Минск
-3 oC
USD: 2.24
EUR: 2.47

Неизвестные подробности жизни классика белорусской сценографии главного художника Купаловского театра Ивана Ушакова

Жена звала его Ивушка

Об Иване Михайловиче Ушакове, со дня рождения которого 19 января исполняется 110 лет, известно немного: «выдающийся белорусский сценограф» и краткая, на страничку, справка с перечнем поставленных спектаклей. Главный художник Купаловского театра ушел из жизни больше 50 лет назад. Театральные и музейные архивы бережно хранят эскизы костюмов и декораций, лирические пейзажи, старые, еще черно-белые фотокарточки, зафиксировавшие сцены из театральных постановок и редкие минуты отдыха… А вот перипетии судьбы, житейские обстоятельства, воспоминания современников — все это кануло в Лету. И все-таки в год 110-летия Ивана Ушакова и 100-летнего юбилея Национального академического театра им. Янки Купалы нам удалось провести небольшое расследование и немного приоткрыть завесу тайны над личностью маэстро кисти.


В биографических справках Иван Ушаков значится уроженцем Борисова. Отец неизвестен, воспитывала будущего художника мать. Ходили слухи, что родителем Ушакова был один из борисовских помещиков, видный и богатый дворянин — потому-де сын получился таким красивым и статным. Так или иначе, в воспитании Ивана неизвестный отец участия не принимал, вероятно, и не знал о ребенке. О том, как сложилась собственная судьба этого человека после революции, мы можем только гадать — но с учетом дворянского происхождения вряд ли счастливо. 

Витебская школа 

О детских годах художника нам не известно ничего, о его юношеской поре только тот факт, что он учился в Витебском художественном техникуме, по окончании которого в 1933 году приехал в Минск. Витебск в то время был главным центром изобразительного искусства в БССР. А учебное заведение, именовавшееся скромным словом «техникум», не что иное, как Витебское народное художественное училище, детище Марка Шагала, пристанище объединения УНОВИС и Казимира Малевича. Правда, на тот момент бунтующие авангардисты давно покинули эти стены, а их учитель Юдель Пэн в начале 1930-х официально педагогическую деятельность не вел, предпочитая собирать учеников в домашней мастерской. И все же то было время, когда в техникуме преподавали такие мастера, как Иван Ахремчик, Лев Лейтман, Валентин Дежиц, Федор Фогт — те, кто заложил основы витебской художественной школы, к которой, бесспорно, принадлежит и Иван Ушаков. 

Эскиз декорации к спектаклю «Вишневый сад», 1951.

Годы в эвакуации 

Эскиз декорации к спектаклю «Борис Годунов», 1949.
В Минске вчерашний студент устроился декоратором в Купаловский театр. Его первой самостоятельной работой стало оформление комедии Карло Гольдони «Слуга двух господ» — историю хитроумного Труффальдино из Бергамо давали в театре во время сезона 1937/1938. В том же году художнику доверили создание декораций к драматической поэме Михася Климковича «Катерина Жерносек». В 1939 году 29-летний Иван Михайлович стал главным художником Купаловского театра. В предвоенном 1940-м во время подготовки к Декаде белорусского искусства в Москве удачно оформил спектакль «Гибель волка» по пьесе Эдуарда Самуйленка — о жизни пограничного белорусского колхоза. 

В годы войны Ушаков в числе других купаловцев уехал в эвакуацию в Томск — о том, как вместе со всем народом бедовали актеры, которым нечем было растопить печку или накормить детей, хватает воспоминаний. Сложно представить, каких трудов стоило ставить пьесы — из ничего сочинять костюмы и декорации в условиях отсутствия элементарного: ткани, мебели, краски… И все же Купаловский театр жил и создавал новые постановки. Иван Ушаков в военные годы активно трудился: на сибирской земле он оформил спектакли «Страшный суд» по пьесе В.Шаворника, «Фронт» Александра Корнейчука, «Крылатое племя» Аркадия Первенцева, «Петр Крым» Константина Финна, «Полешуки» и «Товарищ Андрей» по пьесам драматурга Евгения Романовича. В 1944 году за заслуги перед белорусским театром получил звание заслуженного деятеля искусств БССР.

Они любили друг друга 

О жизни Ивана Ушакова после войны мы осведомлены благодаря рассказам его вдовы Зои Даниловны, которые сохранила в памяти заведующая Государственным музеем истории музыкальной и театральной культуры Зинаида Кучер, — именно здесь, в филиале Национального исторического музея, хранится архив художника. 

Эскиз декорации к спектаклю «Пяюць жаваранкi» по пьесе Кондрата Крапивы, 1950.

— Ни детей, ни родственников у них не было, Зоя Даниловна осталась после его смерти совершенно одинокой, — рассказывает Зинаида Кучер. — С Иваном Михайловичем она познакомилась после войны, будучи совсем юной, у них была серьезная разница в возрасте — Зое исполнилось всего 16 лет, когда она в него влюбилась. Она жила недалеко от театра и вместе со своими сверстниками все время старалась каким-нибудь образом проникнуть на спектакли. Пробравшись в театр, они смотрели представление откуда придется, чуть ли не с чердака. 

Зоя заметила театрального художника и начала встречать его по вечерам, когда он выходил из театра. Смотрела на него, но не подходила. Очевидно, что и Ушаков обратил внимание на постоянно следующую за ним худенькую рыжую девчонку с конопушками. Однажды, увидев ее сидящей на скамейке в сквере, решился подойти и заговорить. Так началась их дружба. А когда Зое исполнилось 18 лет, она переехала в скромную однокомнатную квартирку недалеко от парка Челюскинцев, которую Ивану Михайловичу выделили как сотруднику театра. 

Спектакль «Партизаны», 1938.

— Они очень друг друга любили. Практически до конца его жизни Зоя Даниловна жила с Ушаковым как гражданская жена, — вспоминает Зинаида Кучер. — Расписались официально незадолго до его смерти, когда он уже был болен и беспокоился, чтобы она не осталась без жилья. 

Почему не поженились раньше? Мать Ивана Михайловича, женщина очень гордая, с характером, Зою не любила: ей вовсе не хотелось видеть женой сына юную девочку почти вдвое моложе него. И все же Зоя посвятила мужу, которого ласково звала Ивушка, свою жизнь целиком: все ее дела и мысли были сосредоточены на нем. 

Постановка драматической поэмы «Катерина Жерносек» — одна из первых самостоятельных работ художника, 1938.

Жили бедно. Зоя Даниловна одно время работала в театре костюмером, чистила парики, но постоянного дохода у нее не было, а невеликого театрального заработка Ушакова едва хватало на двоих. 

Летом, по окончании сезона в Купаловском, они снимали домик под Минском. Иван Михайлович писал этюды — их маленькое жилье всю жизнь было битком забито не только эскизами декораций и костюмов, но и прекрасными пейзажами: Ушаков боготворил белорусскую природу. 

Эскиз декорации к спектаклю «Прага остается моей», 1952.

Любил посидеть на берегу реки с удочкой и проводил там долгие часы. Рыбаком он был удачливым. Зоя Даниловна вспоминала, что в одно лето закатала не меньше 300 полулитровых банок рыбных консервов, и это не считая компотов и солений. Благодаря заготовкам супруги как-то перебивались зимой: роскошествовать не приходилось — всю жизнь художнику едва удавалось наскрести денег на кисти и краски. 
Ежегодная премия имени Ивана Ушакова присуждается молодым белорусским художникам-сценографам. Вручение наград приурочено к Международному дню театра. В этом году премия отмечает свое 20-летие.
Наследство — огромный архив 

Послевоенные годы для Ушакова — это целая череда спектаклей, в которых он выступал художником-постановщиком. Постоянное обращение к национальной белорусской драматургии: «Заложники» и «Это было в Минске» Алеся Кучара, «Иринка» Кузьмы Чорного, «Константин Заслонов» Аркадия Мовзона, «С народом», «Поют жаворонки» и «Заинтересованное лицо» Кондрата Крапивы, «На рассвете» Андрея Макаенка, «Цитадель слав» Константина Губаревича… Не чуждался Ушаков и русской классики — тут и «Борис Годунов» Пушкина, и «Горе от ума» Грибоедова, «Таланты и поклонники», «Женитьба Бальзаминова» Островского, «Вишневый сад» Чехова, «Анна Каренина» Толстого. Если посчитать, за годы работы в Купаловском он оформил больше 40 постановок. 

 
 
Эскизы костюмов к спектаклю «Выбачайце, калi ласка!» по пьесе Андрея Макаенка, 1953.

Покинуть театр Ивану Михайловичу пришлось в 1954 году по состоянию здоровья: силы подтачивало тяжело протекавшее онкологическое заболевание. Вплоть до 1966 года, когда художника не стало, единственным доступным ему занятием оставалось написание пейзажей — в этом его изо всех сил поддерживала Зоя Даниловна. 

Скончался Иван Михайлович 28 августа 1966 года. Его огромный архив — больше 500 работ — Зоя Ушакова бесплатно передала Государственному музею истории музыкальной и театральной культуры. По инициативе вдовы совместно с музеем и общественным объединением «Белорусский фонд культуры» в 2000 году была основана ежегодная премия имени Ивана Ушакова за лучшее художественное оформление спектакля. Единственным условием Зоя Даниловна поставила помощь молодым художникам-сценографам — слишком хорошо она помнила, как непросто доставался Ушакову его кусок хлеба. 

ovsepyan@sb.by

Иллюстрации предоставлены Государственным музеем истории театральной и музыкальной культуры и Национальным академическим театром им. Янки Купалы.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...