Минск
+9 oC
USD: 2.19
EUR: 2.38

Завтрашний день России

«...Восстание против элементарного инстинкта национального самосохранения». Так недвусмысленно отозвался историк С.Франк об окаянстве нашего «западничества».
«...Восстание против элементарного инстинкта национального самосохранения». Так недвусмысленно отозвался историк С.Франк об окаянстве нашего «западничества». «Новые русские» власть не жалуют. Больно дорого им она обходится в плане накладных расходов бизнеса. Потому они горой за «дешевое» государство в России. Это новые маргиналы — без роду, без племени. Какая им печаль, западникам и просто живоглотам, что будет со страной и переживет ли Россия век XXI? А ведь «питерские» явились во власть в образе «державников». Не чета политическому греховоднику Ельцину, который то млел и робел под вашингтонским «обкомом», то скоморошничал. Путин, напротив, трезвый и в прямом, и в переносном смысле. При ельцинском дворе национальная безопасность так и оставалась игрой в подкидного. Служивые же из команды Путина взялись за дело рьяно. Под началом «человека из Ясенева» Сергея Иванова в Совете Безопасности была разработана развернутая доктрина национальной безопасности. Не только военной, экономической, финансовой, но и информационной. Создана, в подражание петровским временам, Морская коллегия. В Грозном вновь подняли российский флаг. А Басаева с его недобитым воинством загнали в горные чащобы Чечни. «Погодите, то ли еще будет!» — обнадеживали себя поборники возрождения российского великодержавия. Почудилось, что и либералы-западники, последыши ельцинского режима, во власти непрочно сидят. Президент же говорил, что курс преемствен, а либеральные ценности неразменны. Оказалось, зря ему не поверили. Стропила «вертикали власти» возносились ввысь. Но... ничего не происходило. Государственническая риторика и праволиберальная политика власти расходились все дальше. А после теракта 11 сентября на Манхэттене Буш устроил поверку-перекличку союзников и вассалов во всех частях света. «Кто не с нами, тот!..» И наш президент Путин сделал Америке такие великодушные дары, на какие поскупились бы и близкие союзники по НАТО. И с той поры нет никакого спаса Путину от дяди Сэма. А хватает ли духу сегодня нам, великороссам, «не отчаиваться» и противостоять злосчастьям, которые терзают нас с непостижимых «чародейств» августа 91-го года, головокружительного прорыва к власти «демократической» черни? В каких только переделках не побывало с той поры российское общество, государство, простой люд! Насильственный характер либеральной реформации теперь уже и не оспаривается. И было от чего прийти в отчаяние великороссам: ни разу они не одержали верх в противоборстве с темной силой, которая подмяла Россию. Да, пожалуй, ни разу. Протестные голосования побивались жульничеством на избирательных участках. Уличные выступления — дубинками ОМОНа. Непокоренность российского парламента узурпаторству Ельцина — танковыми снарядами. Рассыпались все эсэнгэвские прожекты сближения насильственно разделенных народов СССР. Духовная, культурная, информационная среда опоганены Голливудом, мракобесьем и шарлатанством. Теперь на рубеже 2005 года раскол и рассеяние великорусского суперэтноса (Л.Гумилев) впервые стали из гипотетических и вероятных всерьез возможными. Не хочется накликать беду, но давайте вместе взвесим, сопоставим факты. Они указывают на резко изменившееся геополитическое положение России. Идет вызревание острого конфликтного потенциала в обществе. Подспудное накопление напряжений и распрей в либеральном истеблишменте. Безответственные, опрометчивые, словно нарочно провальные крупные затеи реформаторов, которым неймется. Из Кремля безучастно наблюдали, как американские кукловоды разыгрывают сценарий «оранжевого путча» на Крещатике. «Многовекторная» Украина превращается в обыкновеннейший американский протекторат. Геополитический рубеж НАТО вскоре сместится на линию Ивангород—Псков—Брянск—Белгород—Таганрог. Исход Черноморского флота из Севастополя лишь вопрос времени. В Братиславе «друг Джордж» посулил Путину, что США оплатят экспорт «оранжевой революции» в Минск, а далее и в Среднюю Азию... России выкручивают руки на переговорах о вступлении в ВТО. В Братиславе Буш под разговорчики о «зажиме» демократии в России домогался американского контроля над российскими ядерными арсеналами, но действовал пока тихой сапой. Одиозный профашистский режим в Риге и марионеточный в Тбилиси прибегают, явно по чьему-то наущенью, к оскорбительным каверзам против России. Либеральные массмедиа как по команде усиливают травлю «узурпатора» Путина. Бжезинский в программной книге «Выбор...» сокрушается, что Москва «все еще удерживает под своим господством» северокавказские этносы. План Бжезинского изложен без обиняков: Чечня и Северный Кавказ под прикрытием «миротворской» риторики подпадают под военный контроль НАТО по косовскому образцу. А что предпринял Кремль? Ни одного жесткого демарша не последовало. Зато еще более охладились отношения с «авторитарным» главой Беларуси. На гнетущем фоне украинского переворота — немыслимое головотяпство! Если все вместе это сопоставить, то вывод неутешительный: Россия под сильнейшим геополитическим давлением, власть в замешательстве, но западный либеральный вектор в политике остается незыблемым. Не секрет, почему либералы в правительстве спешат срочно ликвидировать институты социального государства в России — монетизация льгот, реформа ЖКХ, поборы и подаяния... Один лишь рынок коммунальных услуг оценивается в 30 миллиардов долларов! Услуги транспорта, медицины, образования и проч. — еще один зарождающийся доходный рынок, и чьи-то глаза завидущие уже горят алчным блеском. Афера с автогражданкой (200 процентов прибыли страховщиков) — модуль всего происходящего. Президента обнадежили, что 100—200-рублевые разовые подачки умилостивят протестующих. Рейтинг ВВП более чем вдвое упал, чего кремлевские политтехнологи якобы не могли предвидеть. Ни присутствия духа, ни отрезвления, ни осознания шаткости своего положения власть не высказывает... Оставим на долю читателя обдумать всю фабулу зародившейся с января 2005 года «управляемой нестабильности» в России и СНГ. Перейдем сразу к созревшим не вдруг предположениям и оценкам. Убежден, все уступки, сделанные Путиным Западу, останутся без воздаяния. Напротив, американская парадигма на постсоветском пространстве резко изменилась и стала более жесткой. Им теперь нужен в Кремле не «партнер» по виртуальной «коалиции», а наместник. Декоративная фигура истового «демократа» и «глобалиста» без страха и упрека. Сегодня в России, по факту, в экономике режим «валютного управления». Но этого уже недостаточно: во внешнее управление должен перейти весь ресурс государственной власти, в том числе и силовой. Режимы в Киеве и Москве должны быть преобразованы под сурдинку — два сапога пара. Так мнится влиятельным заправилам мировых ТНК, от имени которых вещает мисс Кондолиза Райс, с лексикой школы сержантов и мышлением взломщицы чужих суверенитетов. Как и в игре в «величие» с Горбачевым, обернувшейся спуском советского флага над Кремлем в ночь на 31 декабря 1991 года, янки до последнего будут «сочувствовать» Путину, привычно двурушничая. И какой-нибудь русский новоявленный Коштуница, завзятый антиамериканист протиснется бочком через Спасские ворота. Что тогда? «Открытая экономика», скупка нефтяных скважин и месторождений транснациональными компаниями? Сибирская республика, Казакия Дона и Кубани, Великая Якутия? Не такая уж все это фантасмагория. У Бжезинского наготове занятные геополитические выкройки. Это вам не чудаковатый «закройщик из Торжка», а давний автор «полевых уставов» американской геополитики. А сознает ли великорусский суперэтнос всю остроту обстоятельств, связанных с угрозой его рассеяния? Если геополитическая интрига, закрученная извне еще с прошлой осени на пространствах СНГ, зайдет слишком далеко и не будет парирована Кремлем, хотя ресурсы для этого вполне есть, то все еще единый народ — великороссы — станет еще одним разделенным народом на планете. Русские в новых государствах — протекторатах Запада в Средней Азии — превратятся в «этнографическое» меньшинство или будут вовсе ассимилированы. Как в ватаге поездных шулеров, в американской интриге против Кремля роли и мизансцены расписаны тонко. В Братиславе Буш, дескать, дал подачку Путину. Поступился слегка «демократическими ценностями». После выволочки в Братиславе «друг Джордж», однако, оказался отходчив, за демократию в России у него душа больше не болит, отлегло. Однако едва президенты расстались, как травля России и «авторитарного путинского режима» в американских верхах и влиятельных СМИ возобновилась, да еще пуще. Обиняками, а иные прямо, влиятельные политики и обозреватели дают понять, что, отлучив от власти неблагонадежных Кучму—Януковича, Джордж Буш не угомонился, а ведет дело к «ротации» кадров и в Кремле. Тотчас аполитичный «счетовод» Касьянов вдруг сильно озаботился судьбами демократии в России и обрадовал израильский и наш столичный бомонд своими видами на Кремль. Касьянова, конечно, выпустили на авансцену, как заведено на рок-концертах, для разогрева публики. А настоящего русского Коштуницу пока еще приискивают. Один лик у него должен быть державника и даже слегка «левого», а другой — либерала-западника чистых кровей. Вторая «бархатная революция», ремейк августа 91-го года, уже в зачатке. Грядет второе геополитическое отступление России — едва ли не в пределы великого княжества Московского при Иване Калите. И это не фантасмагория, а замыслы влиятельных в мире сил. Для почина около 600 западных благотворительных «неправительственных» фондов заряжают зелеными и «штучными» политтехнологиями бесчисленные «институты гражданского общества» в Москве и в провинции. Припасены и коробки из-под ксерокса. Либеральная публика уже раздула ноздри, почуяв поживу. Грех, однако, сказать, что вся клоака западников на Москве сплошь поденщики, сребролюбцы и ничего-то у них нет за душой. И весь их пафос — одна фальшь и уловки. В России свертываются демократические свободы? Вводятся вместо избранных губернаторов наместники? Шемякины суды обращают закон в дышло? Вот то-то! «Были бы помыслы чисты!» — благословляется артель либералов, подрядившаяся «толкать» «бархатную революцию». А заполучить гранты у «штатников» и впрямь самое время. Дураков — спасителей демократии «правозащитники» рекрутируют столько, сколько поместится на Васильевском спуске, и еще увидим: зеваки разместятся на Каменном мосту. Политтехнологи пересчитали смету Крещатика, и вышло: если поставить на «мобилизационное» довольствие всего 2 процента городского плебса да обносившихся «образованцев», то день-ночь Белокаменная очей не сомкнет. «Геть!» и «Долой!» — как перекличка петухов, огласит всю СНГэвскую округу. Впрочем, это слишком расхожий сюжет... А сущностная и, пожалуй, опасная метаморфоза российской партии западничества — открытый переход на сторону геополитического противника. Можно сказать, что бал окончен, маски сорваны. «Ху из ху» — уже никакой не вопрос. Это ведь не простое, а идейное, можно сказать, «онтологически» оправданное предательство. «Пятая колонна»? Тридцать сребреников? Эти риторические вопросы сильно запоздали. 2005 год окончательно размежевал нас с «западниками», и нет больше гнета прежней двойственности и двусмысленности. Если на самом Западе трения, иной раз ожесточенные, между государством и гражданским обществом — это всегда внутринациональная коллизия, то в России в отношениях государства и общества «отщепенчество» интеллигенции неизбежно накапливает антигосударственный запал, а на каком-то повороте, как в августе 91-го года и во время беловежского предательства, — прямо антинациональный. Поэтому особенность России в том, что все действительно мобилизационные проекты в нашей стране шли не снизу, а сверху, от государства. А российское западничество, такова уж его нехорошая особенность, часто превращалось в «игрушку в иностранной интриге». И то, что у Данилевского фантасмагория и предостережение, у Збигнева Бжезинского — готовенький план отторжения Сибири под предлогом «совместного освоения», коли обессилевшей России самой ноша неподъемна. Он называет Сибирь с ее нефтью и рудными богатствами «Новым Эльдорадо» для Запада и будущим местом обитания европейских поселенцев. Это и есть, без прикрас (отворяй ворота!), перспектива западного плана пресечения великорусской ветви человеческой цивилизации. Всякого русского человека, который в здравом уме и памяти, эта перспектива приводит в гнев и трепет, а закоренелого нашего западника — чуть ли не в восторг. Для них, известное дело, Россия — «эта страна». Но валить все грехи на западников, с головы до пят «граждан мира» чуть ли не с пеленок, было бы не вполне по совести. Данилевский справедливо пеняет соотечественникам, что «пороком славянской добродетели является бескорыстие», а это плохая порука в отношениях с внешним миром, которому свойства духа славянской общины чужды и неведомы. «Всечеловеческое» самоопределение России, ее смирение перед Западом не оставляли ни одного шанса на выживание великорусскому культурно-историческому типу цивилизации. Метафорический образ этой глухой вражды «латинян» ко всему русскому, славянскому Блок выразил в «Скифах». А еще раньше граф Федор Растопчин в письме Павлу I настаивал: «Россия с прочими державами не должна иметь иных связей, кроме торговых». И самодержец откликнулся: «Святая правда!» Ялтинский мир, казалось бы, навсегда отвратил эту смертельную угрозу, которая еще со времен Ледового побоища исходила с Запада. Победа СССР во Второй мировой в союзничестве с ведущими державами Запада по иронии истории означала и окончательное отвержение отечественной традиции «западничества», уходящего корнями глубоко — к чужебесию времен допетровской Руси. Оказалось, что «чужебесие» живучее просвещенного патриотизма и почвенничества. Искусы и обольщения «западничества» на закате могущества СССР поразили и верхи номенклатуры, и обывательскую толщу. Шальная радость августа 91-го года и безмолвие, безучастность, с какими общество встретило вести из Беловежской пущи о «роспуске» СССР, не были одним лишь тягостным наваждением. Российское общество, как ему внушили, совершало выбор между великодержавием и благосостоянием. И выбор казался скверным и опрометчивым. Когда низкий обман «демократов» раскрылся, к жгучей досаде, люди лишились и того, и другого. Но сильных гражданских чувств в народе не пробудилось, увы!.. Фотографии, запечатлевшие толпы зевак на набережной Москвы-реки, наблюдающих «реалити-шоу» расстрела из танковых орудий российского парламента, говорят о тяжком духовном недуге народа. Унижения отечественной государственности вызывают не скорбь, а ликование в душе образованца-либерала. «Властители дум» тоже не проронили ни слезинки. И каково оказалось им воздаяние? Компрадорский и грабительский капитализм в России за минувшие полтора десятка лет сменил, не меняя сути, личину «американофильскую» на «державную». Тип плотоядного обывателя, остро недовольного своим материальным положением, но притерпевшегося к новому порядку вещей, — самый распространенный. Из него-то и вьют веревки политтехнологи и прорежимные партийки «жалельщиков». Одним «ельциноидам» дали наконец всласть попить дешевой водки, отняв все остальное. Другим подфартило хоть шерсти клок урвать в ваучерную приватизацию. А третьи попросту махнули на все рукой. Упадок, угасание гражданского самосознания при Путине с его калачами-«прибавками» стали порукой популярности режима, который на самом-то деле ведет невероятно жесткую, даже по меркам праволиберальным, социальную политику. Режим словно задался целью попытать, как далеко он может зайти по кривой дорожке «умиротворения путем обездоливания». И только запредельное объегоривание «с монетизацией» льгот с чиновным головотяпством пополам обрушили на короткое время тишь да благодать. Негодующие пенсионеры перекрыли улицы городов от Химок до Находки. Тут-то и открылось нам, как туго натянута тетива социального напряжения в обществе. Еще одна нарочитая нелепость: льготники, подобно тому, как при крепостном праве были приписанные к казне холопы и барские, оказались поделены на федеральных и региональных — одним алтын, другим копейка от щедрот монетизации, взамен отнятых у всех вместе социальных гарантий. А пять миллионов (!) неимущих граждан и вовсе оказались «неучтенными» в реестрах «реформаторов». Это бюрократическое нововведение спроворено властью явочным порядком, но как бы крадучись, так как противоречит Конституции в части равенства прав граждан. Ранжир «местожительства» нелеп и преступен в неравном социальном попечении людей старшего поколения, отстоявших и отстроивших страну заново после 45-го года. Да и на кой ляд было вводить федеральных льготников? Разве Россия уже де-факто конфедерация? Если во всей этой бестолковщине и плутнях высоких чинов и есть какое-то подобие замысла, то он в том, чтобы еще на один оборот колеса повернуть российскую государственность к конфедеративному, а не федеральному устройству. Думаю, этот тезис, при всей его резкости, в детальных доказательствах не нуждается. Электорат, проще сказать «улица», качнулся в сторону местных губернаторов и президентов, потому что те «не замешаны», а Москва «чудит» и жестокосердно лишает последнего, благодаря чему с грехом пополам еще удавалось сводить концы с концами. Демонтаж институтов социального государства дал сильный дополнительный «завод» гражданской распре и региональной фронде. К этому надо добавить будто нарочно пестуемое неравенство социальных стандартов «на местах», дикую разноголосицу цен, тарифов и доходов между регионами. Никакими «рыночными» свободами и местными условиями не оправдать чуть ли не кратную разницу между мегаполисами и Пошехоньем. Если экономический блок правительства Фрадкова, который, по сути, никому не подотчетен, попустительствует нарастающему социальному неравенству, взаимному обособлению очагов «бедности и достатка», то это еще одна улика, что конфедерализация России прорастает из самой экономической ткани, «узелки» на которой последовательно завязывают либералы в правительстве. Есть в том умысел — нет ли, а итог один. У Советского Союза были две докучные проблемы — местничество и ведомственность, но при общенародной собственности на средства производства аппетиты и алчные устремления федеральных и местных элит были урезонены, а тенденция к распаду государственного единства и образования этнократий, какую бы околесицу задним числом ни несли политтехнологи на содержании супротивников России, была близка к нулю. Пока черти не вознесли «меченого» в генсеки из-за бездействия геронтократов из Политбюро, проспавших сроки модернизации советского общества. Сегодня же, после полутора десятков лет владычества криминальной буржуазии, Россия как никогда близка к конфедеративному распаду. Не боевик с калашниковым и не «серые волки» пантюркизма являются угрозой целостности России, но куда явственнее... сами русские, складывающиеся в своеобразные «региональные нации». Это та самая «не-Россия в России», о которой предостерегал дальновидный Николай Данилевский.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...