Заслуженные люди

Как живут, чем занимаются и увлекаются бывшие первые должностные лица страны на заслуженном отдыхе?

Как живут, чем занимаются и увлекаются бывшие первые должностные лица страны на заслуженном отдыхе?..

Как живут, чем занимаются и увлекаются бывшие первые должностные лица страны на заслуженном отдыхе? Приходит время, они покидают свои высокие кабинеты, и, может быть, оказывается, что наладить собственную новую жизнь не так уж и легко?


«Времени не хватает!»


Ко встрече с журналистами бывший премьер–министр страны Сергей Линг подготовился основательно: сказывается сложившаяся привычка ко всему подходить максимально ответственно. Его листок с расписанными мелким почерком тезисами потом перекочевал ко мне в качестве своеобразного пресс–релиза. Но внешняя строгость собеседника на деле оказалась действительно только внешней. Сергей Степанович был открыт, и как–то неожиданно для меня у него завязался оживленный разговор с нашим фотокором: выяснилось — оба увлеченные охотники. А это по азарту почти как рыбаки. Или грибники. Или автомобилисты. Или дачники. Тем более Сергей Линг, говоря по–белорусски, «заўзяты» и охотник, и рыбак, и грибник, и автомобилист, и дачник.

Только успела обозначить в своем блокноте все эти пункты, а Сергей Степанович объяснил, почему настоящий охотник (не браконьер!) — всегда лучший защитник лесного зверья (потому что и о подкормке позаботится, и всяких разных убежищ лесных обитателей разорять не станет, и маму с детенышами с миром отпустит, и вообще в зверя просто так никогда не выстрелит), как «облегченная» часть беседы закончилась. Дальше мой собеседник, изредка заглядывая в тот самый листочек, поделился своим видением пенсионной жизни, предупредив, что у каждого она, конечно, своя, так что никаких советов он не дает, а рассуждает вслух. Итак.


Надо не замыкаться на «отдыхе» — если позволяет здоровье, продолжать трудиться. Причем не обязательно ходить на работу с 8 до 17. Можно вступить в какую–нибудь интересную общественную организацию, что–то писать, оказывать помощь семье, молодежи, консультировать коллег по работе — каждый выбирает, что ему ближе и по силам. Тогда будешь чувствовать себя нужным человеком. Но для этого необходимо быть в курсе дел и событий, то есть в тонусе. Сергей Линг продолжает с удовольствием — именно так и говорит: с удовольствием — работать в Белорусской научно–промышленной ассоциации, которая создавалась не без его активного участия. Там и единомышленники остались.


А вот поучать молодежь не стоит. Молодые активно идут вперед, осваивают передовые технологии. Другое дело, что накопленный опыт старшего поколения позволяет лучше предвидеть результаты принятых решений, и вот здесь отмалчиваться неправильно. Вообще, с молодежью надо разговаривать, рассказывать ей, как и что происходило на самом деле, когда ты сам все видел и участвовал. Тогда и уважение к людям прошлого будет совсем иное. Необходимо пересмотреть и усилить роль старшего поколения в семье, в воспитании детей. Если каждый возьмет на себя ответственность за молодых членов своей семьи, ситуация в целом сразу станет легче. Сергей Степанович и его супруга Майя Алексеевна не просто окружены детьми, внуками и уже правнуками, они дружат с ними на равных. Дедушка, имеющий богатейший опыт государственной, организаторской, хозяйственной работы, консультирует внучку в написании диссертации, дает советы внукам, недавним студентам, агроном по первому образованию, помогает дочери и зятю управляться на даче и с гордостью говорит, что порядок там идеальный.


Хорошо бы иметь и свою «сберкнижку добрых дел», считает Сергей Степанович. Это когда ты не отмахиваешься от людских просьб, а протягиваешь руку помощи. Придет время, и сделанное добро обязательно вернется к тебе сердечной благодарностью и заботой окружающих.


Но — это уже адресовано таким, как сам, руководителям, — находясь при должности, нельзя превращаться в барина. Когда ты при власти, вокруг тебя обязательно появляются люди, желающие угодить, услужить только потому, что ты начальник, от тебя зависит принятие того или иного решения. Нельзя поддаваться подобным соблазнам. Ведь обязательно настанет момент, когда придется жить без посторонних услуг: самому водить машину, ходить на рынок и в магазин, ремонтировать что–то по хозяйству... Если ты так поступал всегда — делал сам, переход в иной статус не обернется некоей катастрофой. И Сергей Степанович подтверждает этот постулат собственным опытом.


Ну и, конечно, необходимо заботиться о своем здоровье и здоровье близких тебе людей.


Значительную роль в новой социальной адаптации играют увлечения. У Сергея Линга, как видим, их немало:


— Мы с женой все время на колесах — очень любим путешествовать по Беларуси, смотреть, что меняется. 24 — 25 тысяч километров в год накручиваем. У нас есть лодка — часами можем плавать на ней по Минскому морю, Березине, Неману...


На полках хранятся 90 видеокассет с записями различных событий из жизни семьи, много заполненных фотоальбомов.


И вот тут я услышала сакраментальное: «Времени на все не хватает!» Наверное, эта фраза в идеале и отражает успешность того, что мы называем заслуженным отдыхом.


«Моего деда звали Сила»


Зенон Ломать встречал нас, стоя в гостеприимно раскрытых воротах довольно большого, но скромного дома. Холодно, мороз. Хозяин в теплой куртке — в буквальном смысле косая сажень в плечах. А ведь отмечает 70–летний юбилей! Хотя, без преувеличения, выглядит моложе лет на 10, если не больше. Здороваемся и сразу идем смотреть собранную Зеноном Кузьмичом коллекцию старинных вещей народного быта и домашнего обихода. Под нее отведены отдельные специальные помещения вне дома: «Пять залов, — с гордостью уточняет коллекционер. — Чтобы отремонтировать один из них, пришлось даже брать кредит, жена разрешила...»

В который раз убеждаюсь: настоящими коллекционерами рождаются. Еще в детстве Зенон Ломать стал собирать наклейки от спичечных коробков. Потом были монеты. Но не увлекли. Увлекли вещи крестьянских домов, хозяйственного назначения, то есть все то, чем пользовались его собственные предки на Мядельщине. Интерес Зенона Кузьмича к старине давно перерос уровень мелкого любительства, да, наверное, и не был таковым никогда — сказывается высшее образование историка. У него к выставленным экспонатам прилагаются тщательно подобранный и сброшюрованный информационный, научный материал, списки существующих раритетов: некоторые пункты там обведены кружочками — значит, в коллекции имеются. Здесь масштаб под стать хозяину! И в количестве, и в качестве. Вот вам зал с утюгами — более сотни штук, вот топоры на стенках развешаны, здесь серпы: в родной деревне все чердаки в домах облазил, с позволения хозяев, конечно. А в отремонтированном зале — главное: безмены и весы! Хотите сказать: звучит прозаично? Ну это вы просто не видели лицо собирателя раритетов, когда он рассказывает об особенностях каждого из четырехсот (один из самых старых — 1861 года, бронзовый) экземпляров этих незамысловатых по сути, но когда–то крайне необходимых в каждом хозяйстве вещиц! В глазах Зенона Кузьмича поочередно читаются и восхищение, и удивление, и романтика, и даже музыка... Причем музыка в зале звучит и в самом прямом смысле: с пластинки XIX века, что кружится под иголкой самого настоящего граммофона — с большой трубой, из которой льются звуки вальса «На сопках Маньчжурии». А потом хозяин берет в руки свою старую гармонь, и во все стороны разлетаются звуки задорной белорусской польки.


Уже три года, как Зенон Ломать в отставке. Ему скучать никак не выпадает. Собрание раритетов, которое тянет на полновесный филиал исторического музея, отнимает не только свободные деньги, но и время. Сегодня бывший председатель Комитета госконтроля страны буквально горит своей коллекцией. Хотя не только ею. Например, огорчается, что в маленьком, но знаковом, старинном городке недалеко от Минска нет хорошего краеведческого музея: «А ведь здесь так много интересного, есть о чем рассказать». Он уже и помещение под музей присмотрел, говорит, пустующее. Интересно, получится ли у внука кузнеца Силы Леонтьевича, поднимавшего упавшую на пол наковальню одной рукой, осилить эту идею. В свое время Зенон Ломать работал в Узде, участвовал там в создании музея, и очень неплохой музей получился, действует по сей день.


Прощаясь, Зенон Кузьмич показал еще одно свое заветное — странички с собственноручными записями. За ручку берется, когда того требует душа. И требует она вести повествование о былом и пережитом по–белорусски. «Матчыну мову» автор «нататак» знает без натяжек: она же для него действительно «матчына». Частенько наведывается он на родную Мядельщину, на Вилейщину, где в деревне Спягло помогал восстанавливать Успенскую церковь, где его крестили в 1944 году. Сейчас оказывает содействие в строительстве храма Покрова Пресвятой Богородицы в Вилейке. Такие поездки — и долг, и зов сердца.


«Читаем в свое удовольствие...»


Ольга Даргель, бывший министр социальной защиты,  на вопрос о нынешних своих делах–заботах, как и следовало ожидать, поначалу ответила вежливо–уклончиво: «Спасибо, живем...» Но быстро оттаяла, рассмеялась: «Плохо только, что выходных нет...»


—?..


—У работающих людей суббота–воскресенье — выходные, когда надо отдыхать. А у пенсионеров все дни одинаковые, нет выходных...


А если серьезно, сейчас я вхожу в президиум Республиканского совета ветеранов, выполняю там разные поручения и задания. В минувшем октябре ездила в командировку в Украину. Есть еще такая серьезная структура — Экспертный совет по проектам государственных программ при Совете Министров. Когда Совмин принимает свои программы, наш совет анализирует представленные документы и выносит экспертное заключение по самым разным направлениям. Секцию совета по социальным вопросам, куда я вхожу, возглавляет моя коллега, тоже министр, труда и социальной защиты, Антонина Морова.


— Ольга Брониславовна, в свое время вы были заметной, как теперь говорят, медийной персоной. Все–таки сложно с такой позиции уходить в тень?


— Конечно. Представьте, живешь работой, проблемами страны, болеешь за все... И я очень благодарна своим коллегам, что сделанные тогда наработки не канули в Лету. Мы, например, начинали разрабатывать концепцию адресной социальной помощи. Потом уже другие развили все, сделали больше и лучше. Я всегда повторяла и повторяю: делайте так, как для своих близких людей — отца, матери, дедушки, бабушки... Тогда не ошибетесь с принятым решением.


— И все–таки как часто приходится надевать деловой костюм?


— Давайте подсчитаем. Раз в два месяца заседает совет ветеранов, куда я иду, как к родным людям. Экспертный совет собирается в зависимости от повестки дня: когда чаще, когда реже. Примерно раз в квартал проходит совет старейшин при Минском облисполкоме. Там мы работаем вместе с супругом, Альфонсом Ильичом Тишкевичем, бывшим председателем Минского облисполкома. Последняя по времени его должность — председатель Комиссии по региональной политике Совета Республики.


— Выходит, деловой костюм востребован по сей день...


— Выходит, так. Хотя, признаюсь, за долгие годы он уже и приелся.


— Удавалось ли раньше выкраивать время на какие–то свои личные увлечения, хобби?


— Думаю, многим недостает свободного времени, чтобы спокойно почитать любимую книжку, погулять на свежем воздухе, съездить в путешествие. Хотя у меня поездок хватало — правда, деловых. Но даже в Москву приезжала и ничего не успевала посмотреть. Только теперь в полной мере оценила, сколько там красоты, как все стало по–другому.


Еще мы с мужем записались в пушкинскую библиотеку и теперь в свое удовольствие читаем прекрасные книги.


— Литературные вкусы сходятся?


— Оба любим самые разные литературные жанры и стили. Вот только детективы мне поднадоели. Перешла на более серьезные вещи — биографии интересных людей. Альфонс Ильич увлекается историческими темами. И, конечно, экономической, политической литературой.


— Дачу–то возделываете?


— А как же, обязательно! Помидоры у нас удаются. На даче часто гостят родные. Так что скучать не дают. А вообще, можно быть нытиком и в 20 лет. Что касается старшего поколения, считаю, нечего брюзжать, мол, все сейчас не так. Молодые всегда другие. Диалектика. Если молодежь не будет лучше родителей — тогда что, конец фильма?


«Нарочанский» — и моя заслуга»


Николай Якушев — бывший министр хлебопродуктов (занимал эту должность 10 лет), а до того — министр плодоовощного хозяйства (5 лет). Подать в отставку с высокого поста вынудило здоровье — сказались последствия серьезной аварии. Тогда досталось так, что и сейчас говорит: «Молюсь Богу, что пока в вертикальном положении». Очень поддерживают близкие, благо среди них хватает медиков. Так что сегодня Николаю Стефановичу более всего приходится «увлекаться» укреплением здоровья. Но как всякий руководитель высокого ранга, пусть даже бывший, он внимательно следит за состоянием дел в экономике государства, в первую очередь, конечно, в сельском хозяйстве:


— Несмотря на все политические катаклизмы, Беларусь сохранила свою экономику и сельское хозяйство находится в хорошем состоянии, — комментирует «погоду на полях» Николай Стефанович, — что не может не радовать. Ведь я столько лет жизни отдал народному хозяйству!


— Чем заполнены ваши дни?


— Не сочтите за хвастовство, но руки у меня не кривые. С детства пришлось выживать, опираясь на собственные силы, — отец рано погиб. И лапти себе плел из лыка и веревки, и галоши клеил... Сам дачу строил в течение трех–четырех лет. Люблю возиться в теплице: помидоры вырастают отменные. Я и на службе руководствовался принципом: всегда необходимо знать основы того, чем руководишь. Поэтому, когда получил назначение на пост министра хлебопродуктов, первое, что сделал, — купил учебники и различные руководства по хлебопекарному делу.


— Значит, знаменитый хлеб «Нарочанский», ставший одним из белорусских брэндов, — ваших рук дело?


— Попали в точку, — оживился Николай Стефанович, — и моих тоже. Началось с того, что, будучи в командировке в Чехословакии, попробовал один из местных хлебов и очень он мне понравился. Захотелось, чтобы и у нас выпускалась продукция такого качества, тем более исторически хлебопекарные традиции в Беларуси на приличном уровне. Так что постарались, немного поколдовали, и вышел хлеб на славу — такой, что в Москву его возили как желанный гостинец. Тогдашний наш вице–премьер Юрий Хусаинов, если не ошибаюсь, на Кубе угостил «Нарочанским» председателя исполкома Моссовета Владимира Промыслова. Тому настолько хлеб пришелся по вкусу, что мы наладили его выпуск в Москве — три месяца работали наши специалисты, пока запустили производство. Выпечка «Нарочанского» — процесс трудоемкий и небыстрый. Зато храниться он может долго: секрет в том, что в тесто добавляется так называемая картофельная крупка — картофельный крахмал, который и позволяет хлебу не черстветь продолжительное время. В целом рецепт «Нарочанского» близок к традиционным белорусским народным рецептам выпечки...


Прощаясь с собеседником, я подумала: если есть такие воспоминания, жизнь человека навсегда останется яркой и наполненной. Пусть так будет у нас всех, независимо от возраста и должности. Но для того надо и самим постараться.


«От себя я никуда не ушел»


Бывший председатель Палаты представителей Национального собрания, бывший первый секретарь ЦК КПБ Анатолий Малофеев говорит, что он человек с развитой интуицией, но в первую очередь — прагматик. Его дело — экономика, которая, как известно, стержень всего. А уже потом жизнь втянула его в политику. И надо признать втянула мощно. Одним из главных экзаменов для себя Анатолий Александрович считает участие в строительстве Мозырского нефтеперерабатывающего завода, где свою функцию определяет как «политический прораб» — первый секретарь Мозырского горкома партии. Потом был завод Гомсельмаш. Но, подчеркивает собеседник, профессиональные кадры, строительные, технические, он никогда не подменял, хотя ответственность нес полную.

— В Минске я почти 30 лет, — рассказывает о теперешнем своем житье–бытье Анатолий Александрович. — Однако с Гомельщиной связей не порываю, почетный гражданин Гомеля и Мозыря. В Гомеле родился, вырос, работал.


Гомельщина всегда была великой стройкой. А я все ступенечки прошел — начиная от Гомельского железнодорожного училища, Минского вагоноремонтного завода, где получил паспорт, до председателя Палаты представителей Национального собрания страны. Есть такая замечательная песня из старого советского фильма «Весна на Заречной улице» — про «заводскую проходную, что в люди вывела меня». Очень созвучно с моей собственной биографией. На заводах проработал более 10 лет. Рабочая закалка сильно в жизни помогла. Думаю, нынешним молодым руководителям такого опыта как раз и недостает.


— Кроме заводской романтики, что еще привлекало вас в жизни?


— Срочную службу нес на Военно–Морском Флоте на Балтике и даже мечтал быть профессиональным моряком. Флоту отдал более четырех лет. Море было мечтой моей юности... Да и сейчас любовь к нему никуда не ушла.


— Может, еще чем–то увлекались в свободное время?


— Допускаю, что ответ прозвучит банально и даже несовременно: но у меня всегда существовало единственное увлечение — работа, работа и еще раз работа, и, конечно, ее результаты. К тому же всю жизнь старался учиться.


— И все же сейчас время освободилось...


— Если говорить об отставке — а она состоялась в декабре 2008 года, то я ушел от дела, но от себя я никуда не ушел. Сейчас вхожу в состав совета старейшин при Миноблисполкоме — на республиканском уровне такой структуры нет. Недавно у нас состоялась встреча на БелАЗе, где мы имели возможность увидеть новый 450–тонник: машина грандиозная, чуть ли не состав вагонов заменит. На такую разработку способен по–настоящему творческий коллектив. Я этот завод хорошо знаю. Завод–красавец, стоит на пути инновационного развития, постоянно развивается, совершенствуется. Теперь вот поездка в Слуцк.


У меня свободного времени всегда не было. И сейчас нет. Как ни удивительно. Вхожу в общественную организацию «Белорусский славянский комитет». Много читаю — надо быть в курсе происходящих событий. Беларусь — моя страна, где я родился, вырос, прошел через тяжелые испытания, через две эпохи — советскую и новую, рыночную.


— Вы сожалеете, что все так получилось, не стало Советского Союза?


— Конечно, сожалею. Распад, развал происходил нецивилизованно. Но я не идеализирую прошлое, страна нуждалась в реформировании. Социализм — система для народа, однако надо, чтобы и человек был подготовлен к этой системе. С точки зрения прошлого я остался таким, каким был, как говорят, окраски не менял. Вместе с тем новое время принял. Принял разумом. Если говорить о сердце и душе... Здесь особая категория, и я ее сейчас не трогаю. В прошлое не вернешься, да и нет смысла возвращаться. Надо идти вперед. А из тех времен взять в современную жизнь какие–то положительные моменты, они ведь, безусловно, были. Радует, что нашу Беларусь не разворовали после распада СССР. И главная задача сегодня — создание инновационной экономики.


— Анатолий Александрович, вы человек известный, в значительной степени «телевизионный». В общественных местах люди узнают вас?


— Те, что постарше, узнают. У меня и свой круг общения по–прежнему достаточно широкий: друзья, коллеги, как и раньше, со мной.


Советская Белоруссия №15 (24398). Суббота, 25 января 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости