Законность формальности или формализм закона?

Этим материалом я не пытаюсь встать на защиту «невинно оскорбленного» и уж тем более оспорить решение суда. Попытаюсь лишь изложить позиции сторон конфликта

«Как-то белорусский индивидуальный предприниматель возвращался на своей машине из соседней России и вез при этом несколько блоков сигарет «Прима». Они были куплены без акцизных марок во время его поездки  для своих нужд. Выявив это нарушение, наши правоохранители привлекли предпринимателя к административной ответственности. Не как обычного гражданина, а как индивидуального предпринимателя. Хотя все свидетельствовало, что злосчастные сигареты этот человек приобретал именно для себя, а не для продажи, нарушителя подвергли серьезному наказанию. Формально все было сделано правильно. А по существу, вынесенное наказание оказалось форменным издевательством над человеком».

Эту цитату из интервью заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь Николая Куприянова, опубликованного в «Р» 24 января 2007 года, я привел не случайно. Именно после него в редакцию пришел наш читатель с «криком души»: попал в такую же ситуацию! 

Сразу оговорюсь: этим материалом я не пытаюсь встать на защиту «невинно оскорбленного» и уж тем более оспорить или подвергнуть сомнению решение суда. Попытаюсь лишь изложить позиции сторон конфликта и их доводы, очевидные факты и документальные свидетельства. Так как считаю, что в любом случае эта одновременно печальная и поучительная история дает повод к некоторым размышлениям. Почему – станет ясно ниже.

Долгая  дорога  в  суд

Красный диплом об окончании института, аспирантура с отличием, пять лет вполне успешной преподавательской деятельности. После этого биография Сергея Крота круто изменила свой ход. В поисках лучшей доли он подался в дальнобойщики. Добросовестное отношение к работе позволило со временем устроиться водителем-экспедитором в белорусский филиал солидного иностранного предприятия, ездить на хорошем грузовике в рейсы по Европе. Сколько верст Сергей Николаевич за 10 лет по автобанам «намотал», уже не сосчитать. 

Очередной рейс в начале 2007 года ничем особенным не отличался. После загрузки фуры в глубинке России предстояла командировка во Францию. На работе оформил все документы, в кассе бухгалтерии получил деньги на предстоящие расходы – 2200 евро. 

Ночью 22 января Сергей Крот выехал из Минска. Границу он по заведенной привычке собирался пересечь через пункт таможенного оформления «Берестовица». Путь лежал через родной Слоним, где после смерти отца проживает его престарелая мать, которую Сергей Николаевич по возможности всегда заезжал проведать. В этот раз не заехал – было слишком раннее утро. Хотя и надо было, в водительской папке лежали родительские 920 долларов. Подумал, что отдаст на обратном пути. 

Далее процитирую слова самого Сергея Крота: 

«Подъехал к ПТО, где, кроме моей, ни одной машины не было. Простоял в ожидании полтора часа, потом потребовал у таможенников начать оформление, у меня же каждая минута на счету! 

Когда инспектор сел ко мне в машину, он спросил, есть ли у меня валюта. Я ответил, что, конечно, есть, и достал папку, где в одном отсеке лежали командировочные деньги, в другом – родительские. На мой вопрос о бланке декларации инспектор ничего не ответил, просто забрал папку и тут же пошел в административное здание составлять протокол. Так все мои деньги были изъяты». 

Для несведущих поясню: при вывозе за границу Беларуси суммы, превышающей в эквиваленте 3 тысячи долларов, физическое лицо обязано валюту задекларировать. Поэтому в описываемом случае дальнейшее развитие событий было вполне предсказуемо. Составление административного материала, направление его в суд и вынесение решения: гражданина Крота С.Н. подвергнуть штрафу в размере 1 550 000 рублей с конфискацией изъятых денежных средств. 

На  основании,  в  соответствии…

Чем же руководствовался суд, вынося решение? В мотивировочной части постановления оснований, кажется, достаточно. Во-первых, показания инспектора таможни В.Н.Кота, составлявшего протокол, который утверждает, что в устном разговоре водитель снизил сумму валюты с 2200 до 1400 евро. Вряд ли суд мог доверять показаниям таможенника меньше, чем словам правонарушителя. Тем более что эти показания подтверждались… письменным объяснением, подписанным Сергеем Кротом на месте правонарушения! А у инспектора к тому же вроде и никакой личной заинтересованности в исходе дела не было, зачем же ему лгать в суде? Так что все доказательства в совокупности оказались не в пользу Крота, за что он и наказан в соответствии с законом. С формальной точки зрения никаких вопросов не возникает. 

Конфисковать  нельзя  помиловать

Сам Сергей Николаевич готов доказывать свою правоту до хрипоты. В подтверждение показывает целый ворох документов. Свидетельство о смерти отца в мае 2006 года, через полгода – нотариально подтвержденное вступление в наследство, накануне нового года – документ о закрытии отцовского банковского счета и квитанция о покупке на все снятые деньги валюты – 920 долларов. Приказ о командировке, выписка из бухгалтерии о получении командировочного аванса – по датам и суммам все сходится. 

Чуть ли не основной аргумент в пользу Сергея Крота – очевидная нелепость правонарушения. Ему ли не знать правила перемещения валюты через границу? А декларирование занимает полминуты и, главное, не требует уплаты каких-либо процентов от суммы или госпошлины! Это простая формальность, ни к чему не обязывающая перевозчика денег. К тому же при желании спрятать несколько «лишних» купюр в просторном салоне тягача «вольво» совсем не трудно. 

С другой стороны, есть и контраргументы: собственноручные подписи под протоколом и объяснением, которыми Сергей Николаевич, по сути, признал факт правонарушения. Доводы о том, что подписал «не читая», от взрослого, хорошо образованного человека звучат несколько неубедительно.

Сотрудники ПТО «Берестовица» и Гродненской региональной таможни свою правоту тоже отстаивают. Надо отметить, вполне обоснованно, апеллируя материалами административного дела С.Н.Крота, на основании которых суд вынес решение. 

И все же, согласитесь, есть в этом инциденте некая двойственность. Конечно, вряд ли Сергея Крота можно считать злостным нарушителем. Но и решение суда о его наказании назвать неправильным нет никаких оснований: документально вина водителя подтверждена. Где же здесь грань между правотой и несправедливостью? Сергей Николаевич собирается обращаться в высокие судебные и надзорные инстанции, таможенники не менее решительно настроены стоять на своем. 

На снимке: Сергей КРОТ собирает оправдательные документы. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости