Заценить, чтобы не продешевить

У кого в этой некогда деревне щи пустые, а у кого жемчуг мелкий. МКАД и время разделили ее на две контрастные части
У кого в этой некогда деревне щи пустые, а у кого жемчуг мелкий. МКАД и время разделили ее на две контрастные части


Центральная улица микрорайона носит название Зацень.


Мы продолжаем серию публикаций цикла «Минск и сельчане». Сегодня речь пойдет о необычном микрорайоне на севере Минска. 50 лет назад это была обычная деревушка Зацень. По архитектурному решению она все та же: землю разбивают под приусадебные участки для индивидуальной застройки. Однако контрасты все же видны. Рядом с ветхими деревянными домишками — внушительные коттеджи, цена на которые зашкаливает. Так, в 2013 году один коттедж выставили на продажу за 1500000 (!) долларов (6 спален, 5 санузлов, встроенная мебель и техника, открытый бассейн).

Зацень вошла в городскую черту с 2003 года (когда-то это была пристоличная деревенька, в свое время здесь находилась дача первого секретаря ЦК КПБ Петра Машерова). Соседями сельчан стали небедные люди. Как уживаются между собой коренные заценцы и новоселы? Кто хозяин на этой земле и ущемлен ли кто в правах? 

Усадьба за копейки, а дрова — телегами МКАД разрезал Зацень на две части. За кольцевой — деревня, поближе к Минску —  город. Коренному жителю деревни Зацени Александру (попросил не называть фамилии) повезло. В наследство достался участок в 30 соток. На участке два жилых деревянных дома. В одном живет сам. Второй, дедушкин, сдает. 

— С квартирантами сдружился, поэтому цену для них не взвинчивал — всего 30 долларов в месяц за комнату, — поясняет Александр. — Только один недостаток в доме — печное отопление. Дрова нужно выписывать, на сезон, почитай, два прицепа. Плюс их следует поколоть и сложить. Слишком много хлопот…

Однако, по словам Александра, это все же лучше, чем проводить газовое отопление. Один такой проект потянет на миллионов 10 рублей и выше. А еще котел и система отопления, что тоже влетит в копейку. А два прицепа дров стоят чуть больше двух с половиной миллионов рублей. 

В микрайоне мало кто содержит домашнюю живность. Самое большое хозяйство у 67-летнего Георгия Мильгуя. Две взрослые козы — Белла и Роза — и три маленькие, несколько десятков кур. Корову он не держит — нет пашни. 

Домашнее подсобное хозяйство для Георгия скорее хобби, чем необходимость:


Георгий МИЛЬГУЙ.

— Корма сейчас дорогие. А овощи и картошку дешевле в магазине купить. Так что я решил на своей земле совместить работу с отдыхом. В этом прелесть загородного дома. Чувствую: только перестану двигаться — мне конец. Про диван как подумаю, так тоска берет. 

— Как уживаетесь с новоселами — владельцами коттеджей? — интересуюсь у Георгия.

— Они постоянно сидят дома — никого не видно. Но иногда приходится учить уму-разуму. Хотя в большинстве своем люди добрые, отзывчивые. Халтурку подкидывают. Подсобные работы или там кирпич положить, двери поставить. Обкосил участок — 260 тысяч рублей на руки, а всей работы часа на полтора. 

Квартплата в три миллиона

Дома в Зацени на стыке двух эпох. Одни начали возводить после войны. Вторые – в начале 90-х. Бизнесмены строили хоромы в два-три этажа. Их, как правило, продавали с молотка.  Теперь громадные коттеджи – неликвидная недвижимость. Покупателей отталкивает их высокая стоимость. 

Пенсионер Виктор Кавтурович живет в двухэтажном коттедже. Строил в надежде жить с сыном. Но тот обосновался за границей. В итоге Виктор остался с женой:

— Хотел продать дом, купить поменьше. Обращался в агентство по недвижимости. Спрос небольшой – обратились всего два покупателя. Но их не устраивала цена – 300 тысяч долларов. Просили скинуть несколько тысяч. Но я не стал этого делать. Все-таки здесь почти все своими руками построил. Дом в принципе жалко продавать. Не то что делать на него скидку.  



Кроме высокой цены на коттеджи покупателей отпугивают затраты на содержание. 

У Виктора на нулевом этаже — сауна с бассейном и детская игровая, хранилище для книг, гараж. На первом — большой зал, коридор, санузел и кухня-бар. На втором этаже четыре жилые комнаты, технические помещения.  

Все это богатство занимает 400 квадратов. Света нагорает на сумму около 500 тысяч рублей. За газ – около двух миллионов.

Центральной канализации нет. Откачивает содержимое ямы ассенизатор. Услуга обходится в 600—700 тысяч рублей. Еще половина за вывоз мусора. Машина приезжает два раза в неделю. Плюс налог за землю — около полтуора миллионов в год.

Итого зимой семья в среднем отдает на содержание дома около трех миллионов рублей. 

Как видно, коттеджи в Зацене все же роскошь, а не средство для жизни. На их содержание нужны немалые деньги. Такое удовольствие себе могут позволить только большие семьи. Но они в конечном итоге предпочитают покупать не готовые дома, а строить с «нуля». Жизненная практика показывает: так дешевле.  

Подальше от больных

В Зацени Мингорисполоком планирует выделить участки под строительство домов. 

Микрорайон, где проживают 1300 человек, собираются уплотнить. После реконструкции микрорайона численность должна возрасти до 1700 человек. При этом плотность увеличится с 12 до 15 человек на гектар. 

Против этого никто из местных возражений не высказывает.

— Главное, чтобы наши участки не обрезали. А новые соседи нам пока вреда не доставляли. Живут себе за большим забором. Мы их не трогаем, они нас, — рассказывает пенсионерка Вера Кольвина. 

А вот насчет строительства школы и детского садика местные возражают. В этом вопросе, что называется, нашла коса на камень.

 Жители квартала улицы Столичная недовольны возможным соседством с детским учреждением:

— Для кого эта школа-сад? В деревне не так много детей. На этом пустыре мы за свои средства построили детскую площадку и каток. Если там начнется строительство, то все наши усилия пропадут. А магазин, кафе и рестораны, считаем, не нужны. Все обедают дома. Если захотят устроить банкет, то точно не в местной забегаловке.

У жителей квартала, что тянется вдоль МКАДа, другие претензии, им подавай развитую инфраструктуру.

— Выходит, что в той части деревни будет школа, а у нас ничего? Почему вместо кафе не построить спортивный комплекс? Наш поселок считается престижным, участки дорогие, а гулять с детьми просто негде, — недоумевает молодая мама Светлана Базыльчик. — Ладно, РНПЦ «Новинки», но буквально на расстоянии в 500 метров от коттеджного поселка — тубдиспансер для людей с открытой формой туберкулеза. Жилой квартал и медучреждение разделяет лес. В нем постоянно гуляют больные в пижамах, иногда  разбросаны бинты и медикаменты. Пускать детей в лес опасно. Куда обращаться, чтобы изменить сложившуюся ситуацию?

Вот что пояснила по этому поводу главный архитектор УП «Минскградо» Ольга Степанкович: 

— В 2003 году по указу Президента деревню Зацень до МКАД включили в городскую черту. В 2004 году разработали первый детальный план. Квартал жилой усадебной застройки будет сформирован на бывшем поле ОАО «Минская птицефабрика имени Н.К. Крупской». Кроме того, детальный план предполагает реконструкцию жилого фонда, формирование структуры улично-дорожной сети, инженерного обеспечения и благоустройства, а также установление и закрепление красных линий и линий регулирования застройки.

Участок для строительства школы заложен градостроительным проектом. Изменить место расположения архитекторы не имеют права. Что касается тубдиспансера, то здесь жителям стоит обращаться в санитарные службы или вносить свое предложение по разделению среды в администрацию Центрального района, добавила Ольга Степанкович.

КОММЕНТАРИЙ

Эксперт группы компаний «Твоя столица» Татьяна МИГАЙ:

— Желающих содержать лишние метры сегодня немного. Наиболее востребованы небольшие коттеджи площадью 200—250 квадратных метров, а вот огромные дома спросом почти не пользуются. В особенности это касается объектов 90-х годов постройки. Сегодня дети предпочитают отделяться от родителей, вести самостоятельную жизнь, так что большие семьи под одной крышей стали редкостью. 

КСТАТИ

Откуда повилось название деревни?

НА ПОДСТУПЕ к деревне — лес. На восходе солнца часть домов в тени. А как солнце выше, тень дальше. Дома оказываются за тенью. По второй версии деревню стали так называть оттого, что находится за речкой Цна. А по третей — название произошло от глагола «заценить». Еще до войны из Западной Беларуси — Вильнюса, Молодечно —торговцы возили на продажу в Минск свежину. Чтобы не продешевить, останавливались в ближайшей деревне. И заценивали, почем мясо и сало. Вот вам и Зацень.

kovalev@sb.by

Фото Сергея ЛОЗЮКА, «СГ»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?