Заметки на полях жировки

Как дом стал банкротом

В многоэтажке в подмосковной Балашихе стало пропадать электричество и начали останавливаться лифты. Рассерженные жильцы позвонили в Мосэнерго и узнали: обслуживающее дом товарищество собственников задолжало круглую сумму за электроэнергию — в подвале дома работала майнинг–ферма по добыче криптовалюты. Примерно в это же время жильцы витебской высотки по улице Генерала Маргелова с удивлением обнаружили 10–тысячный долг перед Витебскэнерго плюс 730 рублей пени. Вмешательство Витебского горисполкома вскрыло не менее любопытные факты.

В 2012 году Жилищный кодекс разделил услуги ЖКХ на обязательные к оплате основные и договорные дополнительные. В развитие этой нормы утверждена форма счет–извещения. Чуть позже была введена единая система расчетов за ЖКУ. А в конце нынешнего октября даже появилась административная ответственность за лишние суммы в жировках. Так вот неплатежи за электричество в витебском ТС «Чкаловская высотка» накопились с марта 2016 года, когда Совмин принял постановление № 233 и ввел предельно допустимые тарифы на электроэнергию для работы лифтов и освещения вспомогательных помещений и оборудования. Соответственно 46 копеек (кроме детей до 7 лет) и 52 копейки с жильца (помимо детей до 7 лет, не платят еще и инвалиды, которые не могут пользоваться лифтом). А дом, между прочим, оборудован тремя насосами холодной воды, четырьмя циркуляционными насосами горячей воды и отопления. Плюс два грузовых лифта и отсутствие автоматического регулирования освещения в подъездах («спасибо» проектировщикам!). В итоге РУП «Витебскэнерго» выставляло гражданам суммы вдвое большие, чем председатель товарищества мог включить в жировку. Долг рос–рос, собрания не проводились, жильцы оставались в неведении. И только когда суммы достигли устрашающих размеров и скрывать это уже стало просто невозможно, отдел жилищно–коммунального хозяйства и благоустройства Первомайского района Витебска помог собственникам жилья провести собрание, на котором большинством голосов принято решение ежемесячно погашать убытки пропорционально доле каждого в общем имуществе.

Однако, на мой взгляд, такой выход — половинчатое решение проблемы. Жильцы отныне просто обречены оплачивать нерациональное потребление
энергоресурсов. Почему на собрании не был поставлен вопрос о внедрении энергосберегающей автоматики в освещении подъездов и включении грузовых лифтов только по необходимости? Это первое, что приходит на ум. Ведь в этом случае люди становятся заложниками конструктивных нерациональных особенностей своего жилья. Но почему таких проблем не возникало раньше? Потому что все убытки можно было «загнать» в жировку, за неуплату сумм в которой следуют санкции — пеня за каждый день просрочки платежа. Теперь это не просто запрещено — введена административная ответственность. Нельзя включать в жировку также суммы платежей за санитарное содержание мест общего пользования сверх тех, что утверждены Правительством, за консьержей и видеонаблюдение. Все это дополнительные услуги, о которых с каждым жильцом персонально нужно договариваться.

Появление второй жировки в товариществе собственников (таких структур, к слову, 4.395, или 7% жилфонда) — сигнал задуматься, насколько эффективна система управления и обслуживания дома. Не горят ли круглосуточно лампочки в подъезде, накручивая киловатты электроэнергии? Какую зарплату и за что получают председатель и наемные работники? Не завышены ли расценки? И не пора ли составить план мероприятий по снижению затрат? И кстати, для таких домов, как «Чкаловская высотка», который потребляет на лифты и энергообеспечение мест общего пользования вдвое больше, чем установлено Правительством, очень уместны были бы детальная помощь и аудит Департамента по энергоэффективности.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости