Заложники приватизации. Многострадание и долготерпение полоцкого трудового коллектива вознаграждены и «реабилитированы» — злой умысел и корыстолюбие наказаны. Сполна ли?

Из славного Полоцка, с берегов Двины, народная молва принесла обрывки темного, запутанного сюжета: криминал-де выжал все соки и практически поставил на колени крупное предприятие города. Один за другим Полоцк сотрясают громкие судебные процессы, в которых фигурируют взятки и отмывание денег в особо крупных размерах. На этом фоне местный предприниматель хочет заполучить лакомый кусок выставленной на продажу собственности. Такова общая канва. За подробностями и достоверной информацией отправился корреспондент «Р».
Из славного Полоцка, с берегов Двины, народная молва принесла обрывки темного, запутанного сюжета: криминал-де выжал все соки и практически поставил на колени крупное предприятие города. Один за другим Полоцк сотрясают громкие судебные процессы, в которых фигурируют взятки и отмывание денег в особо крупных размерах. На этом фоне местный предприниматель хочет заполучить лакомый кусок выставленной на продажу собственности. Такова общая канва. За подробностями и достоверной информацией отправился корреспондент «Р». О, «Мона» миа! Двести метров от полоцкого автовокзала – и вот она, «Мона». Семиэтажный административный корпус в самом центре города, производственные помещения… Сразу после войны здесь располагалась крохотная артель, в 1956 году отстроена швейная фабрика, в 1988-м после реконструкции и расширения производства – крупное торгово-промышленное предприятие «Мона». Девяностые принесли с собой дух предпринимательства и пробудили частнособственнические настроения. Уже в 1993 году коллектив принимает решение – и на «карте» белорусской приватизации появляется еще одно открытое акционерное общество… Время идет. К декабрю 1996-го «Мона» — полностью частное предприятие без доли государства в уставном фонде. Так – стремительно и смело – начинала новую жизнь старая полоцкая фабрика. Новый директор Сергей Поляков (выкупивший к тому времени 34,7 процента акций предприятия) к организации бизнеса подошел серьезно. Рыночник американской закваски, он заручился поддержкой заокеанского заказчика – и конвейер заработал. Давальческая схема проста: сюда – выкройки, ткани и фурнитура верхней женской одежды, назад, в Штаты – готовые изделия. Зарплата и налоги без задержек, партии и объемы на полгода вперед – о чем еще могло мечтать молодое, только-только вставшее на ноги ОАО? Впрочем, мечтам о достатке и благоденствии суждено было вскоре разбиться о первое уголовное дело в отношении Сергея Полякова, к тому времени – депутата Полоцкого горсовета… Взятка, которую Сергей Анатольевич получил от предпринимателя за выкупаемую площадь, на три года – с 2001-го по 2003-й – «освободила» председателя совета директоров «Моны» от руководительского кресла. С тех пор на фабрике надолго поселились смута и недовольство. С этих самых пор поляковская швейная «империя» покатилась к закату. Пир во время чумы То, что раньше было благом и манной небесной, теперь все больнее стало бить по слабым финансовым «точкам». Давальческое сырье, практически стопроцентная ориентация на американский рынок и фиксированная цена единицы изделия – и, как следствие, зависимость от перепадов курса доллара и ежегодные многомиллионные убытки. Сам собой встал вопрос о продаже собственности предприятия. Тогда, правда, никто и подумать не мог, сколько кривотолков, взаимных обвинений и подковерных страстей повлечет за собой этот во многом отчаянный шаг… Сегодня мнения разделились. Одни называют пять последовавших за этим сделок купли-продажи недвижимости типичным примером неграмотного руководства, нарушения законодательства и вынужденного «самопоедания»: мол, отрезали от себя кусок и «съели», чтобы хоть как-то заглушить «долговой голод». Другие вспоминают, что изначально (еще при Советском Союзе) предприятие строилось на тысячу швей, тогда как сейчас здесь не работает и половины. Площади простаивают, их эксплуатация обходится в копеечку – отчего же не потесниться? Отчего не выставить на аукцион или не сдать в аренду какую-то часть, пополнив скудные оборотные средства? Так или иначе, факт налицо: собственность продана, деньги получены, сделки заверены в БТИ и нотариальной конторе. До официальных проверок воздержимся от комментариев и поставим здесь точку. Пока… О совете директоров, который на предприятии прозвали «семейным», — разговор особый. Мама, родная сестра, близкий друг — совет да любовь здесь подкреплялись некоторыми приятными, определенными уставом обстоятельствами. В частности, тем, что совет директоров фактически не избирался и не переизбирался: есть у тебя десять процентов акций – сиди себе и управляй. Любопытно, что в качестве «гонораров» члены совета определили себе пять процентов от ежемесячного фонда заработной платы предприятия (случай в республике беспрецедентный). Счет шел на десятки миллионов рублей, — и все это на фоне неплатежеспособности «Моны»… Тополиный пух. Жара. СИЗО Таковы прелюдия и завязка. Все самое интересное и загадочное на полоцкой швейной фабрике начинается в июне 2003 года. Шестнадцатого числа Новополоцкий городской суд принимает решение о конфискации имущества бывшего депутата Полякова. Как-никак за взятку — и немалую — человек отбывает срок… Значило это только одно: в доход государства, помимо всего прочего, переходят и 34,7 процента поляковских акций. А вот это уже поворот! Не понимать всех его последствий Сергей Анатольевич не мог. Потому, оказавшись через несколько месяцев на свободе, занялся «благотворительностью». Дарил акции кому только мог: маме, сестре, несовершеннолетнему племяннику… Странное стечение обстоятельств: набежало в итоге подарков ровнехонько на 34,7. Увы и ах, уже в сентябре 2004 года договоры дарения признаны недействительными, и 11 января 2005-го указанные акции поступили в Министерство экономики Республики Беларусь. Отсюда уже переводом — в «Беллегпром». Оставим концерну немного времени на подготовку к внеочередному собранию акционеров, а сами вернемся в год 2004-й. Здесь мы забыли одно важное дело. Уголовное… Сергею Полякову не повезло. Несколько месяцев, как из «мест», а им уж опять интересуются правоохранительные органы. Тополиный пух. Жара. Июнь. А сидеть приходится в изоляторе. Кто бы мог подумать, что всплывут «преданья старины глубокой»: сделки октября 1999-го – мая 2000 года, а проще говоря, — «серый» лизинг и отмывание денег в особо крупных размерах. Заключены договоры на поставку оборудования, за это «Моной» перечислено в адрес поставщика 280 с лишним тысяч долларов. И тишина: ни денег, ни оборудования. Итог? Прокуратура Витебской области возбудила уголовное дело. Слушания ведутся Новополоцким городским судом с 18 января нынешнего года. Ну что, истории конец, занавес? Да нет, скорее, наоборот. …В 2005 год «Мона» не вошла — перевалилась, обремененная грузом трехсотмиллионных убытков. Электроэнергия и тепло, зарплата и подорожавшие вдвое запчасти, общежитие и выплаты «гонораров» совету директоров — пальцы можно загибать долго. Но предприятию нужно было совсем не это. Как воздух требовались концептуальная идея, иная стратегия развития и свежий взгляд на политику фабрики, наконец, новые рынки сбыта и иностранные заказчики… Все эти ключевые моменты отразил в своем бизнес-плане Виктор Амельченко, назначенный 11 января на должность и.о. исполнительного директора ОАО «Мона». Люди поддержали, горисполком одобрил: казалось бы, у предприятия появился шанс. Как бы не так! Ровно через две недели совет директоров принимает решение: Амельченко от должности освободить за ненадлежащее исполнение своих обязанностей. На его место утвердить Владимира Захарова. Чем же так проштрафился Виктор Амельченко? На этот вопрос корреспондент «Р» ответа так и не нашел. Что ж, тогда обратим свои взоры к персоналии номер два. Купцы из града Полоцка Кто такой Владимир Захаров, в Полоцке вам скажет каждый. А если не скажет, не тушуйтесь – просто прогуляйтесь по центральным улицам города, и вам все сразу станет ясно. Талантливый экономист и тертый рыночник, он в тридцать с небольшим сумел добиться почти всего. Уважения. Признания. Зачем же такому видному в городе, да и, пожалуй, в области предпринимателю сопряженная с ответственностью и растратами должность? С какой стати преуспевающему бизнесмену нагружать себя бременем чужих долгов? Отвечая на прямой вопрос корреспондента «Р», Владимир Александрович ушел в риторические дали. Посему предлагаю читателю собственную, не претендующую на стопроцентную объективность версию. Итак… Став и.о. исполнительного директора, Захаров засучил рукава: рассчитался за электроэнергию, выдал зарплату и детские пособия, но… Необходимые 259 миллионов рублей не упали с неба: их официально дали взаймы «Моне» ООО «Лидер» и ООО «Торговый Дом «Стрелец», принадлежащие Владимиру Захарову. Теперь, если фабрика не рассчитается с кредиторами до 1 апреля, будет не до смеха: для начала штраф – 20 процентов от всей суммы. Затем швейное предприятие и вовсе начнет выплачивать пеню — 0,5 процента за каждый просроченный день. Поступают ли так с ОАО, на котором затем собираются созидательно и плодотворно работать, — вопрос риторический. А посему более сотни акционеров не стали искать ответа и 25 января написали коллективное заявление на имя прокурора города. Через два дня Анатолий Кучеренко вынес протест на решение совета директоров: назначение Владимира Захарова противоречит уставу ОАО «Мона», поскольку он и без того руководит пятью другими юридическими лицами. Отменить! И к сему – десятидневный срок на исполнение предписания. Сразу скажем, в сроки Захаров уложился. Но еще 27 января в Полоцк пришло ошеломляющее и никак не ожидаемое отдельными господами известие… К нам едет ревизор, или Хеппи-энд с вопросом В тот день новость за считанные часы облетела город: приказом Минэкономики концерну «Беллегпром» переданы в управление 34,7 процента акций фабрики. Проще говоря, блокирующий пакет. Собственник акций (а в его лице – государство) готовится вступить в свои законные права, на 9 февраля созвано внеочередное собрание акционеров, с этих пор все операции с недвижимостью на ОАО «Мона» временно приостановлены. Как приостановлена и выплата миллионных «гонораров» совету директоров. Запахло жареным, и многие крепко заволновались: в Полоцк едет ревизор… Прибывшие накануне собрания представители концерна вынуждены были поставить непростой диагноз: экономический паралич предприятия. В бухгалтерии «Моны» печально констатировали: на начало года – 311 миллионов убытков и… 259 миллионов – задолженность перед «Лидером» и «Стрельцом» Захарова. Сам же Владимир Александрович, как позже выяснилось, вне игры еще с 3 февраля. С тех самых пор, как написал письменное уведомление совету директоров предприятия о сложении своих полномочий. Девятое февраля стало судьбоносным, но отнюдь не судным днем для «Моны». Крохотный актовый зальчик. Полтораста акционеров. Ни одного намека на свободное место… Все ждут главных слов, и вот эти слова сказаны. Отныне государству принадлежит треть акций многострадального полоцкого ОАО. А это значит — конец криминальным аферам. Это значит — соблюдение всех санитарных норм на рабочих местах, дифференцированная заработная плата и своевременные выплаты социальных и иных пособий. Что дальше? Дальше все известно и давно ожидаемо. Полякову вменяется хищение денежных средств ОАО «Мона» в особо крупных размерах. Захаров отошел от дел (решение совета директоров от 25 января отменено) и теперь дожидается объявления официального аукциона. Работа самого совета признана акционерами неудовлетворительной, баснословные «гонорары» отныне становятся историей, не выплаченные «боссам» миллионы остаются за предприятием. Здесь все ясно. А что же Виктор Амельченко? Как вы уже догадались, абсолютным большинством голосов он назначен и.о. исполнительного директора. Теперь все тяготы выхода из кризиса и миллионные убытки «Моны» – на его плечах. Будем надеяться, новая редакция устава предприятия и переизбранный совет директоров (отныне – наблюдательный совет) станут серьезной поддержкой новому-старому директору. И коллективу, вкусившему за последние шесть лет всех прелестей жизни в обществе с неограниченной безответственностью. P.S. Ну что, вроде как хеппи-энд? Но хлопать в ладоши почему-то не хочется. Многострадание и долготерпение вознаграждены и реабилитированы. Злой умысел и корыстолюбие наказаны. Вот только сполна ли? Прокурор города Полоцка Анатолий Кучеренко заверил в беседе: «Если в ходе проверок и ревизий контролирующих органов ОАО «Мона» будут вскрыты финансовые нарушения, то следственные органы дадут им правовую оценку о наличии либо отсутствии состава уголовного преступления». Да, и еще одно. Сколько ни пытался, так и не смог понять: как же так вышло, что конфискованные в июне 2003 года акции в Минэкономики получили только… в январе 2005-го? Возможно, это тема для очередного журналистского расследования. *** ПРЯМАЯ РЕЧЬ Владимир АСТРОВСКИЙ, первый заместитель председателя концерна «Беллегпром»: — Ситуация, складывавшаяся до самого последнего времени на полоцком ОАО «Мона», для республики нетипична. Я бы даже сказал, беспрецедентна. И дело тут вовсе не в форме собственности. Отнюдь. В концерне сегодня состоит 55 предприятий, 33 из них в разное время и с разной долей участия государства — а то и без нее — акционированы. И что же, успешно работают – претензий к ним нет (разве что за исключением Борисовской швейной фабрики и минского «Луча», где не так давно государством введено право на «золотую акцию»). Больше ни на одном вы не найдете «семейных» советов директоров и многомиллионных гонораров на фоне ежегодной убыточности, неплатежеспособности и вынужденной продажи собственности. Посему… Коль уж «Беллегпром» стал крупным владельцем акций «Моны», планируем в ближайшее время провести ревизию финансово-хозяйственной деятельности фабрики и выявить все недостатки. А их, поверьте, хватает. Новый аукцион по продаже недвижимости? Не исключено. Думаю, обойтись без него на первых порах просто не удастся. Другое дело, что он станет куда более открытым и прозрачным. *** КСТАТИ Двадцать первого февраля Новополоцкий городской суд огласил приговор по делу Сергея Полякова. Бывший депутат городского совета и бывший председатель совета директоров ОАО «Мона» приговорен к 9 годам лишения свободы за хищение денежных средств предприятия в особо крупных размерах. 281 тысячу долларов, полученную по заведомо фиктивным договорам лизинга, решено взыскать с Полякова в доход предприятия. Впрочем, у адвокатов Сергея Полякова еще остается несколько дней на обжалование приговора.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...