Запутанные лабиринты истории

В российском научном, политическом пространстве сошлись две темы, на первый взгляд, имеющие мало общего. Это тематическая выставка документов архивного характера, посвященная В.И.Ленину, и процедура «научного импичмента» по отношению к одному из российских министров с целью лишения его докторской степени. Проблема, предмет, объединяющий оба сюжета, — историческая истина, критерии объективности при оценках этого самого исторического прошлого. Тема диссертационного исследования, подвергающаяся сегодня остракизму, звучит так: «Проблема объективности в освещении русской истории второй половины XV — XVII веков». Наибольший протест критиков здесь вызвало утверждение, что критерий истины — интересы России. Что касается выставки, посвященной деятельности В.И.Ленина, то ее посетителям предложили более 700 аутентичных документов, которые представляют вождя во всей сложности и противоречивости его фигуры. Здесь организаторы напирают на собственную беспристрастность — дескать, они только представляют факты, более ничего. А судить исключительно зрителю и читателю.


Признаемся: проблема существует и, как это очевидно, не только для российского политико–культурного, исторического ландшафта. Помнится, у нас в Бресте один из авторов написал — опираясь на факты! — что накануне войны некоторые летчики пьянствовали, кто–то сидел на гауптвахте и т.д. Поэтому не надо напирать исключительно на внезапность фашистского нападения, сами виноваты. А вспомним интерпретационное своеволие известного автора антисоветского толка Резуна, который перелицовывает как историю, так и факты, и прежде всего в отношении событий Великой Отечественной войны. Словом, проблем хватает.

Многие видят спасение в фактах: они и беспристрастны, и объективны, сами говорят о сути вещей. И с этим сложно спорить, когда речь идет о достижениях археологии, палеонтологии, даже историческом эксперименте (вспомним Тура Хейердала и его путешествия). Но нельзя забывать и иного: факты выбирает исследователь, один факт он называет, а о другом может умолчать. Применительно к В.И.Ленину до сих пор говорят о наличии неких секретных документов, которые неизвестны общественности. Архивисты говорят, что таких документов уже нет, но общественное недоверие, вскормленное десятилетиями манипуляций с документами, склонно сомневаться. Мало того: факт сам по себе должен быть доказан. История знает массу подделок исторических документов.

Вызывает интерес и вопрос о критерии истины. Вот утверждается, что история должна быть «патриотичной», — сложно спорить, поскольку патриотический контекст исторических исследований очевиден в любой стране. Но столь же очевидной представляется и иная точка зрения: история должна быть прежде всего наукой, а это значит — логически непротиворечивой, рациональной, проверяемой, историк должен быть выведен за пределы своего собственного историописания и т.д. Насколько это осуществимо — иной вопрос. Вот вопрос о соотношении понятий «наука» и «патриотизм» вызвал ожесточенные споры в российской исторической, культурной среде. И это закономерно, поскольку речь идет о дисциплине «человеческой, слишком человеческой», как говорил Ф.Ницше. Приоритеты в решении этой проблемы лежат, как получается, в сфере не науки, а государственной политики, понимании важности общенациональных задач перед узкокорпоративными интересами. Надо учитывать и то, что в настоящее время очень большое количество специалистов сомневается в объективности исторической науки вообще, и, признаемся, процесс пересмотра фактов, процессов, объяснения причин дает для этого основания.

Как же решать проблему? Ответа нет, есть лишь предположения. Например, путем апелляции к профессиональному сообществу. А если само профессиональное сообщество расколото? Тогда остается уповать лишь на время. Ждать, пока затянутся раны в общественном сознании, нанесенные революциями, войнами, безрассудными поступками властителей и прочее. Убеждать друг друга в своей собственной правоте, не беря в руки ни топор, ни Уголовный кодекс. Вот как с тем же примером про советских летчиков в первые дни войны — что, не пили, не пьянствовал кто–то? Очевидно, факт этот отрицать нельзя. Но сказать — причем обязательно! — надо и иное: разве факт пьянства определил и судьбу советских летчиков, и их поведение? Да нет, ведь бились как могли, горели на земле и в воздухе, но ведь не прятались по кустам, не рыли щели за капонирами, взлетали, и гибель их была героической. Как и победы, которые пришли, правда, не так скоро, как этого всем хотелось.

По большому счету, проблема объективности в оценках прошлого общественным сознанием воспринимается как проблема выбора пути развития, как выбор тех приоритетов, которые помогут двигаться по избранному пути. Да, это ненаучный критерий истины, но это тот критерий, без которого и история теряет свой «человеческий» статус.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ТЕГИ:
Версия для печати
----7

"Прошлое нельзя изменить" — сказал физик.
"А за что нам тогда деньги платят?!" — возразил историк…

----7

"Прошлое нельзя изменить" — сказал физик.
"А за что нам тогда деньги платят?!" — возразил историк…

пенсионер, за 60, Россия
Многие из нас слышали сказку "Про рыбака и золотую рыбку", но очень немногие поняли ее смысл. А из этого непонимания построен уклад жизни и непредсказуемости исторической науки и политики. А смысл таков, что получив одно, человечеству хочется сразу и одно и второе и третье, все вместе. И только немногие отдают отчет, что так не бывает. Хорошо, если эти немногие приближены к власти, а если у власти другие? Возникают всевидящие пророки со своими домыслами и умозаключениями. Каюсь, я никогда не относился к истории, как к науке. Примерно так же я воспринимаю теологию. Где-то что-то кто-то сказал, кто-то что-то услышал, по-своему истолковал. Об объективности и реальном отношении к факту не может быть и речи. Летописцы отражали свое восприятие от рассказов тех кто слышал якобы от участников. Грубо говоря, фантазии на заданную тему. И современные методы идентификации исторических фактов, когда сопоставляются несколько источников и ведется поиск точек соприкосновения. Причем, через тысячелетие очень сложно сказать, кто у кого и что переписал. Поэтому я совершенно согласен с тем, что критерием оценки исторического факта являются интересы государства, изучающего и принимающего этот факт, т.е. история должна быть патриотичной. Очень яркий пример, прилизанная  история США, которую никто на Земном шаре не может оспорить ввиду политической и экономической слабости прочих государств. Зачем углубляться в века, новейшая история доказывает, что истории, как науки не существует. Литературная писанина Радзинского, Резуна, Солженицына перечеркнули все факты, документы, все свидетельства очевидцев событий. Сегодня на их особых, индивидуальных взглядах построена историческая политика России. Ни о какой объективности речи быть не может. Достаточно почитать и послушать академика Пивоварова, публициста Сванидзе или Млечина. Всегда личный интерес и ничего больше. А притянуть факты всегда легко, как говорят студенты-историки, вот уж действительно, все относительно.
Георгий
пенсионер, за 60, Россия написал:
Литературная писанина Радзинского
Пенсионер, за 60, Россия, все-таки было бы логичным, если бы вы наряду с приведенным Вами списком, перечислили бы авторов, которые, на Ваш взгляд, писали в соответствии с указанными Вами критериями оценки исторических фактов. Или таких просто нет?
Александр, 100
Автор, объясните пожалуйста. В чём выражена противоречивость "фигуры В.И.Ленина"? Может быть противоречивы его "описатели"? Хочется о великом сказать и своё что-то "тоже великое", но не получается. Отсюда и "противоречивость". И ещё. ИСТОРИЯ - НАУКА ТОЧНАЯ! Потому, что ВСЁ ПРОИСШЕДШЕЕ ДО ТЕКУЩЕГО МГНОВЕНИЯ УЖЕ ОБЪЕКТИВНО АБСОЛЮТНО ОДНОЗНАЧНО! А вот будущее, начиная с текущего мгновения ВСЕГДА НЕОДНОЗНАЧНО. То есть ВЕРОЯТНОСТНО!!! Соответственно субъективно "неоднозначны" только историки! Именно поэтому настоящих историков - учёных мы не слышим. Они работают. Но не болтают.
Александр, 100
----7,
"Прошлое нельзя изменить" — сказал физик. ..."
Прекрасно сказано. Именно поэтому историков обучают в первую очередь "мыслить физически". Так же обучают мыслить медиков. Науки точные. И всяких поэтов-плясунов желательно так же обучать.
Александр, 100
пенсионер, за 60, Россия,
"... я совершенно согласен с тем, что критерием оценки исторического факта являются интересы государства, изучающего и принимающего этот факт, т.е. история должна быть патриотичной. ..."
Не согласен с такой идеей! История - исторична. Так как она СУЩЕСТВУЕТ В ЕДИНСТВЕННОМ ... виде что-ли. Не знаю каким словом выразить. Она просто ДОСТОВЕРНЫЙ ФАКТ!!!. "Многовариантная псевдоистория" существует ТОЛЬКО В ВОСПАЛЁННОМ ВООБРАЖЕНИИ ПОЛУГРАМОТНЫХ СУБЪЕКТОВ. История не может быть также НИ патриотичной, НИ кислой, НИ мягкой. А вот толкователи историй и анекдотов всякие бывают. Ведь люди же, что с них взять! А в общем я поражаюсь успеху ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО ВРАГА людей. За каких-то 30-40 годов так унизить, просадить умственное развитие людей на территории СССР. Не вижу проблеска. Ни снизу, ни в верхах. Как говорится - "Настроение бодрое. Идём ко дну."
Георгий
Александр, 100 написал:
Именно поэтому историков обучают в первую очередь "мыслить физически". Так же обучают мыслить медиков. Науки точные. И всяких поэтов-плясунов желательно так же обучать.
Во многих случаях бесполезно "обучать". Человек, прежде всего, должен учиться.  «Учиться, учиться и еще раз учиться!» В. Ленин. По-видимому, не зря во многих языках "учить" и "учиться" выражаются принципиально разными словами.
Александр, 100
Георгий,
Александр, 100 написал:

"... Во многих случаях бесполезно "обучать". ..."
Если даже животные охотно обучаются, глядя на людей ... ! То, что человеку нужно. тому он и обучается. Скорость обучения прямо пропорциональна скорости клевания "жареным петухом" в задницу обучаемого.
Георгий
Александр, 100 написал:
Если даже животные охотно обучаются, глядя на людей ...
Животные не обучаются, они дрессируются. Если учащийся не хочет "обучаться", он это и не будет делать, независимо от интенсивности "клевания". Прежде всего необходима мотивация к учению, к добыванию знаний. Только тогда учащийся будет учиться.
Александр, 100
Георгию,

"... Животные не обучаются, они дрессируются. ... Прежде всего необходима мотивация к учению, к добыванию знаний. Только тогда учащийся будет учиться."
Тренировка, дрессировка, обучение, закрепление навыков ... и т.д. Все эти слова обозначают всего-навсего одно действие. Выработка ответной реакции живого (и метаживого) организма внешним воздействием. Закрепление, запоминание типовой ответной реакции организма на соответствующий типовой раздражитель (условный рефлекс). Мотивация к обучению может быть внутренней и внешней. Внутренняя мотивация - отдельная тема (Биология - "Стадийное развитие живого организма." Это к Т.Д. Лысенко - он плохому не научит. Внешняя мотивация. Примеры: 1) Дать пинка. 2) "Жареный (Красный петух)". 3) Армия. "Не можешь - научим. Не умеешь - подскажем. Не хочешь - ЗАСТАВИМ". И так далее. Георгий, я думаю так. Надо пытаться расчленять сложные (якобы) явления на более простые составлющие. Разбираться с этими составляющими и картина явления будет более понятной. "Анализ - Определение составляющих - Синтез".
Георгий
Александр, 100 написал:
Примеры: 1) Дать пинка. 2) "Жареный (Красный петух)". 3) Армия.
Педагогика принуждения ущербна.
Георгий
Александр, 100 написал:
Это к Т.Д. Лысенко - он плохому не научит.
Т.Д. Лысенко учил и хорошему, и плохому. Но значительно больше плохому, на долгие годы задержав развитие генетики.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости