Земля — товар непростой...

Корреспонденты «СБ» побывали в областях и попытались, как говорится, изнутри изучить ситуацию с приобретением, а также изъятием земельных участков...
Кому должна принадлежать земля и как ее купить? На эти вопросы есть четкие ответы, закрепленные в ряде Указов. Последний, № 667, подписан Президентом 27 декабря прошлого года. Суть его в том, что без лишних процедур может взять участок и возвести на нем дом любой гражданин страны, нуждающийся в улучшении жилищных условий. Нюанс один: в той местности, где будешь строить, надо жить и работать. Исключение — Минск и областные центры. А все остальные любители загородного времяпрепровождения — добро пожаловать на открытый и прозрачный аукцион.

Корреспонденты «СБ» побывали в областях и попытались, как говорится, изнутри изучить ситуацию с приобретением, а также изъятием земельных участков.

Прополка сорняков

Более трех лет назад «СБ» впервые привлекла внимание читателей и официальных лиц к сомнительным объектам на берегах Раубичского (на фото) и Дубровского водохранилищ. Первая статья на эту тему «Чей терем–теремок?» была опубликована 11 марта 2005 года, затем последовали еще несколько. Реакция местной власти была вялой: объекты по–прежнему строились. Но и газета стояла на своем, аргументируя позицию все новыми документами. Непонятливых застройщиков и чиновников остановила прокуратура.

В статье «Где должно — власть употребить!», опубликованной 26 сентября 2007 года, говорилось о показательной акции, проведенной Генпрокуратурой в живописной деревне Раубичи – мечте тех, кто желает жить на вилле... Проверялось исполнение ранее выданных застройщикам предписаний снести! Проведенная незадолго до того проверка выявила, помимо замеченных газетой, и другие незаконно возведенные здания и объекты. Одни владельцы только приступали к сносу, буквально на глазах прокуроров, другие и вовсе не спешили. А что теперь?

Не осталось и следа от теннисного корта, сооруженного в прибрежной полосе. Земля рекультивирована. Как и в том месте, где на мощном бетонном фундаменте стоял сруб «пирса», сооруженного фирмой «Джетпрофит». Зато владелец бани, построенной возле берега (ее фото читатели «СБ» тоже видели), пытался оспорить предписание в районном суде. Дело проиграл. Но, по словам прокурора Минского района Игоря Чернеля, пытается и это решение оспорить.

А вот курьез, то ли смешной, то ли грустный. Пока перед фасадом злополучного «мини–кафе» И.Чернель давал пояснения многочисленным журналистам, с обратной стороны двое рабочих... разбирали остов, скатывая сверху огромные бревна. Было видно: к работе приступили только что. К разговору были не склонны. Лишь сказали, что есть, мол, приказ: разобрать как можно быстрее. Полгода, выходит, не хватило?..

Нельзя не поразиться легкомыслию, которое и сейчас демонстрируют иные «застройщики». А напрасно! Как сообщил прокурор района, против бывшего председателя Острошицкогородокского сельисполкома В.Якушева были возбуждены два уголовных дела — он уже осужден. «Легким испугом» — возмещением ущерба в сумме 35 млн. рублей — отделался бывший землеустроитель, занижавший стоимость выделения участков.

Осужден владелец «фиктивного» домика, расположенного здесь же, в Раубичах. Рискуя лишиться участка, который он долго не осваивал, хозяин «ввел в эксплуатацию» жилой дом без пола, отопления, электричества... Осужден и инженер БТИ, незаконно оформивший техпаспорт на несуществующее жилье...

Для слишком легкомысленных и непонятливых: компания не закончена, она только начинается. В конце минувшего года в Генпрокуратуре создан отдел, название которого говорит само за себя: отдел по надзору за исполнением природоохранного и земельного законодательства. Прокурор отдела Игорь Мацкевич пояснил корреспонденту «СБ», что проверка выявила по всей стране более 3,5 тысячи нарушений, так или иначе связанных с незаконным занятием земель, самовольным строительством, загрязнением прилегающих к водоемам территорий. Более 800 незаконных строений из полутора тысяч выявленных снесено только за полгода. 24 уголовных дела возбуждены против граждан (за самоуправство) и должностных лиц (за потворство).

Еще один грустный урок. Здесь, на стыке двух водохранилищ, где летними днями отдыхают тысячи людей, кафе просто необходимо — «мини» или «макси». Оно бы уже давно обслуживало отдыхающих, будь построено строго по нормам, чуть дальше от берега. Вместо этого — несостоявшийся бизнес, потерянные деньги, три года бестолковщины. Такова цена лишь одного нарушения.

Виктор ПОНОМАРЕВ, «СБ».

Желания и возможности

Земля — товар. Но какой? Об этом обозреватель «СБ» беседует с Георгием Кузнецовым, председателем Госкомитета по имуществу.

— Георгий Иванович, минчане, брестчане, витебчане — звонят практически из всех областных центров — спрашивают: мол, почему им, по сути, отказывают в праве улучшить свои жилищные условия, самостоятельно построив дом в городе или пригороде? А предлагают участвовать в аукционе, где цены, прямо скажем, кусаются...

— Можно отвечу вопросом на вопрос? А вы верите в то, что человек, который 20 лет ждет очереди на получение жилья по социальным ценам, построит дом за 3 года, как того требует законодательство?

— Не очень...

— Это мы уже проходили. В середине 90–х годов сельсоветы раздавали землю направо и налево и в основном жителям Минска да областных центров. Те, кто не мог построить дом, участки перепродавали или держали их про запас. Теперь вот приходится трудно и мучительно забирать. Введен запрет на продажу. Недавно завершили инвентаризацию, итог: 19 тысяч пустующих наделов по стране! А более состоятельные нуждающиеся граждане и домик неподалеку от кольцевой построили, и своей очереди на квартиру в Минске преспокойно дожидаются. Мое твердое убеждение, которое теперь закреплено законодательно: покупатель и чиновник должны встречаться только один раз — на аукционе. Тогда процедура приобретения участков будет справедливой. Исключение — сельский житель, который не коттедж возводит, а обычный деревенский дом, потому что ему в самом деле просто жить больше негде. С 29 февраля на нашем сайте размещена информация о сформированных земельных участках, их характеристиках, кадастровой цене и дате аукциона. Указ Президента № 667 позволил сократить подготовку землеустроительного дела и процедуру формирования участка вдвое. На все про все — 35 дней. Плюс 2 месяца на проведение аукциона. И хозяин — барин. Больше полномочий по распоряжению свободными участками получили местные органы власти.

— А не постигнет ли печальная участь аукционы по продаже участков для строительства жилья в частную собственность граждан? Минский фонд госимущества в июне — июле планирует выставить на торги 4 земельных надела в Дроздах. Начальная цена — 90 — 100 долларов за квадратный метр. Если участок 10 соток — это 100 тысяч долларов. Думаете, купят?

— Уверен. Посмотрите статистику проведения аукционов в Минском районе. В среднем цена выросла в 3 раза. Пока спрос есть.

Хотя, согласен, не всегда и не всем понятно, как это покупать за деньги то, что еще вчера можно было взять по знакомству даром. Но давайте посмотрим на эту проблему по–хозяйски. Как я уже говорил, в стране около 19 тысяч пустующих участков. Но большинство из них — без дорог, электричества, водопровода. То есть люди получали голую землю. Зато бесплатно. А потом годами кто как мог подводили туда блага цивилизации. Или писали письма, жаловались, что до участка и на тракторе доехать невозможно. Горькая правда жизни.

Пора, на мой взгляд, в принципе менять подходы к выделению земли под индивидуальное жилищное строительство. Местные органы власти должны разрабатывать генпланы развития населенных пунктов, подводить коммуникации, создавать необходимую для жизни людей инфраструктуру и только тогда выставлять участки в этих массивах на аукционы. Но на это нужны огромные средства. Где их взять? Деньги надо зарабатывать. Хотя бы вот таким образом — через аукционы реализуя престижные земли. Раздавать бесплатно главный наш стратегический ресурс нельзя!

Беседовала Aэлита СЮЛЬЖИНА, «СБ».

Вид на пустое окно

Жилищный вопрос обострился до предела. За крышей над головой отправилась в администрацию Железнодорожного района Гомеля, где стою в очереди нуждающихся в жилье. Но там с мечтой быстро построить квартиру пришлось расстаться сразу: «Даже по коммерческим ценам (2 миллиона рублей за «квадрат») мы работаем с очередью 2004 года, а вы стали нуждающейся только в 2007–м, — охладила мой пыл сотрудница. — Подождите!» Но мне–то ждать уже невмоготу. А что если попытаться построить не квартиру, а маленький домик с приятным видом из окна?

Поскольку будущему мини–особняку надо стоять на конкретном участке земли, я отправилась в городскую землеустроительную и геодезическую службу. Мысленно обустраивая тихий дворик, стремительно пересекла коридоры учреждения, оставив без внимания стража–вахтера. Тот «приземлил» вопрос и остановил мое триумфальное наступление:

— А вы, собственно, куда? Прием начинается с 14.00.

— Да мне только уточнить, какие документы нужно собрать, чтобы получить участок под строительство дома, — стушевалась я.

— Так бы и сказали. Тогда смотрите на стенд. Видите два пустых окошка? Там раньше висел перечень участков, предоставляемых под застройку. Сейчас их нет, потому что с 1 января 2008 года наша служба этим вопросом не занимается. По новым правилам в областных центрах участки теперь продаются через аукцион. Вам — в управление коммунальной собственности и приватизации горисполкома, кабинет № 7. Там все расскажут.

С заготовленным прошением: «Мне бы кусочек земли, нуждающаяся я», ступила на порог начальника отдела. И тут же получила исчерпывающее «нет».

— То есть как это?! — удивилась я. — Что, земли в городе не осталось?..

— Сейчас при выделении участков в областном центре нет понятий «нуждающийся» или «ненуждающийся», — объяснила начальник отдела Ольга Швиденкова. — Землю вы можете получить только через аукцион. Но у нас сейчас нет участков. В данный момент их перечень формируют управление архитектуры и землеустроительная служба. Ждем. Приходите позже. При себе нужно иметь паспорт. Здесь напишете заявление, через банк оплатите задаток — 10 процентов от начальной стоимости.

— Начальная стоимость — это сколько? — отважилась узнать главную правду.

— Пока не могу сказать. Все зависит от кадастровой оценки земли. Но учитывайте, что между стартовой ценой и конечной может быть большая разница.

О возможной разнице мне рассказали, когда обратилась в управление как собкор «СБ». Здесь еще не продавали участки под коттеджи дешевле 4 тысяч долларов. Была и максимальная цена, по которой ушел надел, — около 12 тысяч у.е. В моем случае без кредита не обойтись. Дальше — оплата конечной суммы торгов в течение 20 дней, договор с горисполкомом о том, что строительство начнется в течение года, потом с бумагами — в землеустроительную службу...

Обо всех интересующих меня «тонкостях» заместитель начальника городской землеустроительной службы Надежда Фомченко порекомендовала получить информацию через письменный запрос. Предложила, правда, еще «сходить» на городской сайт:

— Там есть все, — заверили меня.

Конечно, сходила. По теме нашла лишь раздел «Продажа земельных участков», а в нем — все то же пустое окно...

Виолетта ДРАЛЮК, «СБ».

Компетентно

Начальник областной землеустроительной и геодезической службы Алексей Капралов:

– По новым правилам получить площадку под строительство дома в областном центре можно только через аукцион. А вот в районах есть разделение. Если человек стоит на очереди как нуждающийся в улучшении жилищных условий, земля ему предоставляется бесплатно. Если нуждающимся не является, тогда, как и в Гомеле, путь — на аукционные торги. Что касается выделения земли под дачи и приусадебные участки, то порядок остался прежним. Делается это бесплатно, через местные органы власти.

Звонок в Речицкую районную землеустроительную и геодезическую службу:

— Хотели бы построить дом в райцентре, стоим на очереди как нуждающиеся... Что делать?

— Вам нужно справки собрать: из исполкома — о том, что очередники; из ЖЭСа — о составе семьи; из БТИ — что не имеете другой недвижимости. Потом — к нам. Выберете площадку — есть предложения. После мы вас направим в «Белгипрозем», чтобы сделать съемку участка, в управление капитального строительства — за типовым проектом...

— А сколько на оформление обычно времени уходит?

— Рассчитывайте максимум на три месяца.

Снести, нельзя оставить!

О конфликтной ситуации, возникшей между «лодочниками», обосновавшимися на территории республиканского ландшафтного заказника «Средняя Припять», и лунинецкими властями, мы уже писали («СБ» за 12 июля 2007 года). С тех пор прошло 8 месяцев и немало воды в Припяти утекло. Что изменилось? Чтобы увидеть все воочию, я отправилась в Лунинецкий район. 17 километров от райцентра вдоль красивейшего канала Лунинецкий, существующего еще с XIX века, — и мы на месте.

— Вот она, наша Припять, — начальник инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Лунинецкого района Анатолий Кляцко сворачивает с насыпной главной дороги вправо. Вдоль берега — столетние дубы, раскидистые ивы, которым не меньше полувека. А сама река — широкая, шумная. Нынешней зимой даже не замерзала.

— Когда–то ледокол лед рубил, — ностальгирует по настоящим зимам хозяйка хутора Каменец Елена Черноокая.

Пенсионерку мы застали рядом с лодкой. Говорит, собралась за хлебом. На том берегу Припяти — уже Столинский район, деревня Коробье...

Заказник здесь образован в 1999 году. Как и у жителей деревни Коробье, у Чернооких есть законное право здесь жить. Природе не мешают. А вот «лодочники», поставившие поблизости от домика Елены Черноокой свои постройки, к землепользователям не относятся. Значит, нет у них таких прав.

«Шанхай» — так называют прилепленные друг к другу, словно в беднейшем китайском квартале, странные постройки на берегу Припяти. То ли дома, то ли сараи появились лет 30 назад. Когда–то это место временно отдали под лодочные гаражи. Но люди самовольно строились, провели электричество, поставили газовые баллоны — получились хоть и неуклюжие, но дачи на живописном берегу. Когда образовался заказник «Средняя Припять», началась упорная борьба. Представители власти по–хорошему попросили хозяев снести незаконные постройки. Но никто и пальцем не пошевелил. В минувшем году пришло время заняться проблемой всерьез.

— Это природоохранная зона и здесь не может быть никаких незаконных сооружений. Всем хозяевам выдали предписания о сносе, несколько раз давали объявления об этом в лунинецкой районной газете, по местному радио сообщали, — вспоминает Анатолий Кляцко. — Но слушать никто не хотел. Я пережил 16 проверок по жалобам, но все выводы были однозначными – мы поступаем правильно...

Первыми убрали свои «базы отдыха» городские предприятия. Снесли сами. «Лодочникам» был предложен человеческий вариант: добровольно вывезти «дачи». Многие согласились. Постройки остальных «лодочников» ЖКХ убирало в присутствии представителей милиции, прокуратуры и райисполкома. Сарайчики покрепче, хозяев которых не нашли, вывезены на территорию ЖКХ. Если найдутся, еще и штраф заплатят. Сегодня из 86 незаконных строений снесено 52 (под одним даже мину противопехотную нашли!), 34 пока стоят. На месте все еще и постройки закоренелых жалобщиков.

— Это домики на фундаменте. Владельцы попросили подождать. Обещали перевезти их в другое место, — объясняет Анатолий Кляцко. — Райисполком предложил всем хозяевам построек на берегу Припяти новые участки под дачи, причем в черте города. Не поверите, только один пенсионер согласился законно взять землю! Остальные продолжают возмущаться, требуя себе место под солнцем — на берегу Припяти, в природоохранной зоне заказника.

— Здесь была будка моего сына, так ее сожгли, — возмущается Андрей Рудой, которого мы застали на берегу Припяти в компании рыбаков. — Согласен, документов на землю не было, но не таким же способом надо действовать...

Каждый из жалобщиков, обвиняющих Анатолия Кляцко в самоуправстве и превышении полномочий, пишет и говорит приблизительно то же, что и Андрей Рудой. Каждый признается: «Актов на землю не было, но почему их нам не дали? Мы готовы были все узаконить...»

А потому не давали, что это запрещено законом.

— Место это многими любимое, — верит Анатолий Кляцко. — Конечно, такая красота... Мы его благоустроим. Приезжайте, отдыхайте, удите рыбу. Со временем определим территорию под лодочную станцию, но «Шанхаю» здесь не место...

Кстати, на работы по снесению незаконных построек в «Средней Припяти» только на территории Лунинецкого района уже затрачен 31 миллион бюджетных рублей.

Валентина КОЗЛОВИЧ, «СБ».

Не строишь сам — отдай другому

Идешь, бывает по новым улицам коттеджного поселка и неожиданно натыкаешься на пустырь, заросший бурьяном. По идее, здесь давно должен был стоять аккуратный домик. Но на «стройплощадке» — запустение.

А что удивляться — не так давно кое–кто рассматривал землю, выделенную под индивидуальное строительство, совсем не как место, где когда–нибудь «вырастет» их дом. Относились к участкам, особенно к тем, которые в престижном месте, как к капиталу. Доставшиеся практически даром сотки можно было выгодно продать. И продавали — за огромные деньги. Причем, нетрудно догадаться, покупателями были обеспеченные люди, у которых жилищный вопрос давно решен. В то же время те, у кого он действительно стоял остро, оставались в стороне.

Сегодня реалии таковы: не хочешь использовать землю — твое дело. Но в таком случае либо сам отдай надел, либо у тебя его заберут.

Могилевчанин Александр Веретенников, когда получил участок под строительство дома, строил массу планов. Почти сразу заложил фундамент. Но на том стройка остановилась. Александра Васильевича подвели знакомые: пообещали помочь в возведении коттеджа, да куда–то исчезли. Сам Веретенников убедился: одному осилить работы не получится. На свои мечты махнул рукой и на участке стал бывать все реже. Спустя какое–то время и вовсе его забросил. Когда комиссия Могилевского горисполкома убедилась в том, что стройка не ведется, Веретенникову предложили выбор: или начинать возведение дома, или отказываться от участка. Александр Васильевич выбрал последний вариант: «Зачем обманывать себя и других? Все равно стройматериалы сейчас мне не по карману. Может, кто–то другой построится...»

И такие примеры не единичны. По словам заместителя начальника Могилевской областной землеустроительной и геодезической службы Сергея Шкредова, в прошлом году на Могилевщине у граждан было изъято 1.764 земельных участка, не используемых по назначению. Правда, большинство — это наделы, выделенные сельчанам для подсобного хозяйства, превращенные ими в пустыри, заросшие сорняками. То же самое произошло и со многими участками, на которых должны были появиться дома. 162 застройщикам теперь придется думать, как по–иному решить свою жилищную проблему.

Сурово? Как сказать... На кардинальные меры местные власти идут не сразу. Для начала потенциальному застройщику предлагают занять участок. Правда, для этого недостаточно поставить на нем строительный вагончик. Необходимо приступить к строительству: заложить фундамент, начать прокладывать коммуникации. Если человек действительно собирается построить дом, работники исполкома идут навстречу.

Положение о том, что приступать к возведению стен надо в течение года с момента выделения участка, существовало и раньше. Не было только ясно, когда этот самый год начинается. По логике вещей, с момента принятия исполкомом решения о выделении земли. Но некоторые застройщики, которых поджимало время, в споре за право пользования участком выдвигали железный аргумент: мол, конкретные сроки нигде не прописаны.

— Сейчас этой лазейки нет, — говорит Сергей Шкредов. — В декабрьском указе Президента четко прописано: в течение двух месяцев после решения исполкома потенциальный застройщик обязан зарегистрировать свое право на землю в бюро по инвентаризации и земельному кадастру. Отсчет времени начинается с того момента, как на руках у человека окажутся необходимые документы. Механизм изъятия неиспользуемых участков стал четким и понятным.

Павел МИНЧЕНКО, «СБ».

Фото предоставлено Могилевской областной землеустроительной и геодезической службой.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
елена
"Причем, нетрудно догадаться, покупателями были обеспеченные люди, у которых жилищный вопрос давно решен. В то же время те, у кого он действительно стоял остро, оставались в стороне."
а что, сейчас что-то изменилось? квартирный вопрос остро стоит именно у жителей столицы и областных центров, а не на селе. в тех же агрогородках зачастую некого селить в новые домики. а в столице как ранее невозможно было построить квартиру, так и сейчас. для многих нуждающихся участок за кольцевой - это единственная возможность жить в человеческих условиях. и почему нуждающийся не сможет построить себе дом? почему, когда речь идет о сельских жителях, так - домик, а о городских - так обязательно коттедж? сотни горожан были бы рады получить кусочек земли и возвести на нем скромный домик в 80-100 метров, та же трехкомнатная квартира, только стоимость квадрата при покупке квартиры - от 1500 у.е, а себестоимость квадрата незатейливого частного домика - 500-600 у.е (столько же стоит и квадрат квартиры тех, кто простоял в очереди 20 лет). Разницу ощущаете? не надо прикрываться заботой о бедных гражданах, которых другие граждане лишают возможности построить дом, не осваивая выделенный участок. просто все понимают, что за деньги на перефирии земля никому не нужна, вот и раздают по прежнему бесплатно, а в крупных городах - стоит больших денег. какие уж тут интересы граждан, когда у государства есть такая возможность получения дополнительных доходов
Марк Анатольевич
У нас в стране достаточно земли для того, чтобы ее гражданин мог построить дом, дачу, гараж, лодочный сарайчик и т.д. Чиновники устроили весь этот тарарам, чтобы поднять свою значимость и еще более набить карманы. Вот даже СБ уже несколько лет зациклена на пустяшных объектах.
Дался вам этот теннисный корт...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?