Зеленые дивиденды отважного Фридриха

ПОБЕДИТЕЛЕМ акции «Семь природных чудес Украины» стал биосферный заповедник «Аскания-Нова» в Херсонской области. Он же представлял страну-соседку на мировом конкурсе. На подъезде облагороженной части херсонской саванны по обеим сторонам дороги — первозданная степь. Целинная земля «Аскании-Нова» — единственная в мире зона типчаково-ковыльной степи. Ее ни разу не касался плуг, однажды раскопанная степь не восстанавливается никогда. Основал парк в 1898 году Фридрих фон Фальц-Фейн. Он по собственной инициативе выделил под природный оазис значительный участок своих угодий. Теперь его детище является самым большим в Европе заповедником такого рода.

Биосферный заповедник «Аскания-Нова» в Херсонской области – седьмое природное чудо Украины – не особо балуют госфинансированием, но он живет и удивляет

ПОБЕДИТЕЛЕМ акции «Семь природных чудес Украины» стал биосферный заповедник «Аскания-Нова» в Херсонской области. Он же представлял страну-соседку на мировом конкурсе. На подъезде облагороженной части херсонской саванны по обеим сторонам дороги — первозданная степь. Целинная земля «Аскании-Нова» — единственная в мире зона типчаково-ковыльной степи. Ее ни разу не касался плуг, однажды раскопанная степь не восстанавливается никогда. Основал парк в 1898 году Фридрих фон Фальц-Фейн. Он по собственной инициативе выделил под природный оазис значительный участок своих угодий. Теперь его детище является самым большим в Европе заповедником такого рода.

ГУЛЯЯ под сенью деревьев, только диву даешься, как удалось в степи создать такой зеленый уголок. Надежды на то, что деревья приживутся в засушливой зоне, было мало, но основатель заповедника очень постарался. Сначала были оборудованы артезианские скважины, потом построена водонапорная башня, вода из которой до сих пор растекается по системе каналов в парке. Кстати, создавался дендропарк по проекту одесского архитектора Дюфрена, по его тропам гулял даже Николай II.

В дендропарке рощицы сменяют поляны, озера и ручейки оживляют ландшафт, а загадочности добавляют «скифские курганы». Правда, они созданы искусственно, а каменные изваяния — самые настоящие.

Через дорогу от дендропарка — зоопарк. Пару шагов по территории — и становится понятно, кто здесь полноправный хозяин: по дорожкам гордо вышагивают павлины. Здесь же дивные розовые фламинго, гуси, фазаны, страусы, белые и черные лебеди — в вольерах, водоемах, парке, степи, да и просто в небе зеленого уголка можно встретить около 60 видов пернатых.

Не менее уникальна коллекция редких животных В традиционных загородках зверинца — только часть, основное поголовье пасется на степных просторах. Огромный двугорбый верблюд весь покрыт клочьями шерсти — как раз период линьки, два бизона лениво рассматривают посетителей, резвятся тарпаны — лошади Пржевальского.

Рыжий табунок их с любопытством уставился на нас. Они давно уже привыкли к шуму моторов, людей подпускают совсем близко. Потом, взбрыкнув, галопом несутся по выжженной солнцем степи. Вспугнув при этом других соседей — обитателей степи. Стадо тонконогих сайгаков срывается с места. Живая «тельняшка», зебра, поднимает большую голову, дожевывая сухую траву, на всякий случай заслоняя собой крепыша-детеныша. Издали внимательно наблюдает одинокий отшельник-сайгак.

Только мы двинули в сторону стада родственников наших беловежских зубров — американских бизонов, как нас предупредили: осторожно, звери хоть и под попечительством человека, но дикая кровь может не на шутку взыграть! Между прочим, даже штатным сотрудникам категорически запрещено выходить «в поле» поодиночке: поведение и настроение собранных со всего света особей, хотя многие и родились здесь, непредсказуемо. Бизоны тем временем рогатым бастионом окружили растерявшихся телят — готовы безжалостно растерзать любого, кто попытается обидеть их малышей.

Осторожно ступаем по хрустящей под ногами пыльной траве. Из-под ног испуганно вспархивают какие-то пташки, чуть покружив в воздухе, безбоязненно садятся на спины бизонов. А вот, извиваясь, прячется в стелющихся серебристых косах ковыля степная гадюка. Желающих нарвать букет сразу поубавилось. Да и сотрудники заповедника лишний раз предупредили: даже былинку здесь нельзя трогать.

ВСЕ должно оставаться в первозданном виде. Только здесь, в «Аскании-Нова», до сих пор ковыльная южная степь. Нетронутых, полностью исключенных из сельскохозяйственного оборота, осталось 11 тысяч гектаров. Вполне достаточно, чтобы понимать, что из себя представляло знаменитое дикое поле. Теперь оно, ровное, как стол, с жирной плодородной почвой, распахано. Многочисленные каналы несут сюда днепровскую воду. Проложенные в советское время, с приобретением Украиной «незалежности», они оказались бесхозными, запущенными. Дождевальные установки — «Днепры» да «Волжанки» — растащили. А без влаги даже самая продуктивная земля превращается в безжизненный песок. Когда едешь по Херсонщине бывшими немецкими шляхами (к слову, у тех, видимо, дороги были ровнее, чем нынешние асфальтированные), часто пересекаешь эти рукотворные артерии. Они наполняются водой. А современные поливочные машины рассеивают ее над посевами. При изобилии солнца и достатке влаги наливаются херсонские помидоры, сахаристые арбузы до 12 килограммов весом, прочие овощи и фрукты, подсолнечник, кукуруза, первоклассная пшеница.

А воду есть откуда качать. Легендарную Каховскую ГЭС питает настоящее рукотворное море 200 на 30 километров, а заодно и засушливые Таврические степи. Проложены через них Северо-Крымский и Южный каналы.

Поэтому бесконечные плантации есть возможность питать живительной влагой. А начинаются они прямо за обнесенной многокилометровым забором заповедной «Асканией-Нова». Когда-то она энтузиазмом и предприимчивостью своих создателей — обрусевших немцев-колонистов — вдохновила на широкое освоение этих уникальных просторов переселенцев из Полтавской, Нижегородской, других губерний Российской империи.

После похода по пыльной степи под нещадно палящим небесным светилом особенно приятно окунуться в зеленую прохладу парка с ласкающим слух журчанием кристальных ручьев. Они петляют среди деревьев и кустарников, питая их живительной влагой. Густая крона таких знакомых красавцев кленов и ясеней, могучих дубов и стройных берез, стремительных елей и сосен, экзотических переселенцев из других частей света гасит жгучие солнечные лучи. На пруду гогочут серые, почти домашние, гуси, утки с кряканьем проносятся по водной глади. Кто-то из этого многочисленного семейства прячется в сказочно-вычурных домиках, в сумраке искусно сотворенного грота. Такое впечатление, что где-то видел его. Ах, да! На экране. Вспомнился старый советский фильм «Дети капитана Гранта». Здесь снимали одну из его сцен.

Все-таки романтиком был этот Фридрих Фальц-Фейн. Надо отважиться на закладку ботанического сада на пустынном месте, зная, что вложенные средства никогда не принесут дивидендов. Надо было подготовить грунт, пробурить глубокие скважины в поисках артезианских вод, потом откачивать их, проложить систему орошения, которая, между прочим, безотказно функционирует и поныне. Завезти разные породы деревьев и кустарников с прибрежных днепровских круч, знаменитых питомников России, Украины и Европы. Особого подхода требовало формирование дендрологической зоны как сердцевины парка с древесной растительностью в необычных условиях и как пример превращения степной природы в благоухающий оазис для комфортного проживания людей.

ЗООЛОГИЧЕСКИЙ парк «Аскания-Нова» — искусственно созданная экосистема, — рассказывает директор заповедника Виктор Гавриленко. — Имеем коллекцию из 122 видов, подвидов пород копытных и птиц численностью более 4 тысяч особей. Из них 75 видов занесены в Красную книгу.

Интересно, что отсюда, из «Аскании-Нова», лошади Пржевальского табунком из 21 головы возвратились на родину своих предков — в Монголию. Создана свободная популяция диких коней. Полученным приплодом пополнены коллекции зоопарков Украины и Беларуси, России, США, ФРГ, Швейцарии Чехии, Словакии и других стран. Кое-каких животных и посадочный материал можно приобрести и частным лицам.

— Наряду с обслуживанием экскурсий (а нас посещает до 200 тысяч туристов), это хоть и небольшая, но часть доходов, — замечает директор. — Государственным финансированием нас не балуют, приходится даже положенное выбивать-выпрашивать. Картина типичная на всем постсоветском пространстве. Но коллектив не теряет оптимизма и хранит-лелеет эту жемчужину, без хвастовства, мирового значения. Ну где еще представится вам уникальная возможность побывать сразу в прериях американских с древними бизонами, на африканских равнинах с антилопами канна, гну, зебрами Чапмана (не путать с агентом ФСБ Анной Чапман), в Джунгарской Гоби с лошадками Пржевальского, кулонами или в бескрайних казахских степях с быстроногими сайгаками… Осуществимо это только в максимально приближенном к естественным условиям биосферном заповеднике «Аскания-Нова» имени Фальц-Фейна.

Николай ШЛОМА,  заслуженный деятель культуры Республики Беларусь

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости