Земля отчуждения – земля возрождения

АВАРИЮ на Чернобыльской АЭС часто называют сельской катастрофой. Поскольку из 3 тысяч 600 населенных пунктов, попавших в зону радиоактивного загрязнения, 27 — города, все остальные территории — сельские. Первоначально загрязнению радионуклидами подверглось 1 миллион 800 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель. Сразу вывели из сельскохозяйственного оборота 264 тысячи гектаров, было ликвидировано 54 колхоза и совхоза. И на начало 90-х годов в республике осталось в обороте чуть больше 1 миллиона 400 тысяч гектаров земель, загрязненных цезием-137. Прошло 25 лет с момента аварии. Об изменениях в землепользовании на загрязненных территориях рассказывает Николай ЦЫБУЛЬКО, заместитель начальника Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС МЧС Республики Беларусь.

Только на переспециализацию направлено по миллиону долларов на одно хозяйство. Об этом и не только — в интервью Николая ЦЫБУЛЬКО.

АВАРИЮ на Чернобыльской АЭС часто называют сельской катастрофой. Поскольку из 3 тысяч 600 населенных пунктов, попавших в зону радиоактивного загрязнения, 27 — города, все остальные территории — сельские. Первоначально загрязнению радионуклидами подверглось 1 миллион 800 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель. Сразу вывели из сельскохозяйственного оборота 264 тысячи гектаров, было ликвидировано 54 колхоза и совхоза. И на начало 90-х годов в республике осталось в обороте чуть больше 1 миллиона 400 тысяч гектаров земель, загрязненных цезием-137. Прошло 25 лет с момента аварии. Об изменениях в землепользовании на загрязненных территориях рассказывает Николай ЦЫБУЛЬКО, заместитель начальника Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС МЧС Республики Беларусь.

— На 1 января этого года в республике в сельхозпользовании находится 1 миллион 20 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель, загрязненных цезием-137 с плотностью от 1 до 40 Кюри/кв. км. За прошедшие годы на 400 тысяч гектаров уменьшилась территория загрязнения в результате естественного распада радиоцезия. А из 1 миллиона 20 тысяч гектаров сельхозземель 350 тысяч одновременно загрязнены и стронцием-90. Сельхозпроизводство разрешается вести при загрязнении цезием-137 до 40 Кюри/кв. км, стронцием-90 — до 3 Кюри/кв. км.

Все земли, которые были на тот момент выше этих показателей, а это 264,5 гектара, выведены из сельхозоборота. В том числе и другие территории, на которых средняя годовая доза облучения населения может превысить (над естественным и техногенным фоном) 1 мЗв (миллизиверт) и на которых невозможно получение продукции, где содержание радионуклидов не превышает республиканских допустимых уровней.

— Николай Николаевич, сколько хозяйств работает сейчас на загрязненной территории? И как земли возвращаются в сельхозпользование?

— На загрязненной территории работает порядка 450 сельскохозяйственных организаций. По поводу ввода земель. Идет естественный распад радионуклидов, постепенно снижается плотность радиоактивного загрязнения. Статьей 9 Закона Республики Беларусь «О правовом режиме территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС» предусмотрено исключение земель из категории радиационно опасных и перевод их в хозяйственное пользование.

Исключение территорий из разряда земель отчуждения и перевод их в разряд земель ограниченного хозяйственного пользования производится по решению Совета Министров Республики Беларусь после их комплексного обследования и экспертных заключений. 

С 1993 года, а именно с того времени стали вводить отдельные земли в оборот, ввели в сельхозпользование 15,9 тысячи гектаров в 9 районах Гомельской области и в 4 — Могилевской.

— Была ли необходимость их вводить?

— В результате чернобыльской катастрофы на территориях радиоактивного загрязнения уменьшились посевные площади, резко сократилось поголовье скота в сельхозорганизациях. Сейчас ситуация меняется. Хозяйства крепчают, они увеличивают поголовье, что требует наращивания кормовой базы… Чтобы получать нормативно чистую продукцию, на загрязненных землях проводится комплекс защитных мер в сельскохозяйственном производстве.

— Что он собой представляет?

— Это система организационных, агротехнических, агрохимических, зоотехнических, технологических мероприятий в растениеводстве и животноводстве.

— Пожалуйста, кратко расскажите о некоторых из них.

— Организационные защитные меры — в первую очередь вывод из пользования земель с высокой плотностью радиоактивного загрязнения. И оптимизация структуры посевных площадей. В конце 80-х — начале 90-х выводили из севооборота бобовые культуры, поскольку они характеризуются повышенным накоплением радионуклидов.

— А теперь?

— Тогда выводили бобовые на всех загрязненных землях. Сейчас учеными уже накоплен опыт, данные по переходу радионуклидов в разные виды бобовых культур — люпин, горох, пелюшка и т. д. И по разным сортам. Ученые уже могут сказать, какой сорт какой бобовой культуры можно выращивать при какой плотности загрязнения. Где нельзя выращивать люпин, можно, допустим, горох или люцерну.

Агротехнические мероприятия дали положительный эффект непосредственно после катастрофы. Проводилась глубокая отвальная вспашка для заделки в более глубокие слои верхнего, наиболее загрязненного горизонта почвы. Проводилось также коренное и поверхностное улучшение сенокосов и пастбищ.

Агрохимические мероприятия — повышение плодородия почв. Известкование кислых почв, применение повышенных доз фосфорных и калийных удобрений. Учеными установлено, что известкование почв приводит к снижению поступления радиостронция в сельскохозяйственные культуры. А кальций — это антагонист стронция, он блокирует его переход в растения. Основным агрохимическим приемом, снижающим поступление в них радиоцезия, является внесение калийных удобрений. Калий — химический аналог радиоцезия и конкурирует с ним в процессе корневого питания растений. Сокращение поступления цезия в растения при применении калийных удобрений связано, с одной стороны, с антагонистическим характером отношения цезия и калия в почве, а с другой — с эффектом «разбавления» в надземной массе растений и повышением урожайности сельскохозяйственных культур.

Еще создаются культурные кормовые угодья для скота общественного и частного сектора. Если в результате радиационного контроля, а его проводят на личных подворьях медики, в населенном пункте зафиксируют хотя бы одну пробу молока с превышением 100 беккерелей на 1 литр по цезию, то для поголовья всего населенного пункта создаются культурное пастбище и сенокос на 5 лет. Есть небольшие населенные пункты, где держат по 2—3 коровы. В эти населенные пункты мы поставляем комбикорма с цезиесвязывающими добавками. Они его получают бесплатно благодаря Государственной программе по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

За последнюю пятилетку на защитные меры из бюджета выделялось ежегодно порядка 50—60 миллионов долларов. Приходилось примерно 50—55 долларов на 1 гектар загрязненных земель каждый год.

— А переспециализация хозяйств — вынужденная мера?

— В стране предпринималось несколько попыток переспециализации. В 1992, 1997 годах. Но тогда не было денег, чтобы провести эту кампанию. И настоящая переспециализация началась, по поручению главы государства, с 2002 года. С чем это было связано? В ряде хозяйств в силу высокой плотности загрязнения земель, хотя она не превышала 40 Ки/кв. км по цезию и 3 Ки/кв. км — по стронцию, не удавалось стабильно производить нормативно чистую продукцию. Даже при применении защитных мер. Поэтому и решено изменить отраслевую специализацию этих хозяйств. С 2002-го по 2010 год в республике переспециализировали 57 сельхозпредприятий. Это 14 процентов от всех хозяйств, которые работают на загрязненной территории. За все это время на переспециализацию направлено порядка 143 миллиардов рублей. То есть где-то по миллиону долларов на одно хозяйство.

— И каковы результаты?

— Комплекс защитных мер в сельском хозяйстве позволил за послеаварийный период снизить поступление радиоцезия в сельскохозяйственную продукцию в 10—12 раз, стронция — в 2—3 раза. Если, например, в 1986—1987 годах производилось зерна, непригодного на продовольственные цели по цезию, где-то 320—340 тысяч тонн, картофеля — от 27 до 90 тысяч тонн, то сейчас практически все зерно соответствует нормативу по радиоцезию. Картофель и овощи соответствуют допустимому уровню как по цезию, так и по стронцию. В 1986—1987 годы производство молока в хозяйствах с превышением допустимого содержания радиоцезия — 100 беккерелей на 1 литр — составляло где-то от 300 до 500 с лишним тысяч тонн. По итогам 2010 года молока с превышением норматива по загрязнению цезием произведено всего 33,8 тонны! И только в Гомельской области.

— А как обстоят дела с говядиной и свининой?

— У нас норматив для говядины — 500 беккерелей, для свинины — 180 беккерелей на 1 килограмм. Свинина меньше накапливает радионуклиды. За последние 5 лет ни одного случая превышения доз по свинине не было. А в говядине радионуклиды могут быть. Тогда животное запускают на три месяца на предубойный откорм чистыми кормами. За это время цезий выводится из организма животного. Поэтому и говядина почти вся чистая. За последние пять лет было зафиксировано: в 2006 году — 0,7 тонны с превышением дозы и в 2010-м — только 100 килограммов.

— А какие есть проблемы?

— У нас из 350 тысяч гектаров, загрязненных стронцием, порядка 150 тысяч гектаров имеют плотность 0,3 Ки/кв. км и выше. Это самые загрязненные земли Гомельской области: Брагинский, Наровлянский, Хойникский, Ветковский, Добрушский районы. Частично — Речицкий. Там невозможно получение нормативно чистого зерна на продовольственные цели. В последние 3 года около 30—35 тысяч тонн зерна из этих районов непригодно на продовольственные цели по содержанию радиостронция. Оно направляется на фураж. Стоимость фуражного зерна гораздо ниже, чем продовольственного. Из-за этого хозяйства несут определенные убытки. Чтобы решить эту проблему, в рамках Государственной программы по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также при технической поддержке МАГАТЭ реконструирован и введен в действие спиртзавод в экспериментальной базе «Стреличево» Хойникского района. Мощности завода позволяют ежегодно принимать до 7 тысяч тонн зерна. Более того, это зерно принимается не по цене фуражного, а по цене продовольственного.

— Николай Николаевич, говорят, на загрязненных территориях изменился микроклимат?

— Это никак не связано с радиацией. По оценкам белорусских ученых-климатологов происходит изменение границ агроклиматических областей. На Гомельщине и Брестчине активно апробируются и внедряются в производство более засухоустойчивые культуры. На загрязненных землях нам нужно изучать не только их адаптационные характеристики и продуктивность, но и особенности в накоплении радионуклидов.

— Подытоживая разговор…

— В нашей республике внедрили все наработки ученых-аграриев. И комплекс защитных мер сработал по всем направлениям. Мы сейчас в состоянии точно сказать, на какой территории можем производить чистую продукцию. Вложение денег в сельское хозяйство загрязненных районов, особенно в переспециализацию, позволило хозяйствам вздохнуть по-другому. Наше государство не бросило, как в других странах, население на загрязненных территориях на произвол судьбы. Создаются нормальные условия для жизни и работы. И это самое важное для людей.

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

Фото Николая ЛЕОНОВА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?