Женщина в политике: Елена Скрипко

Елена Скрипко стала депутатом Парламента в 33 года

Елена Скрипко, заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей по проблемам чернобыльской катастрофы, экологии и природопользованию, стала депутатом Парламента в 33 года. Она из тех женщин, о которых принято говорить: «Спортсменка, комсомолка и, наконец, просто красавица». А еще, добавим, и невероятная скромница! Внимания публики к собственной персоне старается избегать. Уговорить Елену Викторовну на интервью или участие в ток–шоу дело не из легких. Впрочем, «если надо, то надо». Я убеждал: «Очень надо!» Следующим утром мы встретились с депутатом в ее рабочем кабинете.


«Комплименты слышу почти каждый день»


— Елена Викторовна, простите за нескромный вопрос, депутат – фигура публичная, а вы, наоборот, предпочитаете «не светиться» лишний раз в прессе и перед объективами телекамер. Почему?


— Скажу честно: я не люблю пиарить саму себя. Если надо выступить по вопросу, который находится в моей компетенции, я выступлю. Но «красоваться» на страницах газет или ТВ — это не по мне.


— Судя по всему, и в одежде стараетесь соблюдать сдержанный, классический стиль?


— В основном да, но не всегда.


— А можете прийти на работу в маечке и джинсах?


— Не думаю, что это хорошая идея. Я представитель власти, и это налагает определенный отпечаток на мой имидж. Принятый в Парламенте дресс–код стараюсь соблюдать.


— Уверен, коллегам–мужчинам вы нравитесь и в «классике». Часто слышите от них комплименты?


— Честно говоря, практически каждый день (улыбается). Мужчины у нас в Парламенте галантные...


— А при обсуждении законопроектов чувствуете ли к себе некоторое особое отношение? Все–таки большинство парламентариев у нас мужчины...


— Нет, пол у нас значения не имеет — общаемся друг с другом как равные. Правда, одна особенность есть. Присутствие женщин в кругу мужчин делает их культурнее, корректнее. По крайней мере, грубостей, соленых выражений мужчины себе не позволяют.


«Я — не Жириновский»


— Елена Викторовна, а вы можете себе позволить грубость, перейти на повышенные тона?


— У меня за всю мою трудовую биографию было два таких «срыва». Они пришлись на то время, когда я работала первым секретарем Минского обкома БРСМ. Довели, что называется. Но за 4 года работы в Парламенте на крик я ни разу не срывалась. Депутаты — очень культурный и корректный народ.


— Но ведь иногда во время дебатов страсти кипят нешуточные.


— Конечно!


— И вас никогда не подмывало взять оппонента за грудки?


— Или выплеснуть ему минералку в лицо? (Смеется.) Нет, увольте, я не Жириновский. И вообще считаю, что подобные неджентльменские выходки и тем более драки между депутатами — это не более чем способ повысить собственный рейтинг, привлечь к себе больше внимания. Но, думаю, есть более благородные пути к популярности у избирателей... Хотя, честно признаться, один раз у меня чесались кулаки. Принимали как–то делегацию депутатов из Западной Европы. Я никак не предполагала, что на мою страну может быть вылито столько незаслуженной грязи. Хотелось поставить на место ораторов...


— Скажите, ваши коллеги постарше не смотрят на вас сверху вниз? Вы ведь по депутатским меркам совсем юная.


— Поначалу такое было. Когда ты молодой управленец, к тебе относятся с осторожностью. Но сейчас я в хорошем смысле не чувствую своего возраста. Да и избиратели в моем округе смогли узнать меня получше и теперь уважительно называют «Викторовна».


«Когда нападает депрессия, я еду


в Боровляны»


— Вы когда–нибудь ночевали на работе?


— Нет. И, думаю, вряд ли кто из парламентариев работал от заката до рассвета. Хотя бывает, что перед рассмотрением важных законопроектов, например, о бюджете, засиживаемся на работе до глубокой ночи...


— А как относятся к вашей работе дома?


— Пока еще не выгнали (смеется).


— Наверное, боятся, вы ведь представитель власти.


— Ну что вы! Дома я об этом стараюсь не напоминать. И вообще, я очень домашний человек. Могу мужу кофе в постель подать. С сыном уроки выполнить. Кстати, он у меня, несмотря на юный возраст, очень интересуется вопросами государственного устройства. С удовольствием его консультирую...


— На спорт всегда удается выкраивать время?


— Стараюсь. Два раза в неделю хожу в тренажерный зал. Два раза — в бассейн. Иногда играю в большой теннис. Правда, случаются цейтноты и «спортивный график» ломается. Тогда кручу педали дома на велотренажере.


— Общение с избирателями отнимает немало энергии?


— Пожалуй, так. Ведь к депутату идут люди не только с просьбами решить конкретную проблему, но и просто поговорить, что называется, излить душу. Приходится быть психологом, сопереживать... Иногда чувствуешь упадок сил, накатывают тяжелое настроение, депрессия. В таких случаях я еду в Боровляны, в Республиканский детский онкологический центр. Там забываешь о личном, несущественном и, возвращаясь, смотришь на мир другими глазами.

 

фото Виталия Гиля, "СБ".

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...