Искренне поздравить медиков с праздником никогда не поздно

Записки приболевшего

По уважительным причинам припоздал поздравить сограждан с Днем медицинских работников. Аккурат в то время - везли меня разные медицинские работники, несли, мыли, внутрь лезли… спасали, в общем.

И спасли! Поскольку был в сознании, смог оценить всю цепочку: звонок – приезд скорой, обследование и диагноз, запросы по готовности операционного стола, переезд в ту больницу и сама операция – все это настолько идеально отлажено, что придраться не к чему.

Особенно глядя на соседей, у которых необходимость выезда скорой вот-вот начнет определяться количеством оставшегося бензина.

В общем, белорусские медики – они в чем-то боги, еще расскажу. Из божественных рук после успешной операции ты и попадаешь в реанимационное отделение. Огромные палаты, куча персонала, масса приборов, кровати с регулирующимся всем. И лежат на этих чудо-кроватях голые чудо-реанимированные, оплывая потом и маясь, потому как на улице +30.

И ведь система вентиляции – она есть, огромные короба под потолками. И может быть включена в любой момент, как заверила меня замглавврача. Вот только другие медики, на условиях анонимности, поведали: да, кондиционеры есть, и они даже работали. Один раз, в день сдачи новой больницы.

Зато окна приоткрыты, свежий воздух. И чтобы не было сквознячку, двери в палату однажды закрыли и ушли. А чем позвать медицинский персонал – нет. Нету! Отсутствуют в шикарной реанимации сигнальные костры, подвешенные рельсы, боевые барабаны, фонарики и колокольчики. Кнопки тревожные? Не, не видали. Надо кричать.

А нам, белорусам, орать в закрытые двери «Помогите мне, будьте так добры!» - неудобно. Стесняемся мы, что я, что соседка, что многие остальные. Не лезет из пересохшей глотки «Сестра!», «Дохтур!» и «Уважаемые работники реанимации, младший и средний состав, к вам обращаюсь я!»

В последнее время слова «Давайте каждый, на своем месте, чуть-чуть больше, для людей» стали уже расхожими. К тому же и в больнице висит памятка такого содержания: «Давайте вместе сохраним больницу в чистоте, порядке и уюте! Сообщайте завотделением и сестре-хозяйке о недостатках!» Вот я и пишу о том, что затрат не требует, ничего, по сути, не требует, кроме одного: лечь в ту реанимацию самому и прикинуть: уже рай или можно еще подшаманить? Чтобы – как для себя? Без вложений и модернизаций, а просто улучшив то, что и сейчас, с большего, хорошо?


Ведь зачем-то приходили ко мне в палату на второй день, когда еще не очень понимаешь, где ты и кто ты, двое хирургов? Их там, в униформе и масках, много одинаковых, потому представились:

- А мы вам операцию делали! Я ассистировал, а он делал, - потыкал более бойкий пальцем себе за спину, где застенчиво хмыкал тот, кому ассистировали.

Поговорили о том, как это было. О двух поставленных «стентах», стоимость каждого в Германии (потом больные рассказали) – тыщ по 8 евро. О том как через руку «шли в сердце» и через него «искали потом» в артериях. Как «ну, нашли тромб, поставили стенты, теперь на этом месте все хорошо, надо, чтоб прижилось, правильно, что сразу привезли…»

- А я ему ассистировал!..

Похожи хирурги были на двух слесарей из кузни Гефеста, которые все не устают удивляться: вишь, людей спасаем. А работа привычная, освоенная, будничная, можно сказать.

Так что спасибо огромное за то, что на седьмом этаже (где реанимация), а не на седьмом небе, как могло бы быть. Всем, всей выстроенной, отлаженной, поддерживаемой в порядке системе.

И чтобы она стала еще лучше, надо бы небожителям спускаться туда, где обычные люди молятся на них. И пытаться понять, каково им – тем, для кого, в конечном итоге, вся эта блестящая система белорусской медицины и работает.

Лежу четвертый день в реанимации: анализы, капельницы, измерения, таблетки. Коллеги по беде говорят, что в той же Германии уже через три дня – домой и как себе дальше хочешь. Сиделки, каталки, наблюдения – твои заботы. Оно конечно… страховка решает… у кого она есть… когда дозвонишься до всех… все концы сведешь… и никто не банкрот… а ты послеоперационный… конечно…

А меня скоро переводят с седьмого этажа на пятый – к обычным сердечникам, долечиваться. Как оно будет там, на пятом? Что-то подсказывает, что будет очень интересно.

mukovoz@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter