Замковое возрождение: что прибавит деревне туристической мощи?

ГОСУДАРСТВЕННАЯ программа «Замки Беларуси» рассчитана на период с 2012-го по 2018 годы. Не поздновато ли появилась? Но, рассудили те, кто задумывал, верстал, принимал госпрограмму, если и дальше откладывать, то лишимся и того, что имеем. Главная проблема: где брать деньги на то, чтобы приводить в порядок замковые твердыни? Пока Беларусь не богата на мощные, впечатляющие исторические объекты. Вот, к примеру, Оршанщина. Знаете, что в тамошней деревне Смоляны сохранилось от некогда большого и мощного замка «Белый Ковель»? Уцелела лишь одна башня… Из Госпрограммы «Замки Беларуси» узнала, что на этом объекте к 2015—2016 годам должна быть проведена консервация. Хватит ли на нее положенных сорока миллионов рублей? За ответом на вопрос еду в Оршанский район. Ведь в той же госпрограмме четко сказано: из 131 миллиарда рублей, которые должны быть освоены с 2012-го по 2018 год, 129 миллиардов — это средства из местных бюджетов. Есть ли надежда изыскать нужные 40 миллионов в бюджете Оршанского района?

У стен останков «Белого Ковеля», что на Оршанщине, мы искали возможности раскрутки этого исторического объекта. И не только...

ГОСУДАРСТВЕННАЯ программа «Замки Беларуси» рассчитана на период с 2012-го по 2018 годы. Не поздновато ли появилась? Но, рассудили те, кто задумывал, верстал, принимал госпрограмму, если и дальше откладывать, то лишимся и того, что имеем. Главная проблема: где брать деньги на то, чтобы приводить в порядок замковые твердыни? Пока Беларусь не богата на мощные, впечатляющие исторические объекты. Вот, к примеру, Оршанщина. Знаете, что в тамошней деревне Смоляны сохранилось от некогда большого и мощного замка «Белый Ковель»? Уцелела лишь одна башня… Из Госпрограммы «Замки Беларуси» узнала, что на этом объекте к 2015—2016 годам должна быть проведена консервация. Хватит ли на нее положенных сорока миллионов рублей? За ответом на вопрос еду в Оршанский район. Ведь в той же госпрограмме четко сказано: из 131 миллиарда рублей, которые должны быть освоены с 2012-го по 2018 год, 129 миллиардов — это средства из местных бюджетов. Есть ли надежда изыскать нужные 40 миллионов в бюджете Оршанского района?

Почему «Белый Ковель»?

— Давайте подумаем: а не повредит ли консервация тому, что уцелело? — предлагает при встрече Инна Ковалевская, библиотекарь отдела маркетинга Оршанской районной библиотеки, по совместительству — немножко краевед-любитель. — Раньше я сама не сильно задумывалась, что нужно делать с «Белым Ковелем». Конечно, отстроить, сделать «как было»! А вот недавно довелось услышать: мол, чем руины осовременивать, так лучше их оставить как есть. На самом деле очень мало сведений сохранилось об этом замке в его «первозданном» восприятии. Хотя все же главный вопрос тут — денежный. Изыскать даже сумму в сорок миллионов рублей не просто.

Но для начала — немного истории. Что же это за объект в Смолянах? Чем уникален? Построен был замок «Белый Ковель» в 1620 годах представителями богатого княжеского рода Сангушек, которые обзавелись соответствующими землями после обмена. Ранее Смоляны и окрестности принадлежали небезызвестному «оппозиционеру» времен Иоанна IV Грозного князю Андрею Курбскому. После того как пошла у них с царем бурная идеологическая борьба (а смолянские земли граничили с русским государством), Курбский решил обзавестись владениями в глубинке, и Сангушки — примечательный волынский княжеский род — были не прочь обменяться. Между прочим, именно эта фамилия основала город Ковель, владела обширными вотчинами, но по большей части на территории современной Украины. Там, кстати, сейчас выпускают пиво «Князь Сангушко», а в одном из городов даже назвали улицу именем князей Сангушек.

Вокруг истории непосредственно замка «Белый Ковель» ходит немало баек.

— Легенды гласят, что до сих пор где-то есть подземные переходы, соединявшие когда-то замок с одним из местных храмов, — охотно поведала Инна Ковалевская. — Якобы проехать по этим тайным подземным тропам можно было запросто… на тройке! Замок, поговаривают, строили по приказу Боны Сфорцы. Но жестокая властолюбивая правительница не дожила до 1620-х, когда «вводили в строй» эту любопытную твердыню…

Доподлинно известно: строительство бастионного замка началось при оршанском маршалке, каштеляне мстиславском и воеводе витебском Семене Сангушке. Речь Посполитая постоянно воевала с русским государством, но, вопреки оборонительной логике, Сангушки не стали возводить некую военную крепость. Они задумали и с помощью голландского архитектора получили-таки замок-дворец в ренессансном стиле. Если бы твердыня уцелела, то сегодня мы бы наверняка сравнивали цельный «Белый Ковель» с Мирским замком. Только вот по масштабам — это совсем иной размах! Сравните: в Мире длина стены — 75 метров, а смолянский замок имел две стены длиной по сотне, а еще две — по двести метров!

Почему же «Белый Ковель»? Все просто: Курбский отдал Смоляны, а взял взамен именно этот городок, основанный Сангушками. «Белый» — из-за того, что стены и башни замка были выбеленными. Другого такого по цвету замка на тогдашних белорусских землях просто не было…

Петр I приказал не церемониться: «Взорвать»!

— Сангушки — род вовсе не спокойных князей-домоседов! — рассказывает мне Инна Ковалевская. — Я бы сказала — многие представители его ввязывались в политические авантюры, иногда выступали на стороне «оппозиционных» сил. С русским государством никогда не «водили дружбу». Так что замку приходилось быть не только жилой резиденцией, но и оборонительным форпостом. Во время Северной войны в «Белом Ковеле» разместился шведский гарнизон. Тогдашний владелец замка, Павел Кароль Сангушко, поддержал Карла XII… В 1708 году русские казаки успешно штурмовали замок, но удержаться в нем не получилось. Вот Петр I и приказал взорвать твердыню, дабы не досталась врагу.

Роковой взрыв стал началом увядания «Белого Ковеля». Сангушки перестали там жить, и замок пришел в запустение… После восстания 1830—1831 годов, которое не обошлось без неугомонных Сангушек, Смоляны вместе с замком конфисковали и передали коллежскому асессору Василию Семенову. И через двадцать лет его сын, дабы «выветрить дух мятежных Сангушек», начал распродавать уникальный замок «на кирпич». Процесс пошел быстро — скоро от владений исторической ценности остались только руины самой высокой, пятиярусной, башни.

— Могло и вовсе не остаться следов «Белого Ковеля», если бы Смоляны уже во второй половине XIX века не перешли в собственность статского советника, инженера Титова, — рассказала Инна Ковалевская. — Именно благодаря ему сохранились руины в их нынешнем виде. Ведь Титов не только прикрыл разбазаривание кирпичей, но и провел за свой счет частичную консервацию башни, укрепил ее небольшими контрфорсами…

На сегодня сохранились остатки той самой пятиярусной башни, примыкающего к ней жилого корпуса, фрагменты фундамента по периметру комплекса и подвальные помещения, засыпанные землей.

Что придумать на… руинах?

В Оршанском райисполкоме о «запрограммированной» консервации остатков «Белого Ковеля» знают. Но главная задача сегодня — поддерживать объект в порядке: обкашивать, следить, чтобы не было актов вандализма.

— На моей памяти таковых не отмечалось уже лет двадцать, — говорит Инна Ковалевская. — К слову, добираться до руин не так и просто. Кругом их заболочено, хотя сами руины находятся на природной возвышенности. Особенность замка в том, что вокруг него никогда не было искусственного рва. А в роли естественного выступает небольшая речушка, которая «умудряется» по весне разливаться…

Будут ли какие-то серьезные туристические перспективы у законсервированных руин? Собеседницы, с которыми мы обсуждали проблему вовлечения Смолян в турбизнес, выражали больше скепсиса, нежели радужных надежд. Оно и понятно: во-первых, будь замок получше сохранившимся — одно дело. Во-вторых, во все сегодня нужно вкладывать деньги, параллельно находя какую-то выигрышную «фишку»…

— Пока не ясно, что может привлечь в Смоляны туриста, особенно зарубежного, — рассуждает по просьбе «БН» Надежда Стахович, начальник отдела идеологической работы Оршанского райисполкома. — Он ведь «избалован» посещением Мирского или Несвижского замков, которые сохранились куда полнее, да и возрождались мощными усилиями. Как на фоне такой конкуренции раскручиваться «Белому Ковелю»? И что хотим получить после окончания консервации...

Интересно, как же попали руины «Белого Ковеля» в Госпрограмму «Замки Беларуси»? На уровне области посмотрели на замковое наследие (оно на Витебщине совсем не богатое) и решили: более подходящей кандидатуры, чем руины замка в Смолянах, не найти. Район был не против, так и попал объект в госпрограмму. Но куда и как двигаться дальше? По идее, теперь районные власти, первое, должны искать средства,  второе, обращаться к специалистам, продумывать потенциальные туристические «фишки» — третье… Но так ли безнадежны Смоляны в плане раскрутки?

Вовсе нет! Более того, в Смолянах сразу четыре объекта, за которые вполне может уцепиться пытливый туристский интерес, — просвещает Инна Ковалевская. — Кроме руин «Белого Ковеля», есть неплохо сохранившаяся Спасо-Преображенская церковь начала XVIII века, с любопытными фресками. (Настоятель сейчас пытается найти подтверждения, что на самом деле этот храм постарше будет.) Еще одни руины — костела Девы Марии — даже внесены в Список историко-культурного наследия. И, наконец, Алексеевская церковь, каменная, увы, но слабо поддающаяся восстановлению. Для этого требуются немалые средства, потому пыл энтузиастов, загоревшихся было «реанимировать» храм, угас быстро…

Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»

Фото автора

(Окончание  в следующем номере.)

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?