Затмение Юпитера

В условиях падающей популярности Макрону будет все сложнее доказывать, что он – не политическая пустышка

Французский президент Эммануэль Макрон недавно отметил 100 дней своего пребывания у власти. По сложившейся традиции этот срок считается символическим рубежом, когда принято подводить первые итоги правления нового лидера, и эти промежуточные итоги во многом задают траекторию его дальнейшей деятельности.

Фото сhoiz.me

Увы, первые результаты для Макрона выглядят пока неутешительно, и его дебют завершился пикирующим падением рейтингов. Если в июле деятельность президента одобряли 54% французов, то к концу августа их число сократилось до 40%, при этом 57% заявили о своем недоверии президенту. Конечно, эти цифры еще отнюдь не говорят о полном провале Макрона как политика. В конце концов, с подобным падением рейтинга в 1995 году столкнулся Жак Ширак, что не помешало ему впоследствии пробыть у власти два президентских срока. И напротив, очень популярный в начале своего президентства Николя Саркози к концу его полностью растерял свой кредит доверия.

Тем не менее столь стремительное падение рейтингов молодого президента не может не вызывать вопросов. Безусловно, свой вклад в это внесли недавние публичные скандалы в чисто французском духе, которые успели потрясти Елисейский дворец. Первый был связан с попыткой президента придать своей супруге официальный, оплачиваемый из бюджета статус. Причем сам Макрон мотивировал это желание соображениями экономии: мол, официальный статус с жестко регламентированными статьями расходов позволит избежать немотивированных растрат бюджетных средств на содержание первой леди, чем грешили предшественники Макрона. Однако эта инициатива вызвала острое неприятие во французском обществе, а петиция против нее быстро набрала более 200 тысяч подписей. Еще одним ударом по имиджу Макрона стали вскрывшиеся непомерно большие расходы на услуги визажиста. Французы решили: негоже президенту тратить такие деньги на поддержание своего визуального имиджа.

Такого рода скандалы для Франции не в новинку. Демонстрация публичной скромности политиками высшего ранга является частью политической культуры страны, впрочем как и многих других государств Европы. Президент или премьер-министр может ездить на работу на велосипеде или терпеливо стоять в городских пробках в автомобиле экономкласса наравне с простыми гражданами. Однако оборотной стороной этой видимой скромности нередко оказывается растрата бюджетных средств на личные маленькие слабости, содержание жен, любовниц, родственников и прочее. Суммы растрат могут быть и совсем небольшими, особенно в масштабах такой страны, как Франция, однако общественным сознанием подобные факты воспринимаются очень болезненно и зачастую стоят политикам карьеры. Именно поэтому войны компроматов и копание в грязном белье стали здесь неотъемлемой частью политической жизни. Уместно вспомнить в этой связи судьбу экс-кандидата в президенты Франсуа Фийона, который поначалу рассматривался в качестве наиболее вероятного претендента на Елисейский дворец, но утратил шансы на пост главы государства после того, как выяснилось, что он выплачивал собственной жене зарплату за фиктивно занимаемую должность. 

Впрочем, очевидно, что не только эти курьезные по своей сути скандалы подкосили рейтинг Макрона. Падение популярности молодого президента стало также результатом кризиса завышенных ожиданий. Ведь Макрон шел на выборы как политик новой формации, противостоящий как радикалам справа и слева, так и старым, утратившим доверие элитам. После победы на президентских выборах партия Макрона «Вперед, Республика» получила серьезный кредит доверия и на выборах парламентских, благодаря чему пропрезидентские силы получили контроль как над исполнительной, так и законодательной властью.

Однако за прошедшие 100 дней Макрон ничем себя принципиально не проявил ни во внутренней, ни во внешней политике. Более того, все очевиднее становится то, что «ни левый, ни правый» Макрон не собирается проводить вполне традиционную политику рыночного либерализма и мер жесткой экономии с сокращением социальных функций государства (на этом фоне, к слову, растрата средств на личного визажиста выглядит особенно пикантно). Макрона с самого начала преследовали подозрения, что он не более чем политическая технология, призванная отвлечь голоса у поднимающих голову правых и левых радикалов. 

И вот похоже, что все больше французов начинают приходить к этому безрадостному выводу. В условиях падающей популярности Макрону будет все сложнее доказывать, что он не политическая пустышка. 

vs.shimoff@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
пенсионер, за 60, Россия
Любой руководитель знает. что переходя на другую работу, результативно сможешь трудиться спустя 6-8 месяцев. Да, такой большой срок связан с "обживанием". То, что вчера было для тебя далеко, сегодня ждет решения, причем, не терпящего промедления. Опытные "волки", типа Трампа, откровенно приглядываются, вживаются, не делая резких движений. Неопытные, типа Макрона, наоборот врываются в новую для себя роль. А ворвавшись убеждаются, что не все так просто. Со стороны кажущийся всемогущий президент имеет ощутимые ограничения. И все это приходит как раз в указанный мною срок. Такое происходит во всех странах и на всех уровнях руководства. Давайте подождем. Если Макрон слабак, он сломается, если у него есть стержень, он еще заявит о себе.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости