Затишье перед бурей. В пустыне

В воскресенье в Ираке состоится пародия на выборы
В воскресенье в Ираке состоится пародия на выборы

Все иракские границы закрыты. Не работает Багдадский аэропорт. В число неблагонадежных входят такие города, как Багдад, Мосул, Эль-Фаллуджа и Тикрит, - территория, где проживает четверть населения страны. Там введен комендантский час. Чтобы лишний раз не появлялись на улице, всем иракцам предоставили трехдневные "каникулы". В местах расположения участков для голосования запрещен проезд автомобилей. Но местонахождение самих участков в небезопасных районах до сих пор на всякий случай держится в секрете. Так что избиратели даже при всем желании не могут зарегистрироваться. Впрочем, особого желания "светиться" нет ни у избирателей, ни у тех, за кого они должны голосовать.

Политики во время кампании практически не появлялись на публике, чтобы не ставить под угрозу собственные жизни. Вчера в Интернете показали казнь активиста партии нынешнего премьер–министра Айяда Алави. Голосование, как известно, будет идти по партийным спискам, но сами партии от греха подальше свои списки не раскрывают. Из многотысячной профессиональной армии международных наблюдателей набралось чуть более сотни отъявленных смельчаков–добровольцев, которые отважились приехать в страну. Кроме того, местные власти уже предупредили, что иностранные журналисты будут действовать на свой страх и риск. Слаба надежда на защиту американских военных, которые хоть и увеличили свое присутствие в Ираке со 135 до 150 тысяч человек, все равно не могут обеспечить собственную безопасность. В среду США понесли самые большие потери за все время операции — 37 человек за один день. Джордж Буш призвал иракцев «бросить вызов террористам». А террористы в лице Заркави, местного зама Усамы бен Ладена, объявили «священную войну выборам»...

В такую неутешительную картину складываются предвыборные зарисовки корреспондентов Би–би–си в Ираке.

Перечитываю эти строки и сам себя спрашиваю: ради чего так рисковать человеческими жизнями? Думаю, это естественный вопрос, который возникает у любого человека, наблюдающего за происходящим со стороны, и я тут не блеснул оригинальностью мышления. До меня им задавались разные большие люди. Президент России Владимир Путин прямо сказал иракскому премьер–министру Айяду Алави: «Откровенно говоря, я не представляю, как можно организовать выборы в условиях полной оккупации страны иностранными войсками. Я также не представляю, как вы в одиночку сможете восстановить ситуацию в стране, удержать ее от распада».

Тогда, а было это еще в декабре, он только намекнул на то, что последствия выборов еще более опасны, чем сами выборы. Сейчас уже многие говорят о возможности гражданской войны. Да–да, до сих пор конфликт в Ираке воспринимался как противостояние террористов и оккупантов, а мирные иракцы как бы были его заложниками. Теперь все представляется намного сложнее.

Что такое население Ирака? 60 процентов — мусульмане–шииты. Для них — это реальный шанс (никто не сомневается, что они получат большинство из 275 мест в Национальной ассамблее) взять власть в свои руки. Дело в том, что долгое время, в том числе при Саддаме Хусейне, правящей элитой были мусульмане–сунниты (20 процентов населения). Неудивительно, что духовный лидер иракских шиитов аятолла Систани призвал своих последователей прийти на участки. А в то же время суннитские организации объявили бойкот.

Агентство Рейтер цитирует слова директора Института Среднего Востока Роберта Спрингборда о голосовании: «Оно может ухудшить ситуацию как раз по той причине, что подчеркнет общинные различия». Первые признаки налицо. Нападения на шиитских лидеров стали почти обычным делом.

Не спорю, красивая телевизионная картинка: какой–нибудь австралийский бизнесмен Махмуд идет на участок для голосования в Канберре и демонстрирует свою патриотичность. Но паковать чемоданы и возвращаться на родину в Ирак он явно не собирается.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?