Земельный профиль и анфас

В поисках утраченного. Историко-географические детали и особенности белорусского ландшафта

Казалось бы, наша страна не самая большая по размерам, а вот же какая разница в природе и климате между севером и югом! Когда по весне в Бресте зацветают абрикосовые деревья, на Витебщине еще снег в низинках лежит. Хотя производственная деятельность людей внесла и вносит существенные коррективы не только в климат, но и природный ландшафт — еще не так давно мы же с гордостью говорили: повернем реки вспять. Нет, слава Богу, белорусские реки остались в своих руслах. Те, что вообще остались. Но главные водные артерии — Днепр, Западная Двина, Припять, Неман, Буг, Березина — на современных картах изображены там же, где и на старинных. И Беловежская пуща на месте. И Налибокская. И озеро Нарочь. И Свитязь. Болот, правда, заметно поубавилось — мелиорация. Однако вроде как спохватились и рвение к осушению несколько поубавилось.

Что еще можно увидеть на старинных картах? О чем повествуют географические описания Беларуси столетней давности? Обратимся к страницам раздела «Природа» книги «Верхнее Поднепровье и Белоруссия» 1905 года издания. Рассмотрим в профиль и анфас наши возможные горы и моря.

Ландшафт у Лепеля. Начало ХХ в.

«Горная страна»

Да–да, в некотором смысле горы у нас тоже имелись. Конечно, не Гималаи с Эверестом и даже не Альпы с Монбланом. Но все же... Вполне впечатляющие возвышенности: например, на Витебщине — в Городокском, Лепельском, соседнем Себежском уездах. Святая гора, теперь — гора Дзержинская, на Минской возвышенности — 345 метров.

Вообще, исследователи прошлого отмечали «совершенно горный характер» некоторых замечательных мест региона, где когда–то можно было наблюдать картину, когда «глубокие пропасти, долины и котловины сменяются горами с почти неприступными, крутыми склонами. Невольно напрашивается предположение, не рассказы ли очевидцев об этой моренной, возвышенной и дикой когда–то стране породили представление в старинной географической литературе со времен Птолемея о каких–то цепях гор, протянутых в широтном направлении, с которых будто бы текут Днепр и Волга».

Вид на Днепр у Речицы. Начало ХХ в

И далее отмечается. К югу от «горной страны» тянется в меридиональном направлении через города Невель и Городок уже прочно установленная гипсометрической картой А.Тилло Витебско–Невельская гряда, характеризуемая следующим образом: «Это действительно очень высокая на глаз страна с типичным холмистым моренным ландшафтом, с холмами, по большей части вытянутыми в меридиональном направлении, но с куполообразным очертанием вершин и склонов, лишенных резких форм. На вершинах холмов и в котловинах — обилие валунов на поверхности».

Мокрое место

Кстати, приводится любопытный факт. В северо–западной части Витебской губернии, там, где возвышенная моренная страна переходит в Прибалтийскую низменность, между понизившимися холмами заметна значительная заболоченность котловин и долин торфяниками, среди которых шведский ученый Натгорст нашел остатки полярной растительности. Это все к вопросу о глобальном потеплении.

Вид на Себежское озеро. Начало ХХ в.

Ну а теперь о морях–океанах.

Об архаичном так называемом море Геродота на Белорусском Полесье мы в своей рубрике рассказывали ранее («Утерянное Море Геродота», «СБ» от 31.03.2018 г.). «Верхнее Поднепровье и Белоруссия тоже были отчасти или целиком морским дном в большинстве геологических периодов», констатируют авторы очерка. Что накладывает отпечаток на весь имеющийся ландшафт и геологическую структуру.

Впрочем, наше главное «мокрое место» — конечно, Полесье. По этому поводу высказывалась следующая научная версия:

«Минское Полесье представляет собой центральную часть громадной плоскодонной чаши. Какие же условия создали эту оригинальную местность? В доисторические времена и отчасти, может быть, и в исторические на месте Полесской низменности был огромный водный бассейн, что подтверждается как геологическими данными, так и различными находками вроде якорей и пр. Это обширное озеро образовалось после того, как ледяной покров в конце ледниковой эпохи стал постепенно отодвигаться к северу. При этом масса вод наполнила Полесскую котловину, образовав здесь огромное водное вместилище, питавшееся потоками, которые скатывались с соседних возвышенностей, снося вниз продукты размывания горных пород и отлагая их сверху, причем, естественно, повышалось таким образом дно этой котловины. Несомненно, что скопившаяся вода образовала себе путь в Днепр, но ничтожный уклон местности способствовал и способствует тому, что осадки засоряли русла рек и речек, и служили всегда причиной превращения текучих вод в стоячие, а затем и в болота».

Полесские болота. Начало ХХ в.

Здесь выделяются знаменитые Пинские болота, давшие название целой области Полесья. Как они велики, можно судить по тому, что «восточнее реки Случь одно болото, окружающее обширное озеро Князь, имеет до 400 квадратных верст».

Еще одна яркая особенность белорусского ландшафта — озера. «На крайнем северо–западе Витебской губернии, на ее границе с Лифляндской, уединенно лежит обширное озеро Лубань площадью свыше 75 тысяч десятин. В Витебской моренной стране встречаем озеро Розно площадью более 50 тысяч десятин; Освея с большим островом посередине. В северной части Могилевской губернии (Сенненский уезд) наиболее выдаются озера Лукомльское и Жеринское. Наконец, в Минской губернии — в Полесской низменности — наиболее замечательным является озеро Князь».

Копать или не копать?

Что касается полезных ископаемых, с ними, к сожалению, у нас не сложилось. Ситуация предыдущих столетий описана следующим образом.

Обрыв на реке Березина под Бобруйском. Начало ХХ в.

Железные руды в каменноугольных отложениях восточной части встречаются в ограниченном количестве, но они мало известны и не разрабатываются, так же как и железные руды девонской системы в Витебской губернии, намек на существование которых мы видим в развитии здесь местами железистых источников. Несколько более известны болотные железные руды Полесья, встречающиеся преимущественно в его восточной и юго–восточной частях, но обладающие, к сожалению, большим содержанием фосфора. На присутствие их в болотах указывают радужные частицы вивианита. Болотная руда в виде тонкого пласта железной сини попадается в русле Днепра против Старого Быхова и известна здесь у плотовщиков и судовщиков под именем «скалы». Болотную руду пробовали разрабатывать в Речицком и Борисовском уездах Минской губернии, но она оказалась плохой и не стоящей выделки. В Борисовском уезде на ней даже работал некоторое время закрывшийся впоследствии чугуноплавильный завод в имении князя Радзивилла.

Бурый уголь, весьма плохого, впрочем, качества, мощностью в 4 фута, встречен на глубине 5 саженей близ деревни Прудок, в 9 верстах от Мозыря.

Янтарь изредка встречается в синеватой глине около села Любязи Минского уезда, недалеко от Припяти.

Меловая гора у города Мстиславль. Начало ХХ в.

Глины для кафельного производства добываются близ деревни Сметанка Горецкого уезда Могилевской губернии, на левом берегу Днепра, верстах в 14 выше Орши.

У Копыси из местных глин третичной системы приготовляют терракотовые украшения для печей, каминов и статуэтки.

Кирпичное производство, основанное на местных глинах, развито близ местечка Свержень Рогачевского уезда и деревни Лебетовка, а также в Гомельском уезде возле деревни Унорица и под Минском.

В фольварке Скварск Чаусского уезда найдена огнеупорная глина.

Мел добывают в Могилевской губернии возле Мстиславля.

Полесье. У реки Горынь. Начало ХХ в.

В общем, остались мы без золотых приисков и алмазных копей. Видимо, когда Всевышний делил между народами богатства в недрах, белорусы по какой–то причине к основной раздаче опоздали: наверное, горы тогда были выше, моря — шире, так что пока перебрались... Шутка, конечно. Белорусская земля щедра и прекрасна, нам очень повезло. Мы это понимаем и ценим.

likchodedov@mail.ru

ulitenok@sb.by

Открытки из коллекции В.ЛИХОДЕДОВА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости