Женщина, которая ведет

Витебск зовет: накануне "Славянского базара" Елена Спиридович вспоминает лучшие фестивальные мгновения

Елена Спиридович — такой же символ "Славянского базара", как Летний амфитеатр, василек и фирменный поезд "Двина", курсирующий из Москвы до Витебска и обратно. Представить фестиваль без популярной телеведущей действительно сложно: ну кто, кроме нее, может сказать "увага, гаворыць i паказвае Вiцебск!" так, чтобы мурашки побежали по коже? В чем, к слову, журналистам по секрету не раз признавались как отечественные и зарубежные мэтры, так и юные начинающие звездочки. Но мало кто знает, что нынешний, двадцать седьмой "Славянский базар" станет для Елены... двадцать шестым по счету в роли ведущей. На первый фест в Витебск она приехала в качестве корреспондента — и чуть не завалила эфиры! Но время давно все расставило по своим местам. Сегодня Елена — бессменная ведущая, лицо и голос "Славянского базара", любимица миллионов зрителей.

Накануне витебского праздника музыки, который официально откроется на сцене амфитеатра 12 июля, мы попросили артистку вспомнить лучшие фестивальные мгновения последних 27 лет. 

Начало

Ведущей "Славянского базара" я стала со второго раза. На первом фестивале мне не доверили выйти на сцену, вела "Дневники" — брала в прямом эфире маленькие интервью. Но случилось страшное: концерт задержался, а нас забыли об этом предупредить. И вместо семи минут мы были в эфире целых 35. Я интервьюировала всех подряд, включая, кажется, даже охранников. Зрелище, по всей видимости, было плачевное, потому что тогдашний председатель Белтелерадиокомпании потребовал у главного редактора снять меня с "Дневников". Но тот дал мне еще один шанс. И, как ни странно, неудачный выпуск понравился главному режиссеру "Базара". Так мне почти одновременно поступило два предложения: уехать домой и вести следующий фестиваль.

Сейчас "Славянский базар" — это полностью мой фестиваль, я проросла там корнями. И дело даже не в годах. Он мой по духу, атмосфере, и для меня очень важно каждый год приезжать в июле в Витебск. Когда я там, у меня есть ощущение, что в жизни действительно все хорошо. 

Награды

В 1999 году, за неделю до концерта открытия, меня вызвал тогдашний председатель Белтелерадиокомпании: "Завтра после эфира срочно собирай чемоданы и отправляйся в Витебск". "Зачем? - удивляюсь. - Открытие только через 6 дней". - "Это приказ. Бери командировку и езжай". Забегая наперед, скажу, что таким образом ему нужно было просто отправить меня подальше, чтобы спокойно подготовить все документы о присвоении мне звания заслуженной артистки. 

Никогда не забуду ту церемонию, когда в прямом эфире торжественно объявили, что мне присвоено высокое звание. Это был такой шок и такое счастье одновременно! И я заплакала. А тут еще какие-то слова нужно говорить... У меня по лицу катились слезы, я не находила - едва ли не впервые в жизни! - слов, чтобы выразить
свои чувства и сказать слова признательности своей семье, коллективу, зрителям, Главе государства. Все это происходило 20 июля, в день рождения моей мамы. Я и поздравила ее в прямом эфире. Как потом выяснилось, в Минске мама рыдала от счастья до трех ночи, потому что все, кто забыл о ее дне рождения, начали звонить. И поздравляли одновременно с личным праздником и с моей наградой.

Похожая история случилась в 2016-м, когда Президент вручал мне орден Франциска Скорины. И тоже на церемонии открытия фестиваля. Причем знали об этом все: коллеги с БТ, мой соведущий Владимир Березин - и никто ничего не сказал. Хотели сделать сюрприз, но в итоге сюрприза все равно не получилось. Раскрылось все внезапно. Мне позвонил фотокорреспондент одного крупного СМИ: "Спускайся вниз, жду тебя у гостиницы, мне нужно срочно сделать твой портрет". "Не могу, - говорю, - мне нужно к концерту готовиться. Может, чуть позже?" - "Нет, сейчас. С этой твоей наградой, сама понимаешь, снимков ждут срочно..." "С какой наградой? - спрашиваю. - "Как? Ты не знаешь? Тебе ж орден Скорины дают!" 

Платья

Есть у меня такая традиция: на открытие "Славянского базара" всегда шить новое платье. Потом я могу их уже на какие-то другие мероприятия надевать, но к первому дню витебского фестиваля наряд обязательно должен быть премьерным. Все 26 платьев, в которых я в разные годы вела церемонии открытия, сейчас висят дома. Потому что каждое - это память, события, ощущения. 

В этом году у меня будет 4 платья - так сложилось. Дизайнер Татьяна Сычева, с которой мы много лет дружим и сотрудничаем, предложила четыре варианта, но я не смогла выбрать один. Заказала все. Покажите мне женщину, которая откажется от четырех роскошных платьев?

Лет 15 назад случилась такая история. В тот год церемонию открытия со мной и Березиным вела украинка Елена Косяченко, у которой постоянно происходили какие-то казусы. И вот за несколько часов до концерта она умывалась, с уха соскочила бриллиантовая сережка - и упала в слив умывальника. Лена вызвала сантехников, те перекрывали воду, началась долгая операция по спасению украшения... А мы с Березиным уже давно в амфитеатре, готовы к выходу на сцену и ломаем голову, что делать: объяснять отсутствие украинской ведущей или делать вид, что все нормально? На всякий случай уже и тексты ее между собой поделили. Но все обошлось, Лена прибежала буквально за минуту до выхода. 

Зазвучали позывные, я должна была выходить первой, за мной Березин, а потом Лена, потому что она не успевала надеть перчатки. Тут надо пояснить, что в тот год у меня было необычайно красивое синее платье с длинным шлейфом, и я купила к нему объемное, тяжелое колье. В общем, я делаю первые шаги из-за кулис и слышу характерный треск: Березин наступил на шлейф, и платье порвалось! Володя слегка ругнулся, мы как-то вышли, и тут Березин, еще, видимо, не оправившись от шока, представил меня как ведущую российской телерадиокомпании. И в этот самый момент расстегнулась застежка у моего шикарного колье. Оно упало, но я чудом успела подхватить его рукой с папкой. И вот представьте: прямой эфир, я на сцене, в руках - колье, сзади - оторванный шлейф... В голове одна мысль: "Мама дорогая, что ж это такое? Когда это все закончится?" Потом мы ушли на перерыв, Березин кое-как меня прикрыл, и за кулисами юбку пришили. Так что все, как сказали бы в сказках, закончилось хеппи-эндом.

фото белта

Звезды

Витебск - это место, где я встречаюсь с людьми, которых очень люблю. И хотя мы все приезжаем туда по работе, всегда можно найти время на чай и на поболтать. Я очень люблю такие посиделки. Дружу со многими артистами. Тот же Володя Березин. Мы познакомились с ним в Витебске и все эти годы поддерживаем дружеские отношения. Я учусь у него русскому языку - не только произношению, но и подаче, манере говорить. Он большая умница и настоящий профессионал. 

С кем-то за эти годы мы подружилась, а с кем-то в силу обстоятельств не сложилось. И это большая грустинка в моей жизни. 

Лет 5 назад я вела сольный концерт Дмитрия Хворостовского. И вот утром сразу после приезда в Витебск бегу я на репетицию концерта открытия. А навстречу Хворостовский - красивый, обаятельный, с безупречной улыбкой. Поздоровался и говорит: "Я знаю, что вы ведете мой концерт. Давайте, может, чайку с вами попьем, обо все поговорим". Но мне пришлось отказаться: ответственная репетиция. Он предложил встретиться в другой раз, но другого раза, увы, не случилось. И я сегодня очень жалею о той упущенной возможности. Я это не к тому, что, мол, меня сам Хворостовский пригласил на чай, а я отказалась. Он был человеком-глыбой, очень умным, начитанным. И совсем не пафосным. И очень жаль, что говорить о нем приходится уже в прошедшем времени... 

С Иосифом Кобзоном.
фото белта 
Витебск

Многие думают, что я родилась и живу в городе на Двине. Но это, конечно, не так, я коренная минчанка. Вы удивитесь, но Витебск я до сих пор знаю плоховато. Ориентируюсь просто: в одну сторону - дирекция, кинотеатр, филармония. По пути - любимый магазин Тани Сычевой. Дальше филармонии не была. В другой стороне - гостиница "Лучеса". В центре - амфитеатр, "город мастеров" и любимый "Эридан", в котором мы с мужем останавливаемся уже много лет и все время в одном и том же номере. И есть там одна тумбочка, как мы смеемся, с секретом. Когда выдвигаешь одну из "шуфлядок", в руке всегда остается пимпочка от нее. И когда мы приезжаем в гостиницу, я первым делом бегу к "шуфлядке": если открываю и пимпочка у меня в руках - значит, все хорошо и спокойно.

Недавно, кстати, рассказала эту историю начальнику службы размещения, с которой мы приятельствуем, и упомянула про тумбочку с секретом. На что Ирина Богорад рассмеялась: "Я лично проверю: если пимпочку все-таки приклеили, скажу, чтобы немедленно оторвали, чтобы твоя душа была спокойна". 

leonovich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости