Защитник прав авторов и исполнителей

Защитник прав авторов и исполнителей: в студии «Альфа Радио» Андрей Муковозчик беседовал с Сергеем Кухто

Даже считаться одним из главных «защитников прав авторов и исполнителей» непросто, не говоря уж о том, чтобы — быть. В студии «Альфа Радио» Андрей Муковозчик недавно беседовал с Сергеем Кухто. Интересные фрагменты разговора мы предлагаем читателям «СБ».


Андрей Муковозчик: Одна из ваших любимых фраз: «В жизни нужно делать то, что дается легко, но делать это изо всех сил» (Э.Гофман). Что, и правда так?

Сергей Кухто: Да. Мы ведь часто подменяем: мы идем на работу зарабатывать деньги, потом возвращаемся и занимаемся любимым делом, тратя на это заработанные деньги, — бесконечный ненужный круг. А если человек все–таки находит свое — вот тогда рождаются и какие–то гениальные вещи.

О прошлом

— Из ваших любимых песен одна — это «Боже, какой пустяк». Часто приходилось делать что–нибудь не так?

— Стараюсь. Мы же все — правильные. А когда человек вырывается за границы установленных кем–то правил, в хорошем смысле говорю, — он становится приятно сумасшедшим.

— «Выбросить хлам из дома» и тут же «старых позвать друзей» — нет здесь противоречия?

— Хлам из дома... Мы же все потребители, у нас же вечно балкон «нужными» вещами загружен. Мы пытаемся дружить с «нужными» людьми... Вот выкинуть весь этот хлам: необходимость дружить, необходимость улыбаться, смеяться над несмешными анекдотами — и пригласить ту комфортную среду. А это твои старые друзья, с которыми ты рос, с кем тебе не нужно было выпендриваться, что вот я — такой–то...

— Не факт, что это комфортно. Но одно неоспоримо — та дружба была бескорыстной.

— В моей жизни произошел такой момент, когда я «вернулся». А был достаточно длительный «разрыв», может, лет 15 мы не общались, не встречались. И когда я вернулся к своим старым друзьям...

— Они приняли?

— Вот хорошее слово: приняли. Потому что возвращение было непростое, могу сказать. Я выслушал ряд упреков, дружеских упреков — и тем не менее. Для меня это была своеобразная школа. Но я прошел экзамен, я повинился, было распито несколько самоваров чая — и теперь нас тянет друг к другу, и мы встречаемся, и меня это очень радует.

— А вы согласны с той точкой зрения, что человек по жизни «кожу меняет», себя меняет?

— Да. Я думаю, если с каждой «пятилетки» собрать знакомых, они будут рассказывать про разного Кухто. Я был долгое время романтиком. Потом начал с этим бороться, потому что устал быть романтиком. Когда все человечество шагнуло в век прагматизма, жестокого потребительства, а я такой, с воздушным шариком... Все стали зарабатывать активно деньги, устраиваться на престижные должности, выбирать себе статусных друзей — и мне стало как–то грустно. Я, наверное, неправильно живу, подумал я.

— А вы их — тех Кухто — любите или стараетесь забыть?

— Я им завидую. Особенно 15–летнему. Но он изменился, даже где–то кардинально, наверное... Это как со старой одеждой: иногда хочется открыть платяной шкаф и примерить давние любимые вещи, хоть перед зеркалом на себя посмотреть и вспомнить. Точно так же ты вспоминаешь черты характера себя 15–летнего и думаешь: да пошло оно все! Побуду я таким, тем! Иногда это удается... Минут пять.

— Когда вы вспоминаете о прошлом, чего вам больше всего не хватает?

— Общения. Отношений и общения.

О жизни

— Словосочетание «имею право» — оно для вас носит в первую очередь нравственный характер или юридический?

— Хм... В зависимости от момента, в суде — там «будьте любезны». А в жизни я этим никогда не пользуюсь, считаю, что это чересчур. Я из того времени (господи, как это звучит!), когда некие моральные принципы были главенствующими. Слово, забытое многими, — совесть. Жили по совести. Это передавалось папой и мамой, наверное, и закалялось во дворе. А вот когда нет других инструментов и совесть стала понятием субъективным, тогда вступает все–таки закон.

— Как главный защитник «прав авторов и исполнителей»...

— Не главный. У нас есть Национальный центр интеллектуальной собственности, давно работающий, с опытными сотрудниками, они все–таки главные. В своем профиле. Мы, становящаяся на ноги организация, — в своем.

— Так вы кого бы защищали — Э.С.Ханка или А.И.Ярмоленко?

— Ханок имеет право. В данном случае я бы руководствовался законом. Если бы те два человека руководствовались законом 20 — 30 лет назад, то этого конфликта бы не было. Но тогда и закона этого не было — вот в чем парадокс.

— А еще какое событие для вас за прошедший год было знаковым?

— Я его жду. Как представитель достаточно большого коллектива творческих людей, которые почти уже 1,5 года назад приняли решение о создании объединения по коллективному управлению авторскими правами. И вот мы ждем, когда будем работоспособными, признанными, нужными. Для нас это очень важно — быть нужными и признанными. А сейчас — период ожидания.

— А это тяжело.

— Да, хотя понятно, что быстро быть не может. А если и будет быстро — то, факт, с ошибками, и потом придется делать шаги назад, переделывать. И себе, и своим коллегам говорю: наберитесь терпения, это надо пройти, это надо пережить. Как сказал один депутат: ты не забывай, что ты делаешь нормативную, юридическую базу, но надо что–то менять и в сознании людей. Надо, чтобы люди были готовы.

— И этот конфликт между композитором и исполнителями — он, получается, тоже играет на изменение отношения общества к авторскому праву?

— Конечно. Обратите внимание, как разделилось по этому вопросу общество. А всем творческим людям надо открыть и читать этот закон. В обязательном порядке. Потому что, как показала наша годовая уже практика, у нас и толковых юристов–то в области авторского права немного.

— А им и незачем быть, поскольку оно в зачаточном состоянии.

— Да, не было востребованности, нужды. И так получается, что самим фактом организации нашего общества мы потянули целый пласт нового направления.

— Или сдвинули ту лавину, которая вот–вот рухнет вниз?

— Нет, вы знаете, очень много позитивного. Уже более полугода при Совете Республики действует рабочая группа по внесению изменений в закон об авторском праве. Давно в нем ничего не менялось. К этому подключено и большое количество чиновников, творческих людей, юристов — и я бы очень хотел, чтобы там многое было осовременено, чтобы стало понятнее для элиты, да и для всех творческих людей. Авторское право — оно не может быть обособлено для Беларуси. Это тот инструмент, который работает вне зависимости от территорий, стран и границ. И то, что с существующим, скажем так, хаосом надо заканчивать — вот это уже все понимают.

О музыке

Играю на гитаре. Я из того времени, когда мозоли от струн на пальцах — это считалось достоинством. Потом я понял, что на гитаре играют многие и — барабаны. Мне очень нравится сильная доля и нравится четверть, откуда любовь к кантри, к регги... А еще я люблю маршевую музыку. И обожаю духовой оркестр.

КТО ЕСТЬ КТО

Сергей Александрович Кухто — телеведущий, побывавший и в теленачальниках. Медийная персона, готовая в любой момент уйти в тень. Юбиляр, о котором даже в интернете мало биографических сведений. В настоящее время — председатель правления общественного объединения «Белорусский союз авторов и исполнителей».

К СВЕДЕНИЮ

«Альфа Радио» уже два года живет новой жизнью в составе объединенной редакции «СБ». Слушать его можно в Минске на 107,9 FM, в Бресте — на 100,8, в Витебске — на 107,6 и в Гродно — на 98,4. Авторская программа А.Муковозчика «Песня о жизни» выходит в эфир каждую пятницу в 20.00 и в воскресенье в 19.00.

mukovoz@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Белорусский зритель
Мы же все — правильные. А когда человек вырывается за границы установленных кем–то правил, в хорошем смысле говорю, — он становится приятно сумасшедшим.
Лично мне повезло крупно - я дружу с таким "сумасшедшим" киношником, которому по причине его гениальности и не дают работать уже 16 лет. О нём писали тут - под статьёй "Инклюзивное искусство"...

тогда и закона этого не было
Был этот Закон! Бернскую Конвенцию по авторскому праву Беларусь подписала в 1955г. ещё...

Но почему речь всегда ведут по авторским правам только в области музыки? Разве не стоило бы обратить внимание на кинофильмы? Ведь в 2001г. нарушили авторские права автора "Эскиза на мониторе", а ответственности за по сути воровство бюджетных четверти миллиона долларов на этом контрафакте - никто до сих пор не понёс!..
Анита, 47, беженка из г.п.Вороново и Севастополя из-за таких "властей" там и там...
Белорусский зритель, я живу с Вашим "сумасшедшим" другом и рада тому. Но ожидать понесения кем либо ответственности за контрафакт наивно - на наше коллективное заявление на 28-ми листах в МК РБ получен "ответ" всего на 1 странице и без рассмотрения вопросов по существу всех...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?