Сельская газета

Земледелие в 3D-формате

Аэрофотосъемка экономит и время, и деньги, тогда почему она продвигается в сельском хозяйстве уж очень осторожными шагами?

СЕДЬМОЙ Белорусский космический конгресс открывается сегодня в Минске. Событие это интересно и аграриям. Ведь спрогнозировать урожайность, провести экспресс-оценку засоренности посевов, узнать, как они чувствуют себя после зимовки, располагать точными сроками фаз развития сельскохозяйственных культур, эффективно управлять полями – это не из области фантастики.

Механизатор СПК «Лариновка» Оршанского района Сергей НАРКЕВСКИЙ на личном опыте убедился, что помощь спутника лишней не бывает
Фото Светланы СЫРИЦКОЙ

Это  из области возможностей беспилотников.

К беспилотникам в ряде наших хозяйств, я бы сказала, предвзятое отношение – они, мол, для тех, у кого денег куры не клюют. Особенно щедры на отговорки, когда заходит речь о стоимости услуги – аренда обойдется примерно в 50 центов за 100 гектаров и еще столько за расшифровку данных и составление прогноза на ближайшее время. Только все зависит, с какой стороны к вопросу подойти: может, потому и деньги в крепких  хозяйствах не переводятся, что считают каждую копейку?! 

Правда, закоренелых скептиков  переубедить сложно. Разве что оперируя  конкретными примерами. Начнем и мы с самого простого. Как, скажите,  в большинстве случаев происходит оценка перезимовавших посевов? Заедет агроном на один край поля, потом на другой, посмотрит вправо-влево и на основании увиденного делает определенные выводы. Как вы думаете, насколько его мнение объективно? Ведь картина в глубине поля может быть прямо противоположная. Чем здесь поможет беспилотник? Он позволит оценить ситуацию с высоты, определить критические участки и их площадь. И это будет самая достоверная информация. А еще на ее основании можно составить 3D-модель каждого поля с точным рельефом и даже спрогнозировать сроки развития фенофаз растений по имеющемуся эталонному классификатору. Пожалуй, не стоит вдаваться в подробности, насколько это актуально для своевременного проведения обработок и подкормок. 

Все перечисленное — малая толика возможностей беспилотника. Еще он позволяет безошибочно подсчитать количество растений, отследить развитие и созревание овощей открытого грунта, оценить воздействие неблагоприятных погодных явлений – сильного ветра, проливных дождей и града. И даже составит карту поражения полей сорняками. Определяет их, кстати, легко: все то, что растет в междурядьях, относит к ним. Тут больше смысл не в том, чтобы определить каждое растение, а найти такие зоны, где растительности быть не должно. Все данные фиксируются на карте, которую можно использовать в опрыскивателе для точечного внесения гербицидов. Двух зайцев убивают сразу: экономия средств защиты растений, а сырье с минимумом обработок будет более экологически чистым и с меньшей себестоимостью.


«Лариновка»  приняла вызов

Впрочем, и председатель СПК «Лариновка» Оршанского района Александр Кухтенков согласился, что чрезмерно вносить удобрения не имеет смысла. Научно доказано — их избыток растениями не усваивается:

— Только мои слова нужно понимать и трактовать правильно. Это не значит, что можно вовсе отказаться от внесения NPK  и получить хороший урожай. Я советую обратить внимание на понятие «точечное земледелие». Зачем, к примеру, вносить фосфор там, где по всем показателям нужен только азот?! Если какое-то  вещество содержится в почве в достаточном количестве, накапливать его сверх меры – значит, деньги хоронить. Поверьте, это не мелочи, на бумагу это ложится конкретными сэкономленными суммами.

Пока до беспилотников в «Лариновке» дело не дошло. Но начало положено: уже закупили и внедрили две системы, которые позволяют через спутник провести оптимизацию обработки почвы. Учитываются все развороты и переезды от поля к полю, затем составляется маршрут, обеспечивающий максимальную прямолинейность движения техники. Преимущества не только в экономии топлива: значительно уменьшается расход удобрений, семян и гербицидов, ведь теперь сев, обработка полей идут встык, без полос перекрытия. А еще система помогает технике развернуться в поле так, чтобы не повредить посевы. Даже для опытных механизаторов порой задача сложная, рассуждает Александр Александрович. В результате появляются естественные потери. Через некоторое время  травмированные растения начинают расти по-новому. Отсюда вытекает неравномерное созревание. Значит, зерно будет некондиционное: зеленец на продовольственные нужды не идет. Сейчас же основную нагрузку берет на себя система – она должна просчитать все риски и свести к минимуму воздействие неблагоприятных факторов. Задача механизатора – лишь развернуть и правильно выставить технику, как того потребует бортовой компьютер. В движении человек принимает минимальное участие: на прямолинейных участках система управляет агрегатом самостоятельно.

Вторым шагом в хозяйстве станет картирование полей. К примеру, когда комбайн убирает урожай, в автоматическом режиме собирается информация, где отражена реальная урожайность на каждом участке поля. Ниже урожайность — значит, и ниже плодородие. Впоследствии на этих участках удобрения будут вноситься также с корректировкой. 

В какие это выливается суммы?  По мнению председателя Кухтенкова, промежуточные итоги озвучивать пока было бы неосмотрительно. Для начала нужно минимизировать затраты, которые возникают в результате технологических огрехов. И только потом просчитывать экономический эффект и задумываться над целесообразностью использования системы. А для этого нужно время. 

Перекати поле

Грамотное распределение ресурсов и высвобождение денежных средств – это одна составляющая. Но есть еще и другая. Аэрокосмический мониторинг помогает своевременно выявить и предотвратить немало других бед. В условиях интенсивного земледелия в почве происходят необратимые процессы – то ли в силу ряда объективных причин, то ли в результате недальновидности многих руководителей хозяйств, которые привыкли жить одним днем. Это стало ясно после сравнения  данных аэрофотосъемки  1949 года и недавней космосъемки. Ученые были шокированы тем, насколько выросла площадь земель с минерализованными почвами, где нет уже ни органики, ни торфа. Особенно это касается Белорусского Полесья.  

Корень проблемы в низкой культуре земледелия, особенно если речь идет о торфяниках. Они мелкозалежны. Значит, на таких землях следует выращивать многолетние кормовые либо те культуры, которые требуют минимальной обработки, чтобы лишний раз не распахивать поля и не обнажать почву. Распаханные торфяники высыхают очень быстро – и ветровая эрозия налицо. Впрочем, вымываются они тоже легко. 

Зачастую, особенно по весне, многим из нас доводилось наблюдать, как на полях разыгрываются пыльные бури. Пожалуй, за такое явление стоит сказать отдельное спасибо тем, кто несколько лет назад начал борьбу с полезащитными лесными полосами.  Часть из них, которая от времени пришла в негодность, выкорчевали из-за обветшалости, а кое-кто за счет таких полос решил увеличить контурность полей. А ведь этот, так сказать, декор, ограждал поля и препятствовал выдуванию плодородного слоя. В результате нанесенный ущерб оказался куда тяжелее сомнительной прибавки к урожаю.

Но вернуть все на круги своя еще не поздно. Опять же призвав в союзники аэрофотосъемку, которая с учетом розы ветров поможет сформировать полезащитные лесные полосы так, чтобы получить максимальную отдачу. Ведь статистика неумолима: за последние пару десятилетий площадь торфяных и торфяно-болотных почв сократилась примерно на 15—18 процентов. Самое страшное: процесс идет и поныне. ИНТЕРЕСНО

Наша проблема в том, что мы пытаемся воздействовать уже на последствия, а не на первопричину. Казалось бы, есть современные методы исследований, но для многих из нас привычнее работать по старинке – без напряга, с минимумом телодвижений. Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, почему в пределах одних и тех же районов разрушительные последствия сильного ветра приобретают особо крупные размеры? Дело в том, что в этих местах зафиксированы так называемые геологические разломы земной коры, состоящей, по сути, из дышащих блоков, которые попеременно то поднимаются, то опускаются. Ураган всегда идет вдоль этих коридоров шириной в несколько километров. Здесь аномальная сила притяжения, поэтому и сила ветра вырастает в разы. Он сокрушает все без разбору: страдают и постройки, и посевы. Бывает, мелиораторы жалуются не переставая, мол, канал есть — эффекта нет. Опять же, как вы уже догадались, причина в геологическом разломе, который пересекает этот канал. Сотрудники НПЦ по геологии неоднократно предлагали провести обоснование, выделить зоны проявления опасных геологических явлений в форме разломной тектоники, которые только и остается что учесть при проектировании. Но практики лишь плечами пожимают: мол, законодательством это не регламентировано и вовсе у них нет специалистов. К сожалению, инициатива пока работает в одну сторону.

syritskaya@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости