Минск
-2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Земная высота. К 90-летию народной артистки СССР и БССР Галины Макаровой

Эту артистку любят кинозрители на всем постсоветском пространстве. Но далеко не все знают, что на самом деле актриса на несколько лет старше, да и при рождении ее назвали не Галиной, а Агафьей. А также то, что многие годы артистка хранила тайну о своем отце.

Память сердца

В городском поселке Старобин Солигорского района Минской области именем Галины Макаровой названа улица. Призы ее имени вручают лучшим школьным театральным коллективам. В Центре детского творчества висит портрет Галины Климентьевны с автографами мастеров белорусского искусства. Здесь же медаль за разработку военно-патриотической тематики на сцене, дневники, очки, любимый платок, различные документы. Планируется, что раритеты станут основой для создания музея актрисы. В историко-краеведческом музее старобинской средней школы, где  училась Галина Макарова,  ей также отведен уголок. 
– Став известной на весь Советский Союз, Галина Климентьевна трижды приезжала на родину, и каждый раз для Старобина это было большим событием, –  рассказывает Михаил Русакович. – Наши дома стояли по соседству, и, приезжая сюда, Галина Климентьевна непременно заходила к нам. Ее родной дом  во время войны сгорел, после того как немцы превратили его в конюшню. К Галине сразу прибегали подруги, и начинались воспоминания о том, сколько песен, частушек и стихов знала она в детстве, послушать ее приходили жители соседних улиц. Вечерами будущая народная артистка, случалось, вместе с мальчишками участвовала в налетах на окрестные сады. И дело было вовсе не в яблоках,  в семье уважаемого всеми Климуся Чеховича, отца Макаровой, имелся собственный прекрасный сад. Но энергия, бурлившая в душе его дочери, требовала выхода. В предвоенные годы многие молодые люди боялись даже сесть на урчащий мотоцикл, а Агафья, в 16 лет переехавшая из Старобина в Минск, каталась на нем, как заправский гонщик. И однажды даже въехала в витрину магазина. В 1937 году она стала чемпионкой республики по мотокроссу. Увлекалась конным спортом, метала копье.

Об отце – ни слова

Провинциальная девчонка мечтала стать аптекарем. В столице работала домработницей, медсестрой, в свободное время удивляла друзей частушками, умением кого-то скопировать, изобразить, передразнить. Этот природный дар заметил отец ее подруги, работник Министерства культуры БССР. И порекомендовал ей поступить в студию при Белорусском театре. Агафья только вздохнула: ей, внучке священника, дочери репрессированного царского офицера, воевавшего на стороне Деникина, дорога была туда заказана.
– А об отце необязательно всем рассказывать, тем более писать в анкетах, – посоветовал благоразумный чиновник.
Девушка послушалась. Поступила учиться. Но полностью избавиться от черной метки дочери деникинца не смогла. Как-то, почувствовав повышенное внимание органов НКВД, семья Чеховичей стала лихорадочно уничтожать документы, исчезло даже свидетельство о рождении Агафьи. И при выдаче паспорта ее возраст определяли «по внешнему виду». Дети актрисы утверждают: их мать родилась где-то в 1916 году, но так как выглядела очень молодо, ей записали декабрь 1919 года.
Так, с большой тайной об отце девушка в театральной студии готовилась к выходу на большую сцену. Подруга как-то заметила: Агафья – имя крестьянское, не сценическое, нужно сменить его на более звонкое, например Галина. А тут как раз замужество подоспело. В 1939 году в театр заглянул командированный в Минск молодой красный командир Иван Макаров. Он увидел девушку на сцене и влюбился с первого взгляда. Пробрался за кулисы. Познакомились. Актрисе красавец-офицер также приглянулся. Они поженились. Так Агафья Чехович, дочь офицера-белогвардейца, превратилась в актрису Галину Макарову. Но она, не раздумывая, оставила театр, чтобы следовать за мужем в Москву, а потом в Карелию. Вернувшись из эвакуации в Москву, Галина Макарова прошла прослушивание в Театр имени Вахтангова. Готовилась сделать сюрприз мужу-фронтовику. Но Иван вернулся домой… с фронтовой подругой. Макарова молча собрала вещи, вернулась в Минск. И душевную травму стала залечивать работой.
В 1967 году Галина Макарова стала народной артисткой БССР, а в 1980-м – и СССР. Именно для нее белорусский драматург Андрей Макаёнок создавал образ сельчанки Лушки в пьесе «Лявониха на орбите», эту роль Макарова сыграла более 600 раз. Галина Климентьевна, с гордостью заявлявшая «Я – полешучка!», привнесла на сцену Купаловского театра Беларуси поистине народный дух. Она создала образ женщины – независимой, гордой и сильной духом. За 50 лет творческой жизни артистка сыграла не менее 60 ролей.
Стать звездой экрана Галина Климентьевна  и не мечтала. Но в 1976 году на «Ленфильме» Сергей Микаэлян готовился к съемкам фильма «Вдовы» – это трогательная история о двух бабушках, которые похоронили своих близких и стали ухаживать за чужими могилами. Режиссер искал актрис «из народа». Одну из героинь великолепно сыграла Галина Макарова. Фильм, пролежавший на полке много лет, принес Макаровой оглушительный успех. После него актриса снялась еще в 40 картинах. И все ее роли пользовались неизменным успехом у зрителей. Ибо актриса не играла перед камерой, а просто жила делами и помыслами своих героинь, чаще всего – простых крестьянских женщин, делилась со зрителями своей душевной щедростью и житейской народной мудростью.

Тепло большой души

Среди друзей Галины Макаровой было много знатоков искусства. У нее допоздна засиживались артисты Купаловского театра, московские гости – Клавдия Шульженко, Глеб Стриженов, Роман Филиппов, Юрий Саранцев. Всех их изумляла квартира народной артистки. Там не было персидских ковров, заморских мехов или изумрудов. Просто на стенах висело более десятка прекрасных картин, вышитых хозяйкой.  «Ваши вышивки украсят любую выставку», – не раз говорили специалисты. «Что вы! – отмахивалась хозяйка. – Это просто для души». И охотно раздаривала  работы друзьям, многие из которых стали друзьями ее земляков. В гости к старобинцам не раз приезжал коллектив Купаловского театра, самые лучшие воспоминания о себе оставили Мария Захаревич и Алексей Дударев.
– Впервые Галину Климентьевну я увидел подростком в каком-то кинофильме, – рассказывал Алексей Дударев, ставший впоследствии известным белорусским драматургом. – И подумал: зачем учиться в каких-то театральных институтах? Достаточно просто снимать женщин такими, как они есть. Я был убежден, что Галина Макарова не играет вовсе, ее просто снимают в определенных жизненных обстоятельствах.
А Эдуард и Татьяна, дети Галины Климентьевны, вспоминали, как мать с пеленок приучала их к труду, к уважению другого человека. А однажды у них чуть было не появилась сестричка. В минской больнице актриса навещала сироту и решила удочерить бедолагу. И сильно переживала, когда ей не удалось это сделать – девочка страдала тяжелой формой лейкемии. Потом в Керчи, во время съемок фильма «Улица младшего сына», Галина Климентьевна привязалась к многодетной семье. Помогала продуктами и одеждой. Просила мать отдать ей на воспитание девочку. Но опять вышла осечка. Галина Макарова всегда чувствовала непонятную вину за то, что ей жилось лучше, чем другим. В ее доме всегда находили поддержку актрисы, попавшие в сложную жизненную ситуацию, там часто устраивались обеды для бездомных детей.

Эдельвейсы при лунном свете

Роли Галины Макаровой в спектаклях «Лявониха на орбите» и «Трибунал», в кинофильмах «Вдовы», «Иван», «Прощание славянки», «Молодая жена», «Однолюб», «Белые росы» нельзя забыть. Но театру и кино Галина Климентьевна не отдавалась вся без остатка. Часто, отыграв спектакль, она прямо из театра мчалась за город. Свой дачный участок артистка превратила в оазис благоухания. Любила выращивать цветы, одних пионов у нее было более сотни кустов. Переписывалась с подписчиками журнала «Цветоводство», и ей присылали семена редких, иногда экзотических растений. Эдельвейсов, например, которые и в горах-то не часто встретишь. Когда актриса получила драгоценную посылку, то чуть не прыгала от радости. И горные красавцы заискрились на скромной даче под Минском.
В школьном музее вам расскажут забавную историю, как у Галины Климентьевны украли… слоновьи лепешки. Их, хорошо упакованные в объемной сумке, артистка везла в электричке на дачу – знакомые убедили, что удобрения от гастролировавшего в минском цирке слона придадут особую красоту и силу ее цветам. Незаметно задремала. А когда проснулась, бесценного груза не обнаружила. Воры явно рассчитывали, что в сумке народной артистки богатства несметные. Слушатели от смеха за животы хватались – речь артистки всегда искрилась остроумием, неожиданными, точными сравнениями, выводами. Коллеги говорили: если бы записывались ее изречения, каламбуры, остроты, то «собрание экспромтов» Макаровой стало бы бестселлером.
Галина Климентьевна говорила: если бы не стала артисткой, была бы председателем колхоза. Она обожествляла землю, никогда не работала в перчатках, считала, что почву нужно прочувствовать руками, зарядиться от нее энергией. Иногда, вернувшись домой поздним вечером после спектакля, начинала пропалывать,  подкармливать свои эдельвейсы и другие цветы. Представьте соседей, которые, проснувшись в полночь, видели женщину, работающую на грядке при лунном свете.
Потому, наверное, Галина Макарова и стала народной артисткой не только по званию, но и по сути, что по-настоящему любила жизнь и щедро отдавала себя ей. И все, что оставила нам эта незаурядная женщина, ее земляки-старобинцы сохранят для будущих поколений.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...