Загадка Видиж-горы

Официальная история Кожан–Городка в Лунинецком районе, наполненная именами и событиями, насчитывает более 515 лет... Родная земля

По следам местной легенды


Официальная история Кожан–Городка в Лунинецком районе, наполненная именами и событиями, насчитывает более 515 лет. Возраст неофициальной летописи — куда почтеннее: она ведет отсчет от времен возникновения курганов, расположившихся на окраинах деревни.


Историки считают, что в эти края люди пришли в V — III веках до нашей эры. Поселились на берегах рек и озер, а также на холмах, высоко выступающих над поверхностью широких болот: «горах» по–местному. До сих пор эти «горы» окружают село — Пинчуковы, Княжьи, Видиж–гора... Легенда, связанная с последней, очень необычна. Она и привела меня сюда.


Кто Видиж–горой это место называет, кто — Овидиж...


— Где у вас тут Видиж–гора? — обращаюсь к проходящему мимо пареньку.


— Это та, где поэт похоронен? — переспрашивает он и машет рукой в сторону Припяти, до которой отсюда километров пять, не больше.


Местному преданию о том, что изгнанный в ссылку императором Августом поэт Овидий нашел последнее пристанище в Кожан–Городке, — далеко не одна сотня лет. Ее здесь поведает вам и стар и млад. Интересно, что подобную легенду пересказывают и с той стороны Припяти — в деревне Плотница Столинского района. Так, может, и вправду побывал автор «Науки любви» и «Метаморфоз» на Полесье?


Карта правду говорит?


На Видиж–гору отправляюсь с местным краеведом Григорием Дмитровичем. По заснеженному склону забираюсь наверх, оглядываюсь. Говорят, была она раньше выше — до 25 метров, и с ее вершины хорошо просматривалась Припять. Именно по ней, если верить легенде, прибыл сюда римский поэт–изгнанник. Из Причерноморья его маршрут пролегал в предгорье Карпат, далее — по Южному Бугу до притоков Горыни, а там и Припять недалеко. Другого пути нет.


— Я смотрел по карте, только так — не иначе, — уверен Григорий Сергеевич.


В ссылку Публий Овидий Назон отправился в возрасте 61 года — немолодым, но и не потерявшим вкус к жизни. Хотя и переживал поэт отлучение от родины и друзей, в последних своих книгах — «Скорбных элегиях» и «Посланий с Понта» нет–нет да и обращался к обычаям и нравам «варварских» народов, среди которых очутился волею судьбы. Даже целый трактат о ловле рыбы в стихах написал. Считается, что Овидий последние годы жизни провел на территории современных Румынии и Молдовы. А похоронен в окрестностях города Констанца (Томы — старое название города). Правда, могила поэта до сих пор не найдена.


Устоял ли Овидий перед искушением пройти по следам Геродота, с трудами которого он, несомненно, был знаком? Как известно, «отец истории», подробно описавший Скифию, побывал в Причерноморье между 484 и 425 годами до н. э., а по некоторым версиям путешествовал и в верховьях Припяти — то есть на юге современного Полесья. Возможно, римлянин отправился на север именно в поисках Гелона — «города Солнца» и страны загадочных соседей скифов — будинов и невров.


Как знать, не об этих ли местах на Полесье написал он:


«Здесь замерзает вино, сохраняя форму сосуда;


Вынут из кадки — не пьют, колют, глотая куском.


Высказать вам, как ручьи промерзают до дна от морозов,


Как из озер топором ломкую воду берут?»


Пока я стою на вершине Видиж–горы, увлеченные историей местные жители — Григорий Дмитрович и председатель сельсовета Демьян Бирило — мечтают о том, что здесь — самое место для проведения поэтических чтений. Поэтов на Брестчине хватает, почему бы и не пригласить их в Кожан–Городок?


Приманка для поэтов


Впрочем, находится у местных краеведов и другая версия появления здесь предания о побывавшем на Полесье поэте–изгнаннике. Григорий Дмитрович, к примеру, считает ее вполне правдоподобной.


— Здесь неподалеку в Лахве было имение: часть его отошла в наследство к Радзивиллам, — увлеченно начинает он свой рассказ.


А какие развлечения у людей были 4 века назад? Представьте себе долгие зимние ночи... Тоска и уныние... Вот шляхта и старалась заманить к себе поэтов да музыкантов, для чего придумывала красивые легенды и пускала их по белу свету. Глядишь, кто–то «за легендой» и завернет в Лахву и Кожан–Городок. А имя Овидия уж точно привлекало литераторов. Пушкин не раз в стихах к нему обращался, и ложа масонская, в которой классик русской поэзии состоял, носила имя римлянина.


С именем Овидия связана еще одна местная легенда — о посещении полесского села Адамом Мицкевичем. Мол, заезжал он в поместье городокского помещика Щита не просто так: тоже поэтом–изгнанником интересовался! Любой вам в Кожан–Городке и дуб Мицкевича покажет — огромный, необъятный. Не знаю, бывал ли тут Мицкевич на самом деле, — информацию эту в доме–музее поэта в Новогрудке не подтвердили, но дуб точно старый: по возрасту тянет лет на 500.


Впрочем, в Кожан–Городке, кроме подножия старого дуба и вершины Видиж–горы, есть еще и самое необычное: некий дух поэзии, витающий над этим местом. Поверите или нет, но я его там почувствовала. И Овидий тут ни при чем...


Справка «СБ»


Овидий родился 20 марта 43 г. до н. э. в г. Сульмоне, в гористой части Средней Италии. Отец поэта был человеком состоятельным и дал сыновьям блестящее образование. Посещая в Риме школы знаменитых учителей, Овидий с самых ранних лет обнаружил страсть к поэзии. Следуя воле отца, он поступил на государственную службу, но пройдя лишь несколько низших должностей, отказался от нее, предпочитая всему занятия поэзией. Дополнив свое образование путешествием в Афины, Малую Азию и Сицилию и выступив на литературном поприще, Овидий сразу был замечен публикой и снискал дружбу выдающихся поэтов — Горация и Проперция. В 8 году нашей эры Август по не вполне ясной причине (исследователями высказывается несколько версий) сослал Овидия в город Томы, где на девятом году ссылки он и скончался.


Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости