Минск
+23 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Загребные успеха

22 марта исполняется 10 лет Национальному олимпийскому комитету Беларуси.
22 марта исполняется 10 лет Национальному олимпийскому комитету Беларуси. Сегодня "СБ" продолжает серию публикаций, посвященных этой знаменательной дате. На сей раз разговор пойдет о гребле. В далеком 1960 году каноисты Сергей Макаренко и Леонид Гейштор стали первыми белорусскими обладателями олимпийского "золота". Сегодня они вспоминают былое, размышляют о проблемах отечественного спорта и гребли в частности. Надеемся, мнение легендарных олимпийцев будет интересно нашим читателям.

Сергей Макаренко

История распорядилась так, что в Беларуси в одночасье появилось два... первых олимпийских чемпиона. На XVII Олимпийских играх в Риме белорусские гребцы на каноэ-двойке Леонид Гейштор и Сергей МАКАРЕНКО завоевали историческое "золото". На этой же Олимпиаде золотую победу праздновали фехтовальщица Татьяна Самусенко (Петренко) и борец классического стиля Олег Караваев.

- Действительно, - рассказывает Сергей Лаврентьевич, - тогда наших медалей ждали. Дело в том, что Игры шли уже пятый день, а у советской команды - ни одного "золота"! И вот первыми "прорвало" нас, гребцов. В упорнейшей борьбе выиграла заезд на одиночках Антонина Середина, а потом пришел и наш черед.

- Из чего, на ваш взгляд, складывалась составляющая победы?

- Если смотреть со стороны, у нас была какая-то легкость хода. А еще - сила, молодость, хорошее настроение, раскрепощенность, отсутствие психологического дискомфорта, огромное чувство ответственности за выступление перед собой, командой, болельщиками и перед Родиной.

- Экипаж в каноэ-двойке - это как экипаж космического корабля. Нужна психологическая совместимость?

- Мне с Леонидом Гейштором было очень легко. Впрочем, я по характеру покладист и каждого человека воспринимаю таким, какой он есть. Гейштор имел свои понятия о подготовке, но мы всегда находили общий язык. Мне с ним психологически было комфортно. До нашей встречи я имел соревновательный опыт и мне нравилась техника напарника. Он никогда не делал лишних движений. Я же хорошо греб, чувствовал воду и мог всегда подстроиться под любого спортсмена.

- Времени с 1960 года прошло много. Будут ли у Беларуси новые Гейшторы, Макаренко, Парфеновичи? Что нужно для этого?

- В каноэ у нас хорошие традиции, но нет, я бы сказал, сплава молодости и опыта. Наш вид спорта имеет около 10 олимпийских наград и около 50 медалей чемпионатов мира. Однако тренер сегодня варится в собственном соку, а вид держится на энтузиастах. База средненькая, есть только раздевалки. Но этого мало! Должны быть зал общефизической и силовой подготовки, медпункт, пункт питания, бассейн для занятий в зимнее время, тренажеры. То есть современный центр олимпийской подготовки.

Не должна быть далеко от спортсмена и наука. Причем методическому направлению уделять необходимо первостепенное значение, а у нас пока только организационное в почете.

Я целый год работал в Китае. Я поражен! Там есть и методика, и организация, и обеспечение. Там в 24 провинциях созданы 24 (!) государственных центра по гребле. Лодок - сколько хочешь! Уверен, со временем гребля в Китае будет развита очень сильно...

- У нас тоже есть РШВСМ и УОРы. Екатерина Карстен выросла в Беларуси. Если есть талант, то его развить можно и у нас в стране.

- Я тоже оптимист. Верю, что все будет нормально. Однако тревожит вот что. Ушел из федерации Леонид Деревянко - заслуженный тренер СССР. Я тоже приехал из Китая с огромным опытом, но вижу, что никому эти наработки не нужны. Жаль. Ведь нас во времена Союза учили опытные педагоги. Китайцы знают всех наших ученых, тренеров, спортсменов. Приглашают к себе и чтут, как героев. Штудируют наши книги. Я был потрясен! Меня выпытывали буквально до мелочей, до тонкостей обо всем, что касается методики подготовки гребцов.

- Как вы думаете, почему китайские гребцы допустили вас в святая святых - Центр олимпийской подготовки?

- В Китае идет активное становление нашего вида спорта и я - первый тренер, которого они так встречали. Думаю, что за мои заслуги. Когда-то я работал со сборной СССР. Но, знаете, впервые настоящим тренером я почувствовал себя именно в Китае.

Ведь как я работал раньше? Сидишь в лодке, мерзнешь на водоемах весной, зимой и осенью, бегаешь, собирая бумаги всякие, инвентарь добываешь и т.д. А там только тренировки со спортсменами - и все! Я говорю: мне нужны данные по физическому состоянию спортсменов. Тут же врачи берут пробы, анализы, а завтра мне раскрывают все карты: диаграммы, результаты. Я в итоге точно знаю, кто в каком состоянии. Так работать интересно!

- Чем вы сейчас занимаетесь?

- Работаю в фирме по производству лодок. Несколько лет назад убедил одного бизнесмена заняться этим. Сейчас наладили производство. Лодки стали не хуже мировых, а по цене в 3 раза дешевле и по ходовым качествам не уступают. Вопросами их приобретения уже интересуются в странах СНГ.

- Лодки для спорта или для населения тоже?

- Для населения тоже. В том числе и катера, шлюпки, пироги, байдарки, каноэ. Если нам оказать помощь, то на этом позже белорусский спорт сможет зарабатывать.

И еще. Хочу поздравить НОК Беларуси с 10-летием. Раньше, когда мы выступали, у нас не было своего Олимпийского комитета. Сейчас мы чувствуем его работу и заботу о спортсменах и тренерах. Спасибо!

Леонид Гейштор

Уютная квартира гомельчанина Леонида Григорьевича Гейштора напоминает и музей, и библиотеку. Хозяин читает на память стихи и объясняет происхождение выставленных на обозрение наград и сувениров. Воспоминания о Риме, Токио, Атланте, Копенгагене пересекаются в его рассказе. Но главный экспонат в доме - золотая медаль Олимпийских игр в Риме 1960 года.

В 1964 году на Международной регате в Венгрии с прославленной олимпийской двойки Гейштор - Макаренко объектив кинокамеры не "спускал глаз". Венгры старались как можно точнее запечатлеть все нюансы странной техники гребли белорусов. Каноэ стремительно скользило по водной глади. На финише внутри лодки не было ни одной капли воды. Соперники - рослые и сильные по сравнению с белорусами - оставались далеко позади. В чем секрет? В технике?

Антология успеха

Леонид вырос на Соже и сызмальства овладел народными навыками управления плоскодонкой, тоже требующей умения сохранять равновесие. Только в 19-летнем возрасте он впервые увидел каноэ (наверное, самое неустойчивое плавающее средство в мире), попробовал самостоятельно с ним справиться и умудрился в течение часа не перевернуться. Редкий случай для новичка.

Добровольное спортивное общество "Водник" поначалу отказало болезненному на вид молодому человеку в членстве, однако затем смилостивилось и предоставило возможность освоить диковинное для здешних мест каноэ. При этом применив тактику - доходи до всего сам. Никакой тренер Леонидом Гейштором не занимался. Тем не менее уже через полтора месяца упорный новичок, выступающий на каноэ-одиночке, становится вторым в республике. Еще через три года он - многократный чемпион Башкирской АССР (там Леонид Гейштор служил в армии). Солдатские будни подходят к концу и, проигнорировав обещания башкиров обеспечить подающего надежды спортсмена квартирой и другими благами, Гейштор возвращается в родной Гомель.

...У него зреют и воплощаются новые идеи по организации своего тренировочного процесса. Зимой безо всякой страховки он плавает на каноэ в длинной речной полынье. А в самые лютые морозы выпиливает широкую прорубь и, оседлав перекинутую через воду доску, фанатично отрабатывает технику гребли. Он первым тренируется зимой, и многие местные спортсмены крутят в его адрес пальцем у виска. На дворе 1959 год. Буквально через несколько месяцев Леонид перейдет из каноэ-одиночки в "двойку", выиграет вместе с напарником Сергеем Куксой чемпионат БССР и совсем скоро образует с Сергеем Макаренко "золотой дуэт". По-прежнему без тренера и на основе самобытной техники они выиграют первенство СССР. Специалисты говорят: случайно. Они никому еще не известны. Но уже следующим летом их имена узнает весь мир.

Момент истины

Во время подготовки к Олимпиаде у них не было тренера. "Никого не волновало, как мы строим свою подготовку, какой у нас режим и как питаемся, - вспоминает Леонид Григорьевич. - Мы тренировались на голом патриотизме. И только ленинградские медики гоняли нас в научных целях на 1.000 и 100 метров в противогазах". Более того, оба гребца были рабочими и активно трудились на производстве.

Леонид Григорьевич фаталистически верит в приметы и вещие сны. Накануне Игр его матери было предзнаменование победы. И потом, когда Гейштора и Макаренко КГБ не выпустит из страны вместе со сборной (неблагозвучная фамилия загребного показалась им неблагоприятной для выезда заграницу), произойдет странная история. Самолет, на борту которого находилась олимпийская команда СССР, вернется, совершит аварийную посадку, не успев отдалиться от Москвы. Советские спортсмены летят в Рим на другом самолете, а белорусская двойка еще четыре дня будет ожидать решения своей судьбы. В итоге они все-таки попадут на Олимпиаду.

Август 1960 года. Финал гонки на 1.000 метров. Нервы напряжены до предела. Белорусы внешне спокойны. Особенно Сергей Макаренко. Он старательно скрывает свое недомогание, вызванное простудой.

Судья не успевает произнести стандартное "ау-реди-гоу", как лодки срываются с места. Фальстарт. Пять минут перерыва, и вновь команды выстраиваются на стартовой линии. Выстрел - и каноэ Гейштор - Макаренко первым устремляется на дистанцию. 500 метров все лодки идут в одну линию. Половина дистанции позади и белорусы решают вырваться вперед. Каноэ необычайно легко летит по водной глади. Уже за спиной румыны и итальянцы. Преимущество советской команды в полкорпуса, но это еще не гарантия победы. Итальянцев, хозяев Олимпиады, неистово поддерживают зрители. Отметка 800 метров - наша двойка впереди на полтора корпуса. Это уже значительное преимущество. Но за считанные десятки метров до финиша нашу лодку сотрясает резкий толчок. Сергей Макаренко, на долю секунды потеряв равновесие, едва не падает за борт. Гейштор старается не обращать внимания на роковую случайность и продолжает грести на пределе возможностей. Финиш. "Победа!"

Эпилог

На следующие Олимпийские игры белорусская двойка, к сожалению, не попала. Хотя по-прежнему находилась на пике своей спортивной формы. Отношения Леонида Гейштора и Сергея Макаренко обострились после того, как их объявили "невыездными". Истинная причина тому со временем затерялась, и каждый из них продолжает придерживаться своей версии. В 1966-м "двойка" окончательно распалась. С новыми напарниками и у Гейштора, и у Макаренко спортивная карьера не сложилась.

Леонид Григорьевич, несмотря на свою хорошую форму и неоценимые навыки, долгие годы пребывал в опале. Интриги в большом спорте не позволили ему проявить себя после 1967 года и в качестве спортсмена, и тренера. До сих пор он переживает свое незаслуженное забвение.

Сегодня Леонид Гейштор работает тренером в Гомельской спортивной детско-юношеской школе олимпийского резерва. Сетует на плохую материальную базу секции и отсутствие у детей стремления стать настоящими спортсменами. У Гейштора, как и у других детских тренеров, мизерная зарплата. Но он не отчаивается - находит способ подзаработать себе на жизнь. Другое его возмущает. "Меня просят отдать в музей мои награды и другие спортивные трофеи. Очевидно, после смерти будут прославлять и чествовать. Но мы, олимпийские чемпионы, живые люди. Почему нам не воздать должное при жизни?"
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...