Засады на млечном пути

На контроле — союзная программа по лактоферрину
Когда же появятся продукты с лактоферрином человека? Вот первый вопрос, который возникает. Стоит узнать о целебных свойствах этого белка: он противостоит инфекциям и воспалениям, инфарктам и инсультам, замедляет рост раковых опухолей, отдаляет возрастные нарушения, незаменим для спортсменов. Получать его из молока трансгенных коз наши ученые уже научились, это результат двух союзных программ — «БелРосТрансген» и «БелРосТрансген–2».



Проделана огромная работа с привлечением многих сил и средств. Теперь предстоит практическое воплощение научных результатов. Но сделать это быстро и без проблем вряд ли получится. Причина тому — ужесточение российского законодательства в сфере ГМО.

Как выглядит лактоферрин, можно увидеть в Институте физиологии НАН Беларуси. Под руководством члена–корреспондента Иосифа Залуцкого этот белок тут изучают не один год. Порошок бледно–розового цвета по сути генно–модифицированным продуктом не является. На кафедре биохимии БГУ доказали, что рекомбинантный белок, «добытый» из молока трансгенных коз, полностью идентичен тому, что содержится в женском молоке. ГМО в данном случае являются сами козы, способные его вырабатывать. Лактоферрин незаменим для питания недоношенных детей — эксперимент итальянских ученых показал, что их выживаемость увеличивается с 50 до 90%.

Но у нас такой практике препятствует технический регламент Таможенного союза, запрещающий использование в детском питании компонентов, полученных с помощью генной инженерии. Учитывая это и другие законодательные ограничения, в России решили сосредоточиться на разработке фармпрепаратов на основе рекомбинантного лактоферрина, а в Беларуси сделан акцент на БАДы.



Исследования в Институте физиологии показали огромные возможности белка. Во–первых, прием лактоферрина одновременно с антибиотиками препятствует разрушениям, которые те наносят печени и микрофлоре. Во–вторых, он может помочь онкобольным. Владимир Лукашевич, старший научный сотрудник лаборатории физиологии питания и спорта института, делится результатами эксперимента, который велся на крысах:

— Прием лактоферрина перед проведением химиотерапии дал удивительный эффект. У половины крыс опухоль потом не развивалась или росла очень медленно. Дело в том, что к злокачественной опухоли должно подойти кровеносное русло, чтобы дать питание клеткам. А лактоферрин уменьшает синтез фактора, который отвечает за прорастание сосудов. И опухоль погибает без питания.

В–третьих, он повышает уровень тестостерона, причем не отучая организм синтезировать свой. А ведь уже доказано, что чем меньше уровень этого гормона, тем выше риск появления возрастных деменций — болезни Альцгеймера, Паркинсона, а также инсультов и инфарктов. В–четвертых, помогает при анемии, язвах и гастритах. В–пятых, активирует липидный обмен, а значит, держит вес в норме. Счет можно продолжать долго.

Стадо трансгенных животных, созданное в НПЦ НАН Беларуси по животноводству, сегодня насчитывает 240 голов, и в перспективе при увеличении его численности можно будет снабжать лактоферрином и Беларусь, и Россию. Пока молоко в ожидании переработки замораживается. В Институте микробиологии НАН Беларуси уже смонтирована линия для опытно–промышленного производства. Сейчас идет проверка и наладка — красную ленточку планируют перерезать в сентябре. Тут смогут перерабатывать около 150 литров молока за неделю, получая при этом 150–200 г лактоферрина. Работа будет идти в рамках госпрограммы «Наукоемкие технологии и техника», проекты по лактоферрину включены и в ряд других белорусских госпрограмм. А вот судьба союзной, с рабочим названием «БелРосЛакт», пока определяется.



— Не находится заказчика программы с российской стороны. Одна из причин — принятие закона, запрещающего производство пищевой ГМО–продукции в России. В итоге линия в Великом Новгороде, которая может перерабатывать тонну молока в сутки с выделением лактоферрина, бездействует. При том что у нас белок не трансгенный, а человеческий, выделенный и очищенный, мы все равно подпадаем под этот закон. Считаю, это неправильно. Нужны более четкие определения, что относится к ГМО, а что нет. Ведь, например, тот же инсулин получают с помощью трансгенных бактерий и используют в том числе для детей. Почему к нашему чистому белку другое отношение? — недоумевает Александр Будевич, заведующий лабораторией воспроизводства, трансплантации эмбрионов и трансгенеза животных НПЦ НАН Беларуси по животноводству, кандидат сельскохозяйственных наук, один из руководителей проекта по созданию трансгенных коз.

Продуктов с лактоферрином разработано немало: и для молочной промышленности, и белковое питание для спортсменов, и БАДы, ополаскиватель для полости рта, средство для гинекологии. Но нужны их доклинические и клинические испытания, а это немалые средства и время. По мнению Александра Будевича, в сложившемся положении вывести их на рынок мог бы инвестор.

— Однако механизма его привлечения, введения в хозяйственный оборот полученных нами результатов пока нет. Изменить ситуацию могло бы специальное постановление Совмина Союзного государства, которое дало бы заказчикам и исполнителям программ «БелРосТрансген» и «БелРосТрансген–2» возможность разработать такой инвестиционный проект с его последующим включением в новую союзную программу как источника внебюджетных средств. А мы получили бы право создать с инвестором узаконенную совместную структуру, способную оперативно решать проблемные вопросы. Сегодня же разрешения использовать научные достижения Союзного государства, передавать разработку кому–то у нас нет. Частно–государственное партнерство могло бы стать очень эффективным в этой ситуации. Подобные предложения от частных компаний к нам уже поступали.

Юлия Василишина

vasilishina@sb.by
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости