращение к Богу помогали супругам обзаводиться детьми. Хочу заметить, что параллельно с молитвами церковь рекомендует обращаться к врачам, лечить болезни, которые не позволяют иметь детей, вести здоровый образ жизни.  Духовная терапия не исключает медицинской, а иногда даже настаивает на ней. Некоторым решением является практика усыновления. Важно только, чтобы усыновляющие помнили, что усыновляемый ребенок ни в коем случае не является «заменой» отсутствующим собственным детям. Он цель всякого нашего действа, а не средство. Нельзя усыновлять ребенка из-за жалости и любви к себе. Только ради самого ребенка и желания его любить! 

«СГ»: — Любой закон надо выполнять. Но не запрещается высказываться по поводу его совершенствования.

Гаврилюк: —В целом меня Закон «О вспомогательных репродуктивных технологиях» устраивает. Однако не совсем понятен запрет на суррогатное материнство незамужним женщинам. Закон разрешает его лишь уже имеющим детей. Говорят, разработчики учли такую ситуацию. Вдруг при родах женщина умрет, кто будет смотреть ребенка, которого она родила ранее? Хотя такие случаи крайне редки. Во-вторых, бывает, что незамужняя женщина хочет завести второго ребенка естественным способом. Теоретически при ее смерти первый ребенок тоже остается сиротой. Но ведь в нашей стране никто не пропадет: возьмут родственники. Поэтому считаю, что незамужним женщинам тоже можно разрешить суррогатное материнство.

 Для генетических родителей обзавестись ребенком с помощью суррогатного материнства — весьма дорогое удовольствие, которое под силу только богатым людям. Получается, если кто-то не имеет достаточно денег, то обречен на бездетность. Государство выделяет льготные кредиты, но лишь на ЭКО. Но ведь больше всего затрат не на него, а на оплату суррогатной матери. Поэтому хочется, чтобы льготы распространили на весь процесс. Поверьте, для государства в целом это мелочь, конкретным же людям будет значительная помощь. 

gedroiz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Татьяна СТОЛЯРОВА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?