Здравствуйте, Владимир Шин

Быть главным тренером в сборной по боксу — это все равно что кормить тигров...

Быть главным тренером в сборной по боксу — это все равно что кормить тигров. Вроде бы обычная работа, но без должного авторитета и твердой руки — съедят. Белорусский бокс это уже проходил. И потому, рассуждая о перспективах команды, председатель федерации бокса Дмитрий Тихомолов соглашался: случайных людей здесь быть не должно. Сборной искали капитана, авторитет которого не вызывал бы сомнений. И нашли.


«Заслуженный мастер спорта СССР, многократный призер и победитель чемпионатов СССР, бронзовый призер чемпионата мира. Обладатель многочисленных орденов, медалей и государственных грамот. Кандидат педагогических наук, профессор...» По пути на встречу с новым главным тренером сборной Беларуси я еще раз перебираю в памяти страницы его биографии, понимая, что лучшей визитной карточкой Владимира Шина мог бы стать список его учеников. Игорь Бунин, Артур Григорян, Руслан Чагаев, Олег Маскаев, Мухаммадкадыр Абдуллаев... Любому разбирающемуся в боксе человеку эти имена могут сказать много. Впрочем, имя Владимира Шина вокруг ринга также звучит еще со времен СССР. Глядя на невысокого человека в домашнем трико, сложно поверить, что перед тобой — один из самых жестких и бескомпромиссных бойцов Союза, выиграть олимпийское «золото» которому помешали лишь кулуарные междоусобицы в сборной. Владимир Шин тем временем начинает вспоминать.


— Настрой и психологическая устойчивость для боксера — едва ли не самые важные черты. Я это понял, когда сам выступал и помогал готовить Славу Яновского к сеульской Олимпиаде. А уже потом, в мою бытность главным тренером сборной Узбекистана, у нас была на этот счет показательная история с Русланом Чагаевым. В 2000 году на Олимпиаде в Сиднее в четвертьфинале он боксировал с грузином (Владимиром Чантурия. — Прим. авт.). Разница в технике, тактике и титулах была между ними очень серьезная. Чагаева перед боем уже все по плечам хлопали: «Молодец, Руслан, ты — минимум в призерах. Ты же его одной рукой...» Тот и вышел, чтобы «одной рукой». А грузин–то знал, кто такой Чагаев. И стал от него бегать по рингу: лишь бы удар не пропустить. Потом руку выбросил навстречу — и попал. Руслан — бац, и на пятой точке сидит. Рефери счет открыл — нокдаун. Бой возобновляется, Чагаев — в атаку, а тот — по знакомому сценарию... В третьем раунде Руслан придавил, попытался отыграться, но уже поздно было. Проиграл.


— Белорусам больше техники не хватает, «физики» или психологии?


— Самое главное для боксера — настроиться на тяжелую работу. Чтобы потом, даже если он проиграет, ни у кого не повернулся бы язык сказать, что он не боролся. Вспомните Сергея Корнеева в Лондоне. Он проиграл, но разве кто–то может его в чем–то винить?


Белорусский бокс и его проблемы, впрочем, Владимир Шин пока изучить не успел. И скрывать этот пробел не пытается: «Я в последнее время в основном в университете преподавал, за событиями на ринге по телевизору следил, а ваших там не показывают». Но на мой вопрос о «возе», в которой предстоит впрячься, тренер лишь улыбается своей хитрой восточной улыбкой: подготовка и ее принципы везде одинаковые. Сборную Узбекистана в 1996 году он принял в совершенно разобранном состоянии, а на Олимпиаде в Сиднее узбекские боксеры добились высшего результата в истории, завоевав «золото» и две «бронзы». О причинах расставания с командой на пике тренерской карьеры Владимир Николаевич рассказывает неохотно, замечая, что в боксе сражения идут не только на ринге.


— У меня с тех пор осталось чувство недосказанности. Казалось, что я могу достичь еще больших результатов. Поэтому, когда ко мне обратился Дмитрий Тихомолов, с которым мы вместе выступали еще в сборной СССР, я думал недолго.


— Представляете, с кем придется работать?


— С ребятами познакомлюсь лишь на одном из ближайших сборов, но я видел список вашей сборной. Лидеры — уже возрастные боксеры. Молодежь пока не дотягивает до их уровня. Хотя в 23 — 24 года ребята должны были бы вовсю выжимать ветеранов из состава. Это говорит о том, что на каком–то этапе была упущена работа с резервом.


— Как быстро можно наладить систему подготовки в Беларуси?


— Чтобы говорить об этом, нужно сперва оценить сложившуюся ситуацию. Но, думаю, понадобится не меньше двух олимпийских циклов. Очень редкие боксеры могут выстрелить за четыре года.


— Приглашая работать со сборной Беларуси, вам ставили какую–нибудь задачу?


— Задачи и планы очень амбициозные: хорошие результаты начиная уже с грядущего чемпионата Европы в Минске. При этом кульминацией должно стать олимпийское «золото».


— Круто, учитывая, что единственным белорусом, завоевавшим титул олимпийского чемпиона по боксу, был Вячеслав Яновский, поднявшийся на пьедестал еще в Сеуле–88...


— Пока для меня самое главное — суметь понять команду. Встретиться с тренерами, со спортсменами, понять, в каком состоянии бойцы, обсудить, как мы будем работать, к чему стремиться. К тому плану подготовки, который существует сейчас, у меня есть замечания, а работы предстоит очень много.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости