Чтобы дать детям другую жизнь — почему иностранцы выбирают для жизни Беларусь

Земля, которая стала родиной

Каждый день Намиг Кулиев с тревогой следил за новостями из родного города Гянджа, который попал под ракетный обстрел, — возобновился нагорно-карабахский конфликт. По телевизору транслировали репортажи с превратившихся в руины знакомых улиц. Связь с близкими периодически пропадала, и не было ничего тяжелее этой паузы… 30 лет назад он уже видел хаос разрушений, который приносят война и политические перевороты. Поэтому и решил уехать с семьей, чтобы дать детям другую жизнь. Свой мирный уголок искали долго. И в деревне Положевичи Стародорожского района нашли.


Золотой голос

Намиг Галандар оглы Кулиев после участия в фестивале национальных культур стал районной знаменитостью. Он бережно хранит буклет областного праздника в Молодечно и вырезки из районки, как и национальный костюм, в котором покорил жюри и гостей уникальным тембром голоса и душевной песней на родном языке. 

Намиг признается, что директор сельского клуба, свояк из деревни Пруссы, долго уговаривал его выступить за свой район — ведь 27 лет назад Кулиев дал себе зарок не брать больше в руки микрофон:

— Пою с детства. Учился в музыкальной школе, затем в консерватории, работал в государственном ансамбле песни и танца «Гёйгёль». В 1980-х был популярным певцом в Азербайджане. Пел народный и эстрадный репертуар на родном, грузинском, русском, турецком языках. Приглашали петь в Турцию — сулили успех и щедрые гонорары. Но я очень любил свой город, поэтому и отказался. Однажды во время моего выступления на одном мероприятии произошла настолько неприятная ситуация, что я дал слово не выступать больше перед людьми. Но, как говорится, никогда не говори «никогда». И вот я снова запел, только уже на земле предков любимой жены Севды. На земле, которая стала родиной и для меня, и для наших детей и внуков.

Дыхание грозы

В Севду Гасанову, работавшую секретарем на заводе в соседнем городе, Намиг влюбился с первого взгляда. Причем ни о каких свиданиях, вспоминает он, и речи быть не могло:

— На Востоке с этим строго. Пригласить девушку в кино или даже погулять — скандал. Сразу после знакомства сказал: жди сватов. И объявил о планах родителям. У нас очень чтят традиции, поэтому свататься пришли по всем правилам. Чай в доме невесты нам предложили сладкий. Подать сахар отдельно — значит отказать. 

Это был 1986 год. Еще ничто не предвещало беды. Молодая семья полна надежд на счастливую жизнь. Но карабахский конфликт все перевернул:

— Тысячи беженцев шли через горы. Обездоленные старики, женщины, дети… Голодные, босые, раненые… Жизнь изменилась, неразбериха в стране не только ударила по экономике, но и посеяла разлад в обществе. Начался разгул преступности. 

В начале 1990-х Намиг с женой и детьми решил перебраться в Москву. Пытался заняться ресторанным бизнесом, однако столкнулся с рядом проблем:

— Процветал рэкет. Приходилось платить за охрану и даже самому ходить с оружием. Трудно было мириться с беззаконием, видеть вокруг несправедливость, терпеть пренебрежительное отношение как к «лицу кавказской национальности». Мой дедушка, который сто лет прожил, всегда повторял: есть одна национальность — человеческая, никогда не дели людей по их цвету кожи и происхождению. Лучше с кем бы то ни было кусок халвы делить, чем ссориться и воевать. 
Мир и стабильность в стране по-настоящему оценит тот, кто видел другую реальность — разруху, беззаконие и хаос, которые неизбежны вслед за войной и политическими переворотами.

Надежный причал

Новый этап жизни семьи Кулиевых начался в 1999 году в Беларуси, откуда родом была его Севда. 

— Сначала мы бросили якорь в деревне Турино Глусского района, поселились в доме бабушки моей жены, — продолжает рассказ Намиг. — Устроились работать на ферму. Работа дояра меня не смущала — любой труд достоин уважения.

В Стародорожском районе, куда переехали позже, чтобы быть поближе к родственникам, Намиг тоже работал оператором машинного доения, пока не попал, возвращаясь на своей машине домой, в аварию. Было несколько операций и долгая реабилитация. Получил инвалидность, с тех пор ходит с тросточкой. 

Сейчас Намиг потихоньку занимается ремонтом купленного в Положевичах дома. Жена работает в больнице сестринского ухода. Дети Кулиевых, сын Эшгин и дочь Хатира, уже создали свои семьи и подарили родителям внуков Владу, Эмина, Арзу, Артема и Софию. Все они — частые гости у родителей. 

Как раз в день нашего приезда Хатира с маленькой Софийкой пришли навестить отца:

— Пока живем у родителей мужа, но стоим как многодетная семья на очереди. Очень хочется свой дом. С мужем Анатолием повезло — работящий, добрый, любящий. С уважением относится к нашим традициям. Вот и детишек назвали и нашими, и славянскими именами. Софийка светленькая у нас — в папу.

Двери Кулиевых всегда открыты для соседей и многочисленных друзей из разных уголков страны и зарубежья. На стол тогда выставляется самое лучшее и вкусное, приготовленное в том числе из продуктов, выращенных на приусадебном участке.

— Мы верны своим традициям. Собираем всю большую семью. Всегда, например, очень тепло, с размахом отмечаем Навруз, угощаемся национальными блюдами: долмой, пловом, сладостями. Соседи и друзья всегда поздравляют нас, а мы их — с Пасхой, Рождеством и другими христианскими праздниками. 

За 20 лет Кулиевы искренне полюбили Беларусь и сегодня переживают за нее не меньше, чем за свою далекую родину:

— А разве может быть другое отношение к земле, которая кормит меня и мою семью? 
Не понимаю людей, которые хотят ее видеть другой. В Беларуси, как ни в одной другой стране, есть закон, перед которым все равны. Людей здесь не делят по достатку, влиянию, нацио-нальности, статусу. Мое богатство — мои дети и внуки. Я счастлив, что они живут на этой земле. Когда мне говорят о трудностях, советую посмотреть на небо — оно чистое, в воздухе не чувствуется запаха пороха. И это самое ценное. Все остальное можно нажить. 
zakharov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей МИЦЕВИЧ