Минск
+23 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Участки дорожают, а цены на жилье снижаются

Земля просится в оборот

Сегодня участки продают на аукционах и “нарезают” бесплатно для нуждающихся в улучшении жилищных условий. Других вариантов, по крайней мере, законных, нет. Недавний Указ № 244 внес коррективы в развитие земельного рынка и практически полностью вывел за его пределы спекулянтов. Каких перемен ожидать? Об этом беседа с председателем Совета риелторов при Министерстве юстиции Беларуси Владимиром Чернушевичем.



— Если человек получил участок как нуждающийся, то он его не может продать раньше определенного срока. Но в этом правиле появились новые исключения. Насколько они существенны?

— Если внимательно вчитаться в указ, то речь идет только об исключительных случаях — инвалидность 1-й и 2-й группы, направление на работу (службу) в другую местность, потеря кормильца, другие причины, из-за которых человек не может быть полноценным собственником.  Однако далеко не у каждой семьи инвалида, к примеру, найдутся средства, чтобы полностью погасить льготный кредит на строительство (если он брался), а потом выкупить участок по кадастровой стоимости — это может быть не все сто процентов, а например 80, если 

20 процентов уже было заплачено при предоставлении земли. Если в собственность приобрести нет возможности, то нужно будет оплатить аренду недвижимости на 99 лет.  Еще нюанс. Право первой покупки имеет местный исполком. И только когда он откажется, участок при соблюдении всех прочих условий может раньше положенного срока (а это 8 лет) отправляться с построенным уже домом либо законсервированным строением в свободный оборот.  Думаю, что этой возможностью из-за стеснения людей в средствах воспользуются очень немногие. Если бы нуждающиеся реально понимали, когда брали участки, допустим, в 2009 году, что их ждет, то процентов  80 отказались бы от них и пошли бы на квартирный рынок. А сегодня они вынуждены мучительно искать выход и пытаться вести строительство. Поэтому ожидать, что массово появятся интересные предложения на рынке земельных участков, снизятся цены, в ближайшее время не стоит. Сейчас наблюдается иная тенденция. Люди понимают, что наделы, особенно в хороших местах, заканчиваются. Ничего нового не нарезается. Даже на аукционах исчезло разнообразие. То, что можно было изъять, уже реализовали.  Дефицит ведет к тому, что земля медленно, но верно начинает расти в цене. 

— Вы сказали, что нуждающиеся не брали бы участок, если бы знали что их ожидает. А кому тогда должны были достаться участки? 

— Я не люблю условное наклонение. Но давайте предположим, что люди, которые заранее знали, на что они идут, отказались бы тогда от участков. Спокойно, по очереди, получали на льготных условиях свои метры в многоэтажных домах. А свободные наделы можно было продать с аукциона. В казну поступили бы немалые деньги. Загружена была бы и строительная промышленность. Все остались бы в выигрыше. 

— Застройщиков указом обязали выполнять свои обязательства, соблюдать сроки строительства, иначе у них участок могут изъять.

— Дольщики выиграют от этого. Не потребуется долго ожидать заветной квартиры, ожидать, например, когда с банкротом разберутся в суде. Другое дело, что сейчас строительные фирмы стали более взвешенно подходить к решению, брать им площадки под застройку или нет. Но эти сомнения отразятся на рынке только лет через пять.

Сейчас сложилась довольно любопытная ситуация. Застройщики любой ценой стараются завершить свои объекты и при этом демпингуют цены. С другой стороны, свои деньги стремятся спасти те, кто в свое время вложил их в жилье как в надежный, постоянно растущий актив — построили по 4—5 квартир. Они стараются вывести средства с квартирного рынка, тем самым провоцируя еще больший ценопад. Думаю, что цены на квадратный метр года через три-четыре постепенно снизятся до средней заработной платы. Это мировая тенденция.

— У нас земля не может продаваться. И это правильно. Иначе этот рынок может превратиться в полукриминальный. Но как заставить собственника по-хозяйски относиться к тому, чем он обладает?

— Прежде всего должно стать правилом, чтобы участки продавались только с подведенными коммуникациями. А то у нас зачастую выделяют сотки в чистом поле, а потом, как только люди обживутся, им при отчуждении повышают кадастровую стоимость. Власти могут разрешить при определенных условиях менять целевое назначение. Слышал о предложениях разрешить собственникам, как в Великобритании, сдавать участки в аренду. Но это сложный вопрос. Ситуация может выйти из-под контроля. А вот упростить процедуру отчуждения земельных участков стоит. Ведь до 2006 года участки у нас были в гражданском обороте. Рано или поздно мы к этому снова придем. Не нужно бояться посредников. В конце концов можно придумать земельный налог для тех, кто хочет придержать лакомый кусочек до лучших времен. Например, не осваиваешь его — плати плюс 20 процентов каждый год к основному земельному налогу. Если земле позволить свободно обращаться, то она через вторые-третьи руки непременно найдет эффективного собственника.

БЛИЦОПРОС

Как решить проблему долгостроев?

Об этом спросила жителей Витебска собственный корреспондент “Народной газеты” Ольга Крученкова.

Вера Шестакова, майор милиции в запасе: 

— Тех, кто начинает и бросает строительство, надо бы наказывать рублем. Ввести какой-нибудь ощутимый сбор, который будет повышаться с каждым годом задержки, — пусть инвесторы на входе всерьез просчитывают, смогут ли завершить стройку в отведенные сроки. В том, что касается жилья, мне кажется, самая надежная схема такая: государство строит, потом продает готовые квартиры по фиксированной цене. Потому что все мы в 2011 году видели, как останавливаются стройки, когда весь процесс зависит от кредитов и средств дольщиков. 

Петр Васеха, строитель: 

— Жить надо по средствам, тогда не будет никаких долгостроев. Большая ложка рот дерет, говорят в народе. Это всех касается: и человека, и города, и страны. Любим мы показуху любой ценой, вот и беремся строить без денег. 

Светлана Радивон, продавец: 

— Я ввела бы личную ответственность для чиновников, которые принимают решение о строительстве социальных объектов. Начали при тебе строить поликлинику или детский сад — никакого повышения, пока не сдашь их в эксплуатацию. А то наобещают, фундаменты зальют и годами потом плачут по всем каналам, что нет финансирования.

dev@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...