Захват… зоны отчуждения

Должны  ли  действовать  социальные  стандарты  в  отселенных  деревнях?

Должны  ли  действовать  социальные  стандарты  в  отселенных  деревнях?

Все отселенные деревни выглядят примерно одинаково. Но случается, что среди всей этой безлюдной тишины нет-нет да и послышится мычание буренки, повалит из трубы дым… Обитатели в таких необитаемых деревнях не редкость. И, как правило, проживают они здесь при полном отсутствии социальных стандартов.

Одна из них, жительница д. Смолегова Наровлянского района Юзефа Малиновская, написала в «Р» письмо:

«Уже 4 месяца в моем доме не горит свет. Его отключили, мотивировав тем, что деревня отселена. Но это неверно, в ней проживаю я с разрешения Завойтянского сельского исполкома с 2006 года. Кроме того, сейчас на моем подворье 20 голов скота, выращивать который без электричества невозможно. Чтобы решить проблему, обращалась в Наровлянский райисполком с просьбой восстановить мне свет, но ответа не последовало. Как быть дальше, не знаю. Очень надеюсь, что в ближайшее время мне подключат свет».

Кто виноват в том, что люди остаются без элементарных условий проживания: сами жители, пытающиеся обосноваться в безлюдных населенных пунктах, или местное руководство?

Ситуацию прокомментировали в Наровлянском районном исполнительном комитете.

— Деревня Смолегов, согласно постановлению Совета Министров от 05.11.1993 года № 762 «О переселении жителей отдельных населенных пунктов Гомельской области, расположенных на территориях с уровнем радиоактивного загрязнения более 15 Ки/кв.км», не попадает в перечень населенных пунктов, жители которых отселяются по собственному желанию. Только в принудительном порядке, независимо, хотят того люди или нет, — рассказал Валерий Шляга, председатель исполкома. — Поэтому последние две семьи из деревни были отселены еще в 2005 году. Но без крыши над головой никто не остался: все, кого выселили из зоны отчуждения, получили социальное жилье.

Кроме того, населенный пункт — в зоне постоянного контроля, где в личном подворье даже после проведения необходимых агрохимических, агромелиоративных, дезактивационных и других мероприятий невозможно получить основные продукты питания, пригодные к употреблению, и входит в перечень особо контролируемых.

Когда деревня опустела, туда перестала ездить автолавка, не поступает электроэнергия и не возят почту. Сейчас, чтобы попасть в зону отчуждения, необходимо иметь специальное разрешение (пропуск), так как здесь установлен особый правовой режим, организованный администрацией зон отчуждения и отселения. Даже сроки пребывания здесь контролируются по времени.

Согласно статье 6 Закона Республики Беларусь «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС», въезд в зону последующего отселения без разрешения органов здравоохранения и райисполкома запрещен.

То, что Юзефа Малиновская получила во временное пользование дом в деревне, по словам Валерия Шляги, — ошибка Завойтянского сельисполкома. И его председатель уже получил выговор после рассмотрения материалов в местной прокуратуре о его неправомерной деятельности. В результате всех разбирательств принято решение, по которому Юзефа Николаевна должна была освободить занимаемый дом до 01.12.07. Тем более что переехать есть куда — в собственную квартиру в Наровле. Но до сих пор женщина проживает в деревне, обрекая себя на очень большие неудобства.

Конечно, с одной стороны, понять пенсионерку можно. Кому хочется покидать насиженное место? С другой… В зоне отселения  вообще жить нельзя, не то чтобы производить продукты питания.

Тем более что скот, находящийся на подворье Юзефы Малиновской, по словам представителей местной власти, болен туберкулезом и лейкозом: держать буренок в общем стаде нельзя. Дорога им только на мясокомбинат, об этом рекомендуют в местной ветеринарной станции.

— Если Юзефа Николаевна желает выращивать крупный рогатый скот, то никто ей мешать не будет, — продолжает Валерий Васильевич. — Наоборот, подобная инициатива приветствуется. Только весь процесс должен происходить на землях, не загрязненных радиацией. Для этого необходимо подать заявление о выделении земельного участка. И он будет выделен, но в другой деревне. Вся проблема в том, что читательница не обращалась в исполнительный комитет с письменным заявлением.

И потом, как уверяют в исполкоме, один на один с проблемами женщину не оставят: обязательно помогут с переездом. Например, выделят транспорт для вывоза скота. Впрочем, машины уже предоставлялись не единожды, но каждый раз уезжали порожними. Потому как Юзефа Малиновская всякий раз находит предлог, чтобы не расставаться с буренками.

Это частный случай, но, уверена, не редкий. Люди возвращаются в зоны отчуждения, с упорством, достойным сталкеров. Только причины этого назвать не могут. А вот уговорить вернуться их в собственные квартиры довольно проблематично…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...