Заступничество Петербургской странницы

Жизнь в этой тихой обители, расположенной на лесистой окраине деревни Барань, лишена праздности и суетности. Сестер здесь немного. Летом поселяется более 30 верующих, помогающих в работе на подворье и ищущих духовного умиротворения. А череда их многотрудных дней освящена молитвой. Я поднимаюсь к белоснежному храму, к которому прямо от входа ведет вымощенная плиткой дорожка в обрамлении высаженных цветов. Именно здесь находится чудотворная икона Ксении Петербургской, помогающая в лечении от тяжелых недугов. Встретившийся мальчик, живущий здесь с семьей паломников, позвал настоятельницу монастыря матушку Василису, которая проводит дни напролет на стройке нового храма. И в хранящей прохладу и укрытие от летнего зноя трапезной началась наша беседа.

В Свято-Ксениевском женском монастыре хранятся иконы, способные творить чудеса

Жизнь в этой тихой обители, расположенной на лесистой окраине деревни Барань, лишена праздности и суетности. Сестер здесь немного. Летом поселяется более 30 верующих, помогающих в работе на подворье и ищущих духовного умиротворения. А череда их многотрудных дней освящена молитвой. Я поднимаюсь к белоснежному храму, к которому прямо от входа ведет вымощенная плиткой дорожка в обрамлении высаженных цветов. Именно здесь находится чудотворная икона Ксении Петербургской, помогающая в лечении от тяжелых недугов. Встретившийся мальчик, живущий здесь с семьей паломников, позвал настоятельницу монастыря матушку Василису, которая проводит дни напролет на стройке нового храма. И в хранящей прохладу и укрытие от летнего зноя трапезной началась наша беседа.

— Для начала небольшой экскурс в историю. Икона была написана как ученическая сестрой Елисаветинского монастыря на продажу, чтобы мы заработали на строительство своей обители, — рассказывает игуменья. — Всего написано три образа. Два продались. А этот остался. И хранился в старом корпусе, на сейфе в одном из помещений стоял.

Здесь уместно рассказать историю самого монастыря. В начале XX века в Борисовском районе было 19 православных приходов, собор, 63 церкви, каплицы. Сейчас по пути от Борисова до Барани только одна церковь. А ранее в окрестностях деревни стояло двенадцать. Теперь на десятки километров храмов нет — все разрушены и разорены после 1917 года. Остались только церковища. Такая же участь постигла и старинную церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы — возведена в Барани еще в XVIII веке рядом с деревенским кладбищем. На месте старого погоста, вместе с храмом снесенного бульдозером, построили сельскую школу. Вот это ненужное сельсовету деревянное здание и выделили сестрам, когда в 90-е годы прошлого столетия принято решение основать в этой местности монастырь.

— Первоначально люди приняли в штыки решение обустроить здесь место служения Богу, продолжает игуменья. — Но молитвами Ксении и Матери Божией выросли три храма, строится еще один — на фундаменте древнего Свято-Покровского. Появились и новое здание келейного корпуса, часовня Иоанна Предтечи. На святом источнике обустроили купель.

Монастырь в честь Святой Ксении — единственный в мире. Был еще где-то на Аляске скит. Сейчас на Смоленщине Свято-Елизаветинский монастырь переименовали на Ксениевский. Потому что очень уж популярна она у людей.

— Осенью 2007 года, рано утром, жилой корпус сгорел. Мы еле успели выскочить, — продолжает матушка. — Пламя охватило здание моментально — всему виной старая проводка. Почти все сгорело. Даже металлический сейф, на котором и стояла икона Святой Блаженной Ксении, оплавился. Остались только молельная комната и библиотека. Но когда сотрудники издательства экзархата, с которыми мы дружим, разбирали пепелище, слышу крик: «Матушка! Идите сюда, смотрите!» Вытаскивают сейф, а икона рядышком — целенькая, только бочок обгорел. Все стали говорить об этом случае как о чуде. Я думаю, мало ли что, может, присыпана была или как-то по другому избежала огня. Но мы с ней начали ездить по выставкам. Как с единственной, которая сохранилась. А в России очень любят и почитают Святую Блаженную Ксению. Падают перед ее иконой на колени, просят о помощи, плачут. Через год первое чудо свершилось в Нижнем Новгороде. У женщины исцелилась дочь, и она принесла в дар первую золотую цепочку. А потом появились другие подношения, в знак благодарности за помощь в трудных ситуациях. Ведь у каждого — свое горе. Кто-то в буквальном смысле встал на ноги. У кого-то исчезла язва. Приезжают и в монастырь, чтобы помолиться Ксении Петербургской. Сейчас у нас живет женщина из Мурманска, сердечница. Исцеление телесное начинается с очищения души. Ведь как раньше лечил земский врач? В первую очередь спрашивал болящего: «А когда ты, батенька, последний раз причащался?» Видит, что болезнь не уходит от лекарств, значит, надо прежде всего собороваться, очистить душу покаянием, причаститься. И искренне молиться.

Сейчас об огненном объятии чудотворной иконы напоминают лишь небольшая темная отметина справа на деревянной раме да чуть вздувшаяся краска, которая при этом не утратила яркости.

И хоть остались тогда сестры без крова, но они верили: святая покровительница не оставит их в беде. Так и произошло: узнав о случившемся, многие верующие откликнулись. Помощь получали отовсюду, люди привозили и передавали вещи, деньги. «Некоторой одеждой и обувью мы даже поделились с деревенскими женщинами, — вспоминает матушка Василиса. — Господь все управит и в беде не оставит, а в сложной ситуации своевременно пошлет нужных людей, которые помогут!»

Так кто же такая Ксеньюшка, как часто ласково называют эту святую? Девушка из обыкновенной семьи. Благочестивая, с большим сердцем молодая женщина Ксения Григорьевна Петрова очень любила своего мужа, полковника Андрея Федоровича, служившего при царском дворе певчим и скоропостижно скончавшегося.

— Мы за него теперь молимся, — рассказывает настоятельница. — Хоть в миру такая смерть считается легкой, но в духовной жизни Богу не угодной. Потому что человек должен приготовиться к смерти: покаяться, исповедоваться, причаститься. И вот эта двадцатипятилетняя вдова так любила своего суженого, что взяла на себя самый высочайший подвиг юродствования. Выше подвига на земле нет. Потому что эти люди бывают очень поражаемы, гонимы и презираемы окружающими. Она раздала все имущество, ничего себе не оставив, и даже отреклась от своего имени. Надев костюм мужа, сказала: «Ксения умерла. Я Андрей Петров». И ушла на улицу бродить, молиться, каяться. Люди стали замечать: если Ксения прикоснется к головке болящего ребеночка, то дитя выздоравливает. Если она проедет в конном экипаже, у извозчика — денежный день. К кому в дом зайдет, у того достаток и счастье. Все стали наперебой приглашать ее к себе. И она до конца дней несла свой подвиг. Днем бродила по городу, а ночью молилась.

Убогая устроила десятки счастливых браков, посылая будущую невесту туда, где находился ее суженый. Странные, на первый взгляд, ее предсказания сбывались. Есть предание, что однажды, зайдя в дом, юродивая воскликнула, обращаясь к дочери хозяев: «Вот ты здесь кофе варишь, а твой муж жену хоронит». Девица с матушкой помчались на кладбище. Там и познакомились с убитым горем вдовцом, впоследствии ставшим супругом и зятем в этой семье.

«Над Петербургом храм серебрится. Молится Ксения в спящей столице…» Это строки из последней песни Эдуарда Хиля «Петербургская странница», исполненной популярным певцом незадолго до его смерти. Артист сам сделал аранжировку известного романса «В лунном сиянье снег серебрится», мотив которого и взят за основу ее мелодии. А слова написаны протоиереем Геннадием Беловоловым. В последние годы жизни Эдуард Хиль воцерковился и стал прихожанином церкви на Смоленском кладбище, известной тем, что там находится часовня, где покоится Ксения Блаженная.

К лику святых она причислена в 1988 году. Примечательно, что канонизация произошла впервые после того, как 376 лет назад была прославлена последняя из святых жен Руси — София Слуцкая…

В Свято-Ксениевском монастыре хранится еще одна икона, которую пожар не повредил (она стояла в молельной комнате), — список образа Божией Матери Иверской Монреальской (литография), привезенный с Афона. При пожаре сгорели рама и весь задник, а «листик» остался нетронутым.

— Я верю, что каждая икона — чудотворная! Как молишься, так тебе и отвечает Господь. Потому что не икона, а Господь через святого помогает нам. Но Ксения Петербургская — молельщица высокая, которая своей жизнью, своим отречением от мира, себя забывши совсем, стала очень угодна Богу. И поэтому за ее молитвы Бог исцелял и исцеляет всех, за кого она просила в XVIII столетии и кто просит ее сейчас, — матушка Василиса ведет меня в монастырские храмы. И показывает их достояние.

— Вот икона Матери Божией с предстоящими, с вложенными частицами святых мощей великих угодников Божиих «В скорбях и печалях утешение». Очень древняя святыня. Где-то XVII века. Она спасала от пожара, от глухоты и немоты. Когда-то была в ризах. Основная икона считается утраченной, но так как была очень любима, то имела много списков. Все чудотворные. И вот батюшка из Украины привез нам один из них. А ему образ принесла монахиня, жившая в миру еще в советское время. Священник рассказывал, что во время пожара огонь, лизнув икону, сразу прекратился.

Но в монастыре пока не знают о чудесах, сотворенных ею.

Еще одна почитаемая святыня — небольшая старинная икона святого Георгия Победоносца, на которой чудесным образом обновились краски на глазах у молящихся. И сейчас они становятся все ярче и ярче, а оставшиеся темные пятна все меньше. Попала она сюда года полтора назад и находилась в огромном старом киоте, вскрыть который, чтобы заменить обрамление на новое, удалось с трудом. Значит, рука реставратора никак не могла коснуться старинного письма. И обновление можно объяснить только промыслом Божиим.

Есть и частичка Животворящего Креста Господнего, источающая благоухание. Здесь не афишируют чудотворные образы. Страшновато, ведь люди не идут к Богу, а поспешают за чудесами, забыв о том, что исцеление дается прежде всего трудом духовным.

…Я ехала из обители вместе с трудницей Татьяной, неразговорчивой и серьезной не по возрасту девушкой, решившей после работы на монастырском подворье проведать родных. На мои вопросы Таня отвечала неохотно и односложно. Наверно, поняв, что поступает не совсем вежливо, начала оправдываться: «Вы не подумайте, что я такая угрюмая. Просто в тишине лучше слышишь себя». Вот уж действительно, устами младенца глаголет истина! Мы помолчали. И моя юная попутчица поведала мне еще одну истину: какая бы дорога к храму ни была у каждого из нас, все мы можем уповать на милость Божию.

Елена КЛИМОВИЧ, «БН»

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости