Минск
+1 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Современные интеграции: скорости разные, принципы одни

Законы общего рынка

«Мы договорились давно, развивая наш договор, — люди и субъекты хозяйствования должны иметь равные условия для жизни и работы. Равные условия — больше ничего не надо. В противном случае мы просто не зададим основу наших отношений», — эти слова Президента, сказанные 7 декабря в ходе встречи со своим российским коллегой в Сочи, по сути, обозначили главный тренд и основное условие экономической интеграции. Причем не только для Союзного государства — тренд универсален для любого интеграционного объединения мира.

oeci.eu

Интерес стран к сближению экономик вполне оправдан. Ведь в результате происходит унификация хозяйственных политик, а это, в свою очередь, приводит к уменьшению цен для производителей и потребителей и как следствие — к росту благосостояния страны и каждого отдельного гражданина.

За двадцать лет белорусско-российского союза многое сделано. Сближение наших стран послужило примером для реализации других объединительных проектов на постсоветском пространстве. Но говоря об успехах пройденного пути, нельзя обходить вниманием и порой возникавшие сложности на интеграционной дороге. 

Прежде всего речь об общем рынке, который предполагает не только свободное перемещение товаров между объединившимися странами, как это происходит при подписании соглашения об ассоциации, но и услуг, трудовых ресурсов и капиталов. Этап это чрезвычайно важный, однако отнюдь не первый, подчеркивает в разговоре с «НГ» профессор кафедры международного бизнеса БГЭУ доктор экономических наук Галина Олехнович:

— Интеграция начинается не с общего рынка, а с подписания и реализации торговых соглашений. Затем идет создание торговых зон — и постепенно вырисовывается общий рынок как уже довольно зрелый этап интеграции. То есть правовая основа — главное условие для развития. Принятие же чисто политических решений, к сожалению, порой приводит к тому, что они попросту не работают, оставаясь лишь на бумаге. Отсюда и нарекания на экономические пробуксовки в рамках Союзного государства — договоренности есть, а в законодательно-правовом плане они не проработаны.

К чему подобное приводит, поясняет нам на конкретных примерах руководитель Института повышения квалификации и переподготовки руководителей и специалистов промышленности «Кадры индустрии» Георгий Гриц:

— Сегодня за кадром остается такой вопрос, как отдача от инвестиций, вложенных за 20 лет в союзные проекты. За этот период уже можно было кратно, в несколько раз, окупить вложенные в эти проекты инвестиции! А у нас только недавно появилось само понятие союзной собственности — и это понятие пока не генерирует финансовые потоки. Да, мы решили вопрос границ, обеспечили равные права нашим гражданам. А вот что касается Союзного государства как экономического субъекта, здесь больше вопросов, чем ответов.

Вывод эксперта — для экономической интеграции необходимо создание четкой нормативно-правовой базы:

— Основа Союзного государства — правовое поле — действительно должна быть для обеих стран одинаковой. Тогда все частные вопросы — газ, нефть, налоговые преференции и маневры — решатся сами собой, если правовая база будет универсальной для обеих стран, а правовое поле — единым.

Образцом формирования такой классической интеграции Галина Олехнович считает Европейский союз:

— Они не спешили, очень серьезно отрабатывали законодательную базу. А в экономике все начинается именно с законов. Без закона, без четкого понимания своих прав и обязанностей никто ничего делать не будет. И сегодня европейская система подхода к формированию общего рынка и интеграции как стадии его развития служит образцом для всего мира.

Впрочем, британский журнал The Economist в одном из последних номеров назвал проблемной ситуацию с развитием общего рынка Евросоюза. По мнению издания, процесс экономической интеграции ЕС не просто не закончен — во многих отраслях он поворачивает вспять. Охотно признавая явные достижения ЕС и тот факт, что экономическая интеграция последних десятилетий удвоила объем торговли между странами Евросоюза, журнал все же констатирует: сообщество неуклонно теряет позиции в глобальной торговле, а совокупные темпы роста его ВВП снижаются.

И дело опять-таки в правовом обеспечении интеграции: «Экономика Европы по-прежнему напоминает скорее лоскутное одеяло, сотканное преимущественно из национальных экономик средней величины, а не полноценного конкурента Америке и Китаю. Унификация условий ведения бизнеса в ЕС трещит по швам. В одних случаях процесс все еще не завершен, в других — идет на попятную». Британское издание отмечает явный парадокс: «Формирование единого рынка в первую очередь обострило конкуренцию между странами ЕС. Введение единых унифицированных требований для всех стран еврозоны значительно укрепило динамику расхождения, а не способствовало сближению».

В самом деле, вопрос полноты имплементации наднационального законодательства — то есть создания единой законодательно-нормативной базы ЕС — уже превратился в одну из главных угроз единству Евросоюза. Сегодня и богатые, и бедные члены сообщества скорее тормозят либерализацию экономической жизни, нежели развивают ее. Все дело в том, что, с одной стороны, единый рынок подрывает конкурентоспособность стран Восточной и Южной Европы, сводя на нет их низкие в масштабах ЕС издержки и низкую стоимость товаров и рабочей силы. С другой — богатые страны ропщут, ибо «усреднение» нормативов и стандартов подрывает глобальную конкурентоспособность ведущих компаний и богатейших экономик ЕС. Собственно говоря, одной из причин брексита как раз и стало желание Лондона «уйти от свободы общего рынка в Евросоюзе», которая на протяжении последних 10 лет провоцировала хронический дефицит в торговом балансе Великобритании с государствами ЕС.

Иными словами, простых решений нет. И даже Евросоюз не может считаться идеальным и безусловным примером для подражания. Тем не менее классические основы экономики также нельзя сбрасывать со счетов. 
В мире сегодня насчитывается около 40 интеграционных объединений.
По сути, ЕС начинался с общего рынка угля и стали. Для восстановления послевоенной Западной Европы это были две главные товарные позиции. И именно по ним было синхронизировано правовое поле. А остальные сферы подтянулись к единым нормам следом. Сегодня экономика в значительной степени углеводородная (несмотря на то что от этого Запад пытается уйти). Поэтому сейчас выработка общих правил касается прежде всего рынка нефти и газа. Если здесь создаются равные условия, то и остальные «шероховатости отшлифуются».

Именно так, шаг за шагом, и должен строиться межгосударственный союз. От простых форм кооперации к наднацио­нальным структурам. А перескочить ступеньки даже если и получится, то потом это все равно проявится, и отложенные вопросы придется решать. Лучше сразу прорабатывать детали каждого этапа большого совместного пути. От этого скорость движения вперед только увеличится.

Торговля идет по-крупному

На Африканском континенте продолжается работа по учреждению Африканской континентальной зоны свободной торговли (ACFTA), начатая в 2012 году. В случае успешной реализации этот проект приведет к появлению крупнейшей в мире по числу участников зоны свободной торговли с рынком, объединяющим население 55 стран — членов Африканского союза — свыше 1 миллиарда человек.

На разных скоростях

По мнению аналитиков ЕС, вырисовывается разделение союза на два блока — ядро и периферия. Страны ядра — Германия, Франция, Италия — получают больше выгод, они готовы дальше продвигать интеграционный проект в сторону увеличения полномочий наднациональных органов. Страны периферии отстают от ядра и не готовы к ускорению интеграции. На этом фоне несколько лет назад был принят новый сценарий развития под названием «Европа разных скоростей».

osipov@sb.by

oeci.eu
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...