Минск
+10 oC
USD: 2.41
EUR: 2.64

Медики предупреждают о негативных последствиях самолечения при коронавирусе

Здоровье надо беречь!

Вакцина от коронавируса еще создается, а в интернете уже сотни рекомендаций, чем лечиться, − от интерферонов и флустопа до препаратов, которые до сих пор применяли против малярии или атипичной пневмонии. В соцсетях можно увидеть немало постов о пользе в этом случае антибиотиков и чеснока. Насколько опасно самолечение при COVID‑19 и есть ли действительно эффективные средства, помогающие победить новую инфекцию? Разобраться «СБ. Беларусь сегодня» помогли профессор кафедры клинической фармакологии БГМУ Михаил Кевра, председатель Белорусской ассоциации врачей Дмитрий Шевцов и доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии БелМАПО, руководитель портала «Здоровые люди» Ольга Светлицкая. 

Ольга Светлицкая.
Фото medvestnik.by
Дмитрий Шевцов.
фото Сергея Мицевича.
Михаил Кевра.
фото Дениса Малышица.
Д.Шевцов: Я против любого самолечения. Будь то коронавирус или любой другой. Даже студент 6-го курса медуниверситета, который впитал всю теорию, не имеет права выписывать рецепты, пока не получил диплом. А когда начинают по интернету себе лечение назначать (кто‑то схему выложил, сказал, что помогло, посоветовал «великолепный препарат»), это рано или поздно аукается. 

— Люди закупились противовирусными, жаропонижающими, чтобы быть начеку. В условиях пандемии где проходит грань между «лечитесь дома» и констатацией «слишком поздно обратились к врачу, занимаясь самолечением»?

Д.Шевцов: Стратегические запасы аспирина, парацетамола или флустопа в домашней аптечке — это поддержка скорее экономики, а не здоровья. Но каждая глупость имеет предел. Во‑первых, есть данные, что парацетамол может вызывать бесплодие, поэтому мальчикам, в юношеском пубертатном возрасте, его назначают очень избирательно. Во‑вторых, он очень токсичен для клеток печени, особенно в высоких концентрациях. Врач, назначая лечение, учитывает и сопутствующие диагнозы, чтобы прием препарата не усугубил другие показатели и не дал нежелательных последствий. Даже с одним и тем же диагнозом каждый случай уникален. То, что подходит одному, может убить другого. А пациенты зачастую считают, что знают лучше врача, как себя лечить. Я говорю не только про коронавирус, а в целом про любовь к самолечению посредством интернета. Там много фейков, негатива с целью выудить деньги, продвинуть лекарства неэффективные или даже вредные. В практике сталкиваемся со случаями, когда идет распространение препаратов под видом полного излечивания того или иного недуга. В лучшем случае они не оказывают никакого эффекта, а в худшем — усугубляют состояние, оттягивая время. И попадают к нам пациенты запущенные, когда врачи уже ничего не могут сделать. С неизлечимыми патологиями печени, почек, сердечно‑сосудистой системы, опорно‑двигательного аппарата. А есть и осложнения от бесконтрольного приема лекарств, когда печень отказывает или развивается почечная недостаточность. 

Фото Елены Бегуновой.

— Флустоп тоже опасен? 

Д.Шевцов: Опасна даже валерьяна! Даже лист липы, чей отвар бабушки при простудах давали внукам пить, в высоких концентрациях при бесконтрольном применении может быть токсичен для сердца. А синтетически сделанный препарат может быть опасен вдвойне. 

О.Светлицкая: Осельтамивир (он же флустоп, тамифлю) неэффективен в отношении коронавируса. И при этом имеет достаточно побочных эффектов, которые могут проявляться у конкретного пациента. По нашим протоколам терапия осельтамивиром необходима при подтверждении гриппозной инфекции Н1N1. Берется мазок из носоглотки и выполняется ПЦР‑диагностика с целью выявления генетического материала вируса. Если это не грипп, то применять осельтамивир нецелесообразно. Парацетамол рекомендован как жаропонижающее по всем протоколам. Но чем опасно самолечение? Доказано, что очень уязвимы пациенты с сердечно‑сосудистыми заболеваниями. При высокой температуре закономерно повышается частота сердечных сокращений. Поэтому лихорадку тяжело переносят те, у кого в анамнезе стенокардия, ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда... Они могут не заметить условный переход, когда их сердечно‑сосудистая система начинает давать сбой. Им нужно лечиться в условиях стационара под наблюдением доктора, контролирующего их состояние.

М.Кевра: А главная опасность в том, что больной упустит драгоценное время и течение болезни перейдет в тяжелую форму. 
Коронавирусная инфекция может поначалу протекать скрыто и легко. Кажется, что простыл, легкие покашливания, а потом целый каскад осложнений, которых мы боимся. Вирусная пневмония очень тяжело лечится.
Д.Шевцов: Да, это, как правило, двустороннее поражение легких с выраженной дыхательной недостаточностью. Но опять же: при одном и том же лечении кто‑то выздоравливает на пульмонологической койке. А для кого‑то такая пневмония заканчивается реанимацией и аппаратом ИВЛ. Все зависит от организма.

— Когда стоит бить тревогу?

О.Светлицкая: Процесс в легких у пациентов с коронавирусной инфекцией начинает развиваться раньше, чем появляются клинические симптомы. Уже есть серьезные нарушения в легких, но субъективно человек пока чувствует себя неплохо. Одно из проявлений дыхательной недостаточности при пневмонии — одышка, чувство нехватки воздуха. Но оно появляется на 6 — 7‑е сутки от начала заболевания. А может и вовсе не быть. Скажем, если вы сидите дома перед телевизором, никакой физической нагрузки, то клинические проявления могут запаздывать. 

М.Кевра: Некоторые неделю лечатся самостоятельно, пьют жаропонижающие, а когда становится тяжелее, попадают сразу в реанимацию. Поэтому при появлении признаков инфекции дыхательных путей, даже незначительных, лучше сразу обращаться к врачу. Пневмонии должны лечиться только специалистами! Раньше, когда не было антибиотиков, при воспалении легких ждали 6 — 8‑й день, выживет пациент или нет. А когда появились пенициллины, сульфамиды, и пациенты, и даже медики стали несерьезно ко многим заболеваниям относиться, считая, что антибиотики всегда помогут. Но раньше чаще всего встречалась бактериальная пневмония, из вирусных — в основном гриппозная. От коронавирусных инфекций, которые, к слову, тоже известны уже полвека, таких осложнений никто не ожидал. Они протекали легко. Новый штамм преподнес неприятный сюрприз. 

О.Светлицкая: Сегодня один из важнейших показателей, на который ориентируются врачи, — уровень кислорода в артериальной крови (сатурация). Он измеряется с помощью пульсоксиметра. Если датчик показывает менее 95 процентов насыщения кислородом, значит, в легких есть процесс, который затрудняет процесс поступления кислорода в кровь. Поэтому даже тех, кто переведен на амбулаторное лечение, посещает врач и измеряет сатурацию, чтобы убедиться, что нет осложнений. 
Главная рекомендация врачей: почувствовав недомогание, не теряйте драгоценное время, занимаясь самолечением, обращайтесь за медицинской помощью.
— Есть ли эффективные лекарства от коронавируса? Помогают ли препараты против малярии, ВИЧ? 

М.Кевра: Средств, которые бы доказательно действовали на COVID‑19, нет. Образно говоря, есть замок и нет ключа. И врачи сейчас пытаются разными отмычками открыть этот замок. Применяются лекарства, которые обладают противовоспалительным действием. В том числе противомалярийные и против ВИЧ. В медицине в сложных случаях существует такое понятие, как ex iuvantibus (с латинского — «пробное применение»). Принцип «может быть, поможет». Этими лекарствами даже лечат те заболевания, у которых нет возбудителей, например ревматоидный артрит…

О.Светлицкая: Основной препарат для лечения пневмоний, вызванных COVID‑19, сегодня — противомалярийное средство гидроксихлорохин. Решение о его назначении принимают врачи (не один специалист, а целый консилиум!) с обязательным получением согласия пациента или его законных представителей на применение экспериментального метода лечения. Потому что это лекарство, вероятно, помогает. Так сейчас думают во всем мире. Но на 100 процентов не доказано. А во‑вторых, обладает целым рядом серьезных побочных эффектов. В арсенале борьбы с тяжелым течением коронавируса при развитии септического шока, прогрессирующего дистресс‑синдрома применяются и другие средства, например, тоцилизумаб или препараты, предназначенные для лечения ВИЧ. Это терапия критического выбора. Со стороны пациентов недопустима никакая самодеятельность! Просто вовремя обращайтесь к врачам, это главная наша рекомендация.

kucherova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...