Женский коллектив просит помощи

Когда женщина просит помощи, чувство долга обязывает помощь оказать. А в названии «Мастра» есть что–то женское. Так и слышится: рукодельница, мастерица, умелица. И соломенная «птушка» на логотипе предприятия, традиционная для белорусских народных ремесел, выглядит очень трогательно. Но дело не в сантиментах: ОАО «Мастра» молит о помощи, ей может грозить экономическая гибель, обещающая женщинам–швеям большие неприятности в личной жизни...

Когда женщина просит помощи, чувство долга обязывает помощь оказать. А в названии «Мастра» есть что–то женское. Так и слышится: рукодельница, мастерица, умелица. И соломенная «птушка» на логотипе предприятия, традиционная для белорусских народных ремесел, выглядит очень трогательно. Но дело не в сантиментах: ОАО «Мастра» молит о помощи, ей может грозить экономическая гибель, обещающая женщинам–швеям большие неприятности в личной жизни.


Случай тяжелый: около сотни работниц только в Минске — швей, модельеров, закройщиц — могут оказаться на улице. Среди них есть молодые матери–одиночки, а есть и пожилые, отдавшие фабрике по 30 лет и достигшие предпенсионного возраста. Все они страшатся закрытия. В Минске хотя бы можно увидеть — даже в вагонах метро — объявления о наборе персонала на швейные предприятия. Труднее найти работу будет 36 мастерицам, которые работают в Плещеницах. Сегодня у них твердый заработок, оплата больничных и прочие гарантии. А что завтра?.. Хочется и сочувствовать, и помочь.


Слесарь Людмила Осипова, например, обслуживает и ремонтирует швейные машины. Сейчас ей за 50. Вся трудовая жизнь — на «Мастре». При мысли, что придется искать новую работу, у женщины опускаются руки. Ей вторят швея Наталья Муравьева, кладовщик и председатель профкома Ирина Петроченкова. Они примерно в том же возрасте, пребывают в таком же нервном ожидании.


На днях Ирина Петроченкова провела профсоюзное собрание с традиционной повесткой дня: о выполнении коллективного договора. Осадок остался тяжкий. Какой тут колдоговор! Если события будут развиваться по наихудшему сценарию, 9 ноября фабрика может прекратить существование.


Предприятие зародилось как вышивальная артель «20 лет Октября» в 1937 году. В 1960–м преобразовалось в Минскую фабрику художественных изделий. В 1975–м укрупнилось за счет фабрики «Рот–Фронт», а в 1979–м присоединило Борисовскую и Молодечненскую фабрики художественных изделий. В свои лучшие годы, когда на предприятии работали более тысячи человек, фабрика чего только не выпускала: флаги и знамена, роспись по ткани, вышивку и кружева, изделия из соломки и чеканку... Отсюда и название «Мастра» («мастацтва и рамёствы»), которое фабрика получила при акционировании в 1992 году. Потом сосредоточилась только на легкой женской одежде, производя в год по 200 новых моделей и обеспечивая до 10 процентов ее поставок на белорусский рынок...


Два года назад руководство ОАО сменилось. Новые менеджеры пришли фактически к разбитому корыту. Что же произошло? Заместитель директора по маркетингу Людмила Яромка отвечает просто: предприятие накопило критические долги перед поставщиками тканей. В истории ОАО, как в зеркальном шаре елочной игрушки, отражаются многие экономические реалии. Например, такая.


Торговля, традиционно накручивая к цене «свои» 30 процентов, возвращает деньги за проданную одежду в лучшем случае через 60 — 90 дней, в худшем — через полгода. Зато с поставщиками нужно рассчитаться в течение месяца. А поскольку недавний кризис сказался и на покупательском спросе, долги перед поставщиками за последние 2 — 3 года нарастали лавинообразно и достигли 1,27 млрд. рублей. Вот еще проблема. Поставщики — это фактически посредники. К ним приходится обращаться за импортными тканями: белорусские производители не выпускают подходящих материалов для женской одежды. Наши ткани часто тяжелы и жестковаты, элегантного и модного женского костюма из них не сошьешь.


Едва ли это попытка оправдаться, перевести стрелки. Концерн «Беллегпром» сообщает через СМИ, что инвестиции в сумме более 100 млн. долларов ищет Барановичское хлопчатобумажное объединение. Предприятию необходимо переоснащение, чтобы повысить качество тканей, увеличить объемы производства и сбыта. Аналогичные задачи ставил Президент и перед оршанскими текстильщиками во время посещения льнокомбината. Ищет инвесторов ОАО «Камволь» — с той же целью. Ткани минского тонкосуконного комбината тоже, мягко говоря, не идеальны.


Это, впрочем, традиционные проблемы швейников. С кризисом «Мастра» тоже столкнулась не первой. Шанс выйти из него был. Например, продажа «непрофильных активов». Это общепринятая мировая практика. Бывает, ради спасения избавляются даже от профильных. Буквально на днях СМИ сообщили, к примеру, что с 31 октября американский автоконцерн General Motors «закрыл» известный брэнд Pontiac. Несколько ранее GM точно также избавился от марок Hummer и Saturn, хотя и сумел продать Saab. Зато не стал банкротом.


Таким активом у «Мастры» был детсад № 435, расположенный на улице Некрасова, вблизи площади Бангалор. Коллектив ОАО попросил разрешения его продать, аргументируя это стремлением спасти предприятие.


17 апреля 2009 года получил ответ из Мингорисполкома. Сообщалось, что «вопрос рассмотрен с выездом на место — в соответствии с Директивой Президента № 2 «О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата»... Что: «...Мингорисполком с учетом мнения Администрации Президента, Министерства образования, потребностей жителей Советского района г. Минска в детских дошкольных учреждениях не возражает против отчуждения здания ДДУ № 435 при условии сохранения профиля детского дошкольного учреждения в полном объеме здания».


Обратим внимание, сколь серьезные инстанции одобрили передачу детсада другому владельцу. Письмо содержало существенное уточнение: «Принятие решения об отказе преимущественного права покупки относится к компетенции администрации района... В случае если обществом будет найден покупатель, такое решение будет принято администрацией Советского района г. Минска». Что это, если не гарантия?


«Мастра» нашла покупателя — с соблюдением всех нужных процедур: объявление в интернете и печатных СМИ, конкурсный отбор... Претендентов было трое. Наблюдательный совет ОАО «Мастра» 27 января 2010 года постановил: продать ДДУ № 435 по цене 464.000 у.е. и просить администрацию Советского района Минска разрешить продажу...


Через несколько дней согласие было получено, что подтверждено официальным письмом, датированным


2 февраля 2010 года: «Администрация Советского района г. Минска... не возражает произвести отчуждение здания ДУ № 435, с целью его продажи на праве собственности детского дошкольного учреждения, с сохранением профиля ДУ на существующих площадях детского сада...»


Сделка фактически решала финансовые проблемы предприятия и давала шанс на выход из кризиса. Но всего через три месяца районная администрация вдруг аннулировала свое согласие, сообщив дирекции ОАО следующее: «Учитывая, что и комитет по образованию Мингорисполкома возражает против отчуждения здания детсада № 435, просим вас изыскать иные возможности выхода из тяжелого финансового положения, не производя отчуждения ДУ № 435».


Это, как видим, не запрет, а всего лишь просьба. Но для потенциального покупателя она фактически означала вето. Уплатив почти полмиллиона долларов, он рисковал со временем обнаружить, что сделка будет признана недействительной.


Но почему комитет по образованию не возражал годом ранее, когда продажу детсада санкционировал Мингорисполком? Здесь уместно вспомнить статью «Сады забвения», опубликованную в «СБ» 4 июня 2010 года. Речь шла о заброшенных зданиях бывших детских садов. Один из них, кстати, расположен на улице Калинина, что совсем недалеко от Некрасова. Он пустовал многие годы и пустует сейчас. Почему? Острой социальной проблемы с детскими дошкольными учреждениями в центре города нет, утверждали в том же комитете по образованию. Первомайский район, к примеру, имеет даже вакансии, которые предоставляет детям из Минского района. Временный дефицит существует только в районах новостроек.


Где же правда? С чего бы чиновников вдруг крайне озаботила судьба ДДУ № 435? Он ничем не хуже прочих. В нем тепло и уютно, дети ухожены, веселы и всем обеспечены: мебелью, игрушками, пособиями. По словам Натальи Змитер, исполняющей обязанности заведующей, «Мастра» даже в своем трудном положении делала для учреждения все необходимое. Хотя детей работников самого ОАО здесь давно нет.


Может ли новый собственник перепрофилировать учреждение? Это практически исключено. Детсад и земельный участок вокруг него внесены в специальный реестр — единую классификацию назначения объектов недвижимого и земельного имущества, утвержденную еще Комитетом по земельным ресурсам. Детсад и участок имеют «персональные» номера. Объект классифицируется как «здание специализированное для образования и воспитания», земля — как участок для размещения этих объектов. Изменение профиля без участия администрации района и города невозможно!


Покупатель и не собирался здание перепрофилировать: предполагал использовать его по прямому назначению. Более того — устроить в пустующей его части, так сказать, образцово–показательный, модельный детсад. Что плохого в таком намерении? Известно, например, что частная стоматология резко подтолкнула и развитие бюджетной. Поскольку первой стала использовать самые современные технику, материалы, медикаменты. Примерно то же произошло в строительстве, в торговле. С дошкольным детским образованием у нас, слава Богу, все в порядке. Но и здесь — при неоспоримом доминировании государства — образцы для сравнения едва ли помешают.


Представляется, что проявленная чиновниками «последовательность» как раз и противоречит директиве о дебюрократизации, на которую они ссылались. Вникли, разобрались, разрешили. Опять вникли — и то же самое запретили. Как понимать такую логику? Для «Мастры» вопрос звучал риторически: для нее запрет оказался роковым.


Но есть еще и профильные активы. «Мастра» занимает два этажа в здании на улице Жилуновича, по соседству с подшипниковым заводом. На первом этаже площадью более тысячи кв. метров размещены раскройный и швейный цехи, склады фурнитуры и готовой продукции. На втором — административные помещения и экспериментальная лаборатория. Суммарная стоимость только этих площадей, без учета детсада, достигает 3,5 млрд. рублей. Это официальная оценка. Сумма почти втрое перекрывает долги перед кредиторами–поставщиками. Иначе говоря, предприятие даже теоретически банкротом не является.


Менеджеры предприняли и все практические меры, чтобы банкротства избежать. Искали потенциальных инвесторов, чтобы улучшить финансовую устойчивость и управляемость ОАО. Нашли. Намеревались продать помещения 2–го этажа, непосредственно не связанные с производством. Покупателя тоже нашли. Готовы были продать и часть 1–го этажа, чтобы разместиться на оставшихся площадях. Ужаться до минимума, но выжить.


И эти намерения не сбылись. Фактически площадей в распоряжении «Мастры» уже нет: они арестованы и выставлены на аукцион. Ведь что произошло. На подготовку сделки по продаже детсада ушло больше года. Все это время объект был убедительным аргументом в общении с кредиторами–поставщиками. Вот–вот, дескать, объект будет продан, и мы с вами рассчитаемся. Кредиторы верили и ждали.


Когда сделка сорвалась, это выглядело так, будто их, кредиторов, водили за нос. Как так, фабрика работает, изделия шьет и продает, а деньги не возвращает! Они перестали верить и ждать. Именно по их искам хозяйственный суд арестовал площади. Названная оценка имущества, 3,454 млрд. рублей, произведена по оценке суда. Аукцион назначен на 9 ноября. Надежда лишь на то, что заявки не поступят, аукцион не состоится и это даст предприятию отсрочку, еще один шанс.


Строго говоря, по своей хозяйственной сути «Мастра» ничем не отличается от любого другого ОАО, будь то «Амкодор» или «Камволь». Разница лишь в том, что в собственности последних и им подобных ОАО свою долю имеет и государство, которое, действуя в лице концерна или министерства, как правило, не дает предприятию пропасть.


Но акций «Мастры» государство не имеет — вот они, обещанные «рыночниками» блага «свободного плавания»... За судьбой предприятия не надзирает, например, «Беллегпром». Это отдельный вопрос: почему? Еще один: почему частные акционеры столь неумело распорядились своей немалой собственностью? Т.е., наверное, этим в свое время распорядились другие, с пользой для себя. А женщины как строчили за машинками, так и продолжали. Их только «ставили в известность»... Опять же реальное напоминание о нравах «капитализма», который не очень–то считается с проблемами личности...


Сегодня в обращении находятся 4 млн. акций ОАО «Мастра». Владеют ими полторы тысячи частных лиц, из которых лишь сотня работает на предприятии. Остальным, похоже, его судьба малоинтересна. Парадокс, но в течение трех лет активные, то есть работающие акционеры, не могут провести легитимное собрание с необходимым кворумом, чтобы принять серьезные решения. Остальные акционеры просто игнорируют собрания, несмотря на письменные извещения... Мне говорили, что они скорее заинтересованы в том, чтобы продать «Мастру» и... поделить то, что от нее останется после погашения долгов.


...Фирменный магазин «Мастры» на улице Сурганова находится рядом с лавкой сэконд–хэнда. Если предположить, что логотип предприятия отсюда исчезнет — вместе с продукций предприятия в остальных белорусских магазинах, — массовый покупатель может этого и не заметить. Голышом ходить не будем: найдется немало желающих завалить нас импортным барахлом. И без продуктов не останемся, если перестанем их производить, и без комбайнов, тракторов. Но ведь мы не хотим разучиться моделировать одежду и шить ее, конструировать и производить машины и тракторы!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости