Захват манипулятора

В Минске появились мусоровозы, которым не страшны дворовые пробки

В столице появились новые машины для уборки мусора в условиях дворовых пробок

Эта деликатная сфера городской жизни по сей день в плену стереотипов. Мол, уборка мусора – грязная работенка, на которую соглашаются только приезжие. Запах, грязь, крысы и свалки – все это непременные атрибуты непопулярной профессии. Так думает большинство. И поверьте, напрасно. Журналист «Р» провел целый день в кабине МАЗа-мусоровоза и узнал, зачем их водителям GPS-навигаторы, почему они заезжают во дворы задним ходом и что ищут жильцы в контейнерах с мусором.

В 7.00 мы выезжаем из ворот УП «Спецкоммунавтотранс» и берем курс на улицу Горовца, 2. Первый из 40 сегодняшних адресов — девятиэтажка, изломанная и длинная, как Великая Китайская стена. А у ее подножия – сотни припаркованных машин. Здесь негде уронить яблоко и поставить ногу, не говоря уже о том, чтобы подъехать на крупногабаритном МАЗе. Каждый опрокинутый в кузов контейнер с мусором – подвиг и риск. За каждым таким подвигом – месяцы изнурительной практики и сгоревшие нервы.

— Я в профессии почти пять лет. Помню, когда только перешел сюда из троллейбусного депо, меня сразу посадили с опытным водителем: учись! Стажировка длилась две недели, все казалось просто. Потом я сел за руль сам – и за месяц помял во дворах «жигули», «пежо» и еще одно авто. Расстроился жутко. Уже написал заявление на увольнение, но коллеги отговорили: мол, не кипятись ты, все так начинают… Действительно, научился. Но с тех пор свою машину во дворе не ставлю никогда. Чтобы не мешать новичкам, — признается Дмитрий Базаревский, и манипулятор, намертво захватив, отправляет в кузов очередной доверху наполненный контейнер. – Пробки во дворах – это страшный сон, которому нет конца. В минувшую субботу я так и не забрал с первого раза 2 контейнера возле соседней высотки. Пришлось возвращаться в воскресенье… Есть дворы, куда въехать физически невозможно. Поэтому работники ЖЭСов выкатывают мусорки на угол дома. Хотя и это сущие мелочи по сравнению с суровыми реалиями зимних месяцев. Сугробы, суженное полотно расчищенной дороги, не посыпанный песком лед – а вы в 10-тонной габаритной машине, малейшего заноса которой достаточно, чтобы превратить плохо запаркованную машину в гармошку.

Горовца, 26. Разворачиваемся и заезжаем задним ходом. Едем до страшного впритык, виртуозно балансируя между чужими зеркалами, бамперами и фаркопами. Но не дай бог что, ГАИ не будет смотреть, что машина жильца была запаркована на тротуаре, зеленой зоне или прямо возле контейнера. Повредил – отвечай.

— 301-й — Березе-1! Третий раз не могу пробиться на Маяковского, 24, — кричит злющий голос из радиостанции. – Дворники ничего не делают, подъехать к контейнеру невозможно. Диктую госномер машины…

Это наш коллега по несчастью, борт № 301. А «Береза-1» — позывной диспетчерской «Спецкоммунавтотранса». Именно сюда стекаются все жалобы водителей предприятия. И в сутки их набирается порядком.

Горовца, 14 (к. 1), 6 и 8. Горовца, 28, 30 и 34 (2)… Везде одно и то же: сплошное автомобильное месиво, от которого рябит в глазах. Дмитрий наизусть называет еще два-три десятка домов, где нас ожидает аналогичный прием. Но график есть график, мы обязаны приехать.

— Даже если у меня сразу не получится забрать мусор, я все равно за ним вернусь. Второй, третий раз. Нет – приеду утром. Если контейнер остается неубранным, чувствую вину, мне стыдно, что люди из-за меня испытывают дискомфорт. Но как объяснить это водителям? – искренне спрашивает Дмитрий. – Был случай, я заехал днем во двор пятиэтажки, загрузился и уже собрался выезжать, когда увидел паркующуюся сзади машину. Прямо посреди дороги. Кричал водителю, сигналил, бросился следом, а он юркнул в подъезд и был таков. В итоге я час выезжал по каким-то кустам, ухабам и закоулкам. Обидно было до слез…

В кабине МАЗа тепло от работающей печки. Источает запах лимона подвешенный к потолку освежитель. Пластик приборной панели отполирован до блеска. «Мусоровоз» — звучит оскорбительно неверно для такой образцовой машины. Назвать таким же словом профессию моего напарника не поворачивается язык: даже чтобы переключить рычаги управления манипулятором, Дмитрий каждый раз надевает перчатки. Он педантично аккуратен в своей профессии, чем вызывает искреннюю симпатию и уважение. Человек на своем месте.

— Самые тяжелые контейнеры обычно после выходных: дело понятное. Но бывает, приезжаешь в будний день, а мусорку не поднять. Машину трясет от напряжения, манипулятор никак не может взять вес. Выходишь – смотришь: цемент, куски стены, кирпичи, плиты… У кого-то ремонт. Но мы такие «тяжести» не берем, вызываем ЖЭС и просим разобраться, разгрузить. А жильцы потом жалуются: почему вы к нам не приехали? То, что приезжали, подтвердит GPS-навигатор – он стоит в кабине у каждого водителя. В нашей диспетчерской можно взять полную расшифровку того, кто, куда и во сколько приезжал и не отклонялся ли от утвержденного маршрута, — показывает прибор мой напарник.

Прессовальная плита и ворошитель МАЗа больше не в силах уплотнять мусор. Кузов забит под завязку, едем на выгрузку. По пути Дмитрий говорит о самом большом счастье профессии: после двух дней работы уйти на выходной без ДТП. И, конечно, оставить напарнику исправную машину. Ведь от километров, часов и тонн напрямую зависит зарплата.

— Принято считать, что сюда приходят устраиваться только ребята из регионов. Мол, на такие коврижки минчане никогда не согласятся. Неправда это: я вот, например, родился и вырос в столице. И сюда пришел осознанно: не спорю, работа трудная, но деньги платят приличные. А что касается запахов и грязи, то это зависит только от человека… У некоторых моих знакомых личные автомобили в таком состоянии, что сесть в салон боязно. Вот уж где и вправду мусоровозы.

Высокая гора. Стаи обезумевших чаек. Мы в Прудище – на полигоне ТБО. Весогабаритный контроль ставит точку в первом из четырех сегодняшних рейсов: 5,4 тонны. И мы едем вверх по ухабистой спирали. Секунды – и все то, что с таким трудом собиралось от двора к двору, уже мнут гусеницами и ковшами тракторы. Цикл завершен.

— Порой жильцы домов спрашивают у меня, как проехать на свалку. Зачем, интересуюсь. Оказывается, вместе с мусором, старой одеждой и бытовой техникой в контейнер случайно выбросили деньги, украшения, ценности. И случаи эти нередки, — говорит Дмитрий. — Это правда: на свалках Минска старатели периодически находят стопки долларов, золото, платину. Свежий пример: женщина отправила в шахту мусоропровода вместе с ворохом газет пакет документов на два новых КамАЗа, которые супруг накануне пригнал из России. Шутки шутками, но отыскать бумаги так и не удалось.

…Мы возвращаемся на базу затемно. На часах – без пяти семь. Дмитрию еще предстоит помыть машину и подготовить ее к завтрашнему дню.

В 6.55 утра он получит путевой лист, в котором будет отмечено несколько десятков домов. И лично я постараюсь сделать все, чтобы ему не пришлось краснеть и возвращаться в наш двор во второй раз.

------------------------------------

Прямая речь

Александр НИКОЛАЕВ, заместитель директора УП «Спецкоммунавтотранс»:

— Все внутридворовые территории Минска сегодня проблемны. Будь то пяти- или 12-этажки. И изменить ситуацию с парковкой можно только общими силами: ГАИ, ЖЭСов, проектировщиков и строителей. А пока нашим водителям каждый день приходится балансировать на грани ДТП и вынужденно возвращаться по нескольку раз в один и тот же двор. Да, их работа не сахар: поэтому каждый получает персональную надбавку за вредность и сложность маршрута. Но дефицита кадров у нас сейчас нет: средняя зарплата водителя – 1900 тысяч рублей.

Можно ли бороться с пробками во дворах? Да. Во всяком случае, мы попытались это сделать, купив 4 облегченных МАЗа с боковой загрузкой. Они меньше по габаритам, более юркие и экономичные. При этом объем их загрузки не уступает тем же ЗИЛам. Сегодня мусоровозы нового поколения активно задействованы в районе старого города: на Немиге, Маркса, Энгельса…

Хорошо зарекомендовали себя и GPS-навигаторы. На данный момент они установлены на 73 машинах, причем передвижение 20 из них мы можем наблюдать в режиме онлайн. В итоговом отчете за день диспетчер видит общий километраж, все места остановок, затем рассчитывает расход топлива. Таким образом, можно высчитать оптимальный во всех смыслах маршрут, быстро направить ближайшую машину к месту, где забрать контейнер полчаса назад не удалось. И, конечно, доказать свою правоту заказчику. Взял распечатку – и рабочая смена видна как на ладони.

------------------------------------

Только цифры

* В день из столицы на свалки техника «Спецкоммунавтотранса» вывозит около 6000 м куб. отходов. В год – почти 2,5 миллиона м куб.

* В смену на линию выходит 80 мусоровозов (всего их 137).

------------------------------------

На снимках: Дмитрий БАЗАРЕВСКИЙ: «Все зависит только от человека»; подъехать к некоторым контейнерам — настоящая проблема.

Фото: Василий МАТВЕЕВ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter