Земля уходит из–под ног

В Брестской области массово расхищают плодородную почву

На частных подворьях Брестской области стартовал сезон весенних полевых работ. Хороший урожай предвкушают те, кто заблаговременно подготовил почву. Вот только плодородный грунт — удовольствие не из дешевых. На этом фоне в регионе расцвел «серый» промысел по добыче плодородного слоя. Срывают его варварски, уничтожая экосистему. Внушительные штрафы и даже уголовные дела вандалов не останавливают, ведь на кону солидная выгода.

Осенью в садоводческом товариществе «Связист–2008» неизвестные сняли урожайный грунт с четырех с лишним соток.
Фото Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны

Первыми в этом году попались фермеры с юга Брестской области. С начала года в Столинской межрайонной инспекции охраны животного и растительного мира на расхитителей составили четыре протокола. Самый крупный урон нанесли двое жителей деревни Плотница. В глубине леса они сняли 40 квадратных метров плодородного слоя, погрузив его в 20 мешков. При задержании скрывать не стали: подстилку брали на свои огороды. Начальник инспекции Геннадий Сыса ссылается на особенность региона, где процветает тепличный бизнес:

— Ольшаны и окрестные деревни, как известно, зарабатывают на выращивании овощей. Это километры теплиц. Грунт можно купить в нашем же районе, на торфозаводе, но выгоднее накопать в лесу, тем более что местные почвы по плодородности даже лучше чернозема.

Земли действительно благодатные. В здешних лесах растет черная ольха. Ее листья разлагались там столетиями, создавая питательную среду для верхних слоев почвы. Фермеры и их наемники устремляются туда, как правило, на гужевых повозках, стараясь выбирать труднопроходимые участки. Подальше от глаз инспекторов. Ущерб невосполним. Уничтоженная плодородная земля без рекультивации всходов не даст...

За подобный вандализм предусмотрено наказание. Один «квадрат» лесной подстилки оценивается в базовую величину. То есть за 40 «квадратов» задержанным придется заплатить 920 рублей. Впрочем, у расхитителей своя экономика. Под каждым кустом инспектора не поставишь. И от возмездия многие нелегальные копатели земли уходят. Но даже штраф, который получат фермеры, окупят впоследствии их немалые доходы от урожая. Земля–то заготавливается на год вперед.

Крадут почву не только на Полесье. Если там добыча идет вручную, то в Брестском районе воры подключают технику. Еще осенью с участка Дмитрия К. в садоводческом товариществе «Связист–2008» неизвестные сняли урожайный грунт с четырех с лишним соток. Хозяин разводит руками, похитителей так и не нашли:

— У меня была очень плодородная почва, которая в прошлом году дала богатый урожай картошки. Два самосвала отсюда выгребли точно. Скорее всего, работали «Амкодорами». То, что не успели украсть, сгребли в большую кучу. Вероятно, готовились к следующему заезду, но я вовремя обнаружил хищение. Написал заявление в милицию. Теперь надо нанимать технику, чтобы заново разровнять оставшийся грунт по участку. И где–то искать новый. В милиции ответили, что виновных найти невозможно.

На этом месте двое жителей деревни Плотница сняли 40 квадратных метров плодородного слоя.
Фото госинспекции охраны  животного и растительного мира.

Это отчасти подтвердил и официальный представитель УВД Брестского облисполкома Сергей Дученко. Розыск проводили, но ни свидетелей, ни следов подозреваемых оперативники не нашли. Зацепиться не за что. А есть примеры с куда большими масштабами:

— В Чернавчицком сельсовете похищали почву с сельхозугодий. Наши сотрудники нашли машины, которые возили землю, свидетели видели работу погрузчиков. Мы установили причастное лицо и отправили материал в охрану природы.

В Брестской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды говорят, что признаки состава уголовного преступления есть. Статья «Порча земель» предусматривает до двух лет ограничения свободы, а если ущерб нанесен в особо крупном размере, то до пяти лет лишения свободы. Последствия этого варварства уже известны. Площадь изувеченной земли — почти полтора гектара. Размер возмещения вреда в общей сложности составляет свыше 800 тысяч деноминированных рублей.

Легально, но дорого


Замена плодородной почве есть — искусственные питательные грунты. В Брестской области их производит ОАО «Торфопредприятие Глинка» в Столинском районе. Его директор Михаил Шут уверяет, что их субстраты не уступают пахотным землям:

— Почти все фермерские хозяйства района берут продукцию у нас. Много клиентов и в других регионах страны. Охотно сотрудничаем с физическими лицами. Наши крупные конкуренты находятся в Витебске. Есть частные структуры, которые покупают у нас торф и продают под своими брендами.

Сориентировал директор и по ценам. Если брать сельхозторф, который дешевле, то в среднем цена за 50 тонн, которых хватит для нескольких соток приусадебного участка, составит 1000 рублей. Что важно — без доставки. Самовывоз из Бреста или Барановичей влетит в еще большую копейку. В итоге спрос на естественный грунт не падает. Очевидно, одними силовыми мерами проблему не решить. Быть может, в перспективе следует поискать возможность вполне официально продавать излишки плодородной почвы населению? Глядишь, тогда и нелегалы останутся не у дел.

Снова неуловимые?


Экологи констатируют: вокруг всех крупных городов идет хищение плодородного грунта. Он нужен не только фермерам. Охотно берут его на подворья в частном секторе — там, где на участке изначально была плохая почва или ее испортили при строительстве дома. А газон с цветами или грядки хотят все. Те, кто не занимается самовывозом, исследуют объявления. И хотя в легальном торговом обороте плодородной почвы не существует, ее поставщика легко найти в любом регионе. В Бресте, к примеру, за тонну грунта берут 10 — 15 рублей. На среднестатистический участок заказывается, как правило, до 60 тонн...

Бизнес прибыльный и почти безнаказанный. Торговец землей даже может быть зарегистрирован как ИП, только оказывает он легальные услуги по перевозке грузов. За это и платит налог. А где взял землю — объяснять не обязан. Ни охране природы, ни транспортной инспекции, ни ГАИ. Мало ли: с одного частного огорода везет на другой. Заместитель председателя Брестского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Сергей Шилинчук говорит, что бесценность плодородной почвы в прямом и переносном смыслах часто мешает установить реальный ущерб, нанесенный природе:

— При исчислении размера вреда, причиненного окружающей среде, у нас нет такого показателя как стоимость грунта за куб, тонну. Возникают ситуации, когда милиция установила факт хищения земли, но не застала расхитителя на месте происшествия. Спрашивают: какой вред был причинен? А подсчитать его нельзя, так как необходимо знать площадь и глубину нарушенных земель. Вот и получается, что наказать такого «предпринимателя» можно только поймав его на месте происшествия. А для того, в свою очередь, главное оттуда незамеченным уехать. Дальше ему ничто не грозит.

Каким путем водитель самосвала добыл грунт, уже не важно. А ведь не исключено, что его могли вывезти не только с полей, но и с многоэтажной стройки. Сергей Шилинчук говорит, это распространенная схема:

— При строительстве любого объекта плодородную почву, которую сняли, когда рыли котлован, нужно сгрузить рядом, а потом пустить на благоустройство. Излишки должны идти в резерв. Потом их используют, например, для рекультивации испорченных земель или восстановления газонов в городе после зимы. Так вот, этот грунт часто и вывозят со строек на сторону. Если такую машину остановит, например, ГАИ, мы вернемся к тому, что наказать водителя за вред экологии не получится. Не пойман — не вор.

alexbresta@gmail.com

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?