Затраты на солёное сало... зашкаливают

«КОМУ это выгодно?» — такой вопрос возникает, когда рассматриваешь мясную витрину магазина, скажем, нашей деревни Друйск, что на Браславщине. Достаточно тут вроде «смакаты»: колбас, сосисок, сарделек, копченостей...

Почему кооперативная торговля на селе держит нас, покупателей, за дилетантов?

«КОМУ это выгодно?» — такой вопрос возникает, когда рассматриваешь мясную витрину магазина, скажем, нашей деревни Друйск, что на Браславщине. Достаточно тут вроде «смакаты»: колбас, сосисок, сарделек, копченостей...

Вот и сало свиное соленое. Как же без него белорусу? Тем более что не все сельчане даже одного кабанчика теперь держат, не говоря уже о нескольких хрюшках. Причины разные: одни — не могут, другие — не хотят. Но вот лежит сало в сельмаге больше двух недель. Без спроса... Почему? Пост предрождественский сказался? Или в чем другом причина? Ответ банален: дело в цене! За кило соленого сала райпо просит согласно ценнику... 55 с чем-то тысяч белорусских рублей. Почему? Озабочено интересом производителя? Увы! По закупочному ценнику, размещенному в «районке», предлагаемая цена всего 22 тысячи белорусских рублей. С этой арифметикой получается, что привезти пласт сала, посыпав предварительно солью, в тот же магазин Друйска больших стоит затрат, чем произвести сей продукт! Но, боюсь, при таком раскладе и сам посредник между производителем и потребителем будет  скоро кушать постные блины и кашу.

На колхозном рынке в Браславе, который до недавнего времени был в ведении райпо, за сало свежее сельчане просят 40 тысяч рублей, но это — с утра. Ближе к обеду цена бывает ниже (правда, не всегда). Случается, налетают перекупщики, тогда цены стабильны, но ни разу не доходили до 55 тысяч рублей за килограмм. На это — свои причины. Кроме рынка, в райцентре имеются 3 торговые точки, постоянно работающие только на свинине. Из них — две частные. У них даже на фарш свиной цены, опять-таки, не выше 40 тысяч рублей за кило (колхозный рынок рядом). Ну не работает же частник себе в убыток при всех финансовых «штормах»! И налоги платит, и за товаром приезжает сам к производителю. Правда, товар у частных торговцев больше суток не залеживается.

Еще одна мясная торговая точка в райцентре принадлежит местному передовому сельхозпредприятию «Маяк Браславский». У него, кроме тысячетонного валового производства, имеется и своя переработка. Но цены-то — монопольные! Хотя и несколько ниже уровня колхозного рынка. Единственное, что в маяковском магазине не устраивает покупателя, — очереди.

Может, на вип-покупателей — на дорогих машинах спешащих — рассчитана цена на соленое сало в нашем сельпо? По моим наблюдениям, однако, такие покупатели берут исключительно вырезку мясную. Весь в догадках я, честное слово! Для кого все-таки сальце? По-моему, райповская торговля соленым продуктом — это замороженные оборотные средства, пусть и не очень большие. Думать, что кооператоры не знают того, о чем пишу, не могу. Так зачем же «принижать» себя? Я не стал звонить в райпо. Вопрос касается не меня одного. Может, кооператоры ответят публично, через «БН»?

Генрих ШКЛЯНЕВИЧ, житель деревни Друйск Браславского района

 Фото Павла ЧУЙКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?