Задачка по трудоустройству

Удвоенный выпуск студентов 2017 года бросает вызов действующей системе распределения

Смогут ли нынешние студенты без проблем распределиться по окончании вуза

Смогут ли нынешние студенты без проблем распределиться по окончании вуза


Сегодня мировое академическое сообщество отмечает веселый праздник — Международный день студента. Кто-то скажет, что говорить о проблемах в такую дату не с руки. Что ж, может, и так. Но ведь торжества закончатся, и десяткам тысяч выпускников наших вузов вскоре придется решать нелегкую задачку по трудоустройству. Нелегкой она будет потому, что выпускной 2017 года  особенный — в ряде вузов ожидается сдвоенный выпуск, то есть стены своих альма-матер покинут те, кто учился по пятилетней программе, и первый выпуск четырехлетки.



Каких перемен ждать будущим выпускникам, на что следует обратить внимание вузам и какие мысли возникают по этому поводу у работодателей, мы спросили у участников круглого стола, прошедшего в нашей редакции. В дискуссии приняли участие начальник управления высшего образования Минобразования Сергей КАСПЕРОВИЧ, глава управления кадров БГУ, соавтор проекта «HR-университет» Наталья НЕПЕВНАЯ, проректор БГТУ Андрей САКОВИЧ, директор бизнес-школы «Здесь и сейчас» Александр МУДРИК, директор департамента управления персоналом ЗАО «Альфа-Банк» Сергей ПРИХОДЬКО, молодой специалист Илья КОЛЧАНОВ и студент 5-го курса БГТУ Максим КОМАРОВ.


Мы продаем «товар»


С. Касперович: То, что мы называем распределением, — это гарантия первого рабочего места. К нему можно относиться по-разному, но оно себя за много лет зарекомендовало. Что касается самостоятельного трудоустройства, его, как правило, получают выпускники-платники. В то же время могу сказать, что около тысячи из этих ребят в 2016 году получили направления на работу. По их собственному желанию. И эта цифра из года в год остается примерно стабильной. Так, в 2015 году таких ребят было 1200. При этом процент бюджетников со свободным дипломом совсем невелик, и в 2016 году их было меньше, чем в 2015-м и 2014-м. Нужно понимать, что бюджетники получают свободные дипломы чаще всего не из-за отсутствия места, а по семейным и другим обстоятельствам. Но могу сказать, что в последние годы сложилась тенденция, когда зачастую выпускники желают распределиться. Очевидно, что они чувствуют конъюнктуру рынка, экономическую ситуацию, понимают, что гарантия первого рабочего места – это социальное благо. Хотелось бы, чтобы эта система сохранялась и дальше. 

Н. Непевная: Когда впервые появилось обязательное распределение, реакция общества на него, наверное, была в большей степени негативной. Очень многие говорили: зачем это нужно. Сейчас все изменилось. А на фоне огромной молодежной безработицы в Западной Европе, где 40—60 процентов молодежи не могут найти свое первое рабочее место, могу сказать, для наших выпускников такая возможность и вовсе большое преимущество. 

«Р»: Тем не менее вузам все сложнее обеспечить выпускнику первое рабочее место. В чем причина? Работаем в сотрудничестве с работодателями, строим планы, а на выходе они не сходятся. И вообще, не кажется ли вам, что гарантия первого рабочего места расхолаживает молодых людей? 

Н. Непевная: Могу сказать, что раньше действительно выпускники намного активнее искали себе первые рабочие места. Не запрещено это и сегодня. Но новое «оцифрованное» поколение в большинстве своем хочет идти по пути наименьшего сопротивления. Многие к 4—5-му курсу ждут распределения, оглядываясь на университет. Конечно, есть целеустремленные ребята, однако их не очень много. Но даже у них есть проблемы. Не все HR-специалисты, с которыми мы работаем по части трудоустройства, смотрят на фундаментальную подготовку выпускника. Их больше интересуют конкретные навыки. И даже мотивированных ребят они не всегда хотят брать. Поэтому в последние годы у нас полностью изменилось мнение о распределении — мы заточены не просто на распределение выпускника куда бы то ни было, а на то, чтобы соблюсти интересы обеих сторон – выпускника и работодателя. Мы понимаем, что как бы это неприлично ни звучало, мы продаем «товар». И он должен быть не просто в красивой обертке, но и с соответствующим наполнением. 

Главная проблема нашего вуза — это широкопрофильность, а значит, мы не можем занять свою одну нишу в промышленности и работать только с этими работодателями. Нам нужно работать с целым рядом организаций. В прошлом году мы распределили 1800 выпускников бюджета, в этом будем распределять 3200. А это фактически штат целого завода. Так что нас ждет колоссальная работа. Этим заняты все, начиная от руководства кафедр. У нас есть база работодателей, мы знаем всех тех, кто набирает кадры, лично. К счастью, мы можем позвонить в любую структуру со словами: «Лена, здравствуй, надо помочь, у нас есть отличные ребята!»

На новые рельсы


«Р»: Очевидно, что в этом году работать по таким лекалам не получится…

Н. Непевная: Вот поэтому мы создаем электронную базу выпускников, где будет содержаться вся информация о них, их достижениях. Сайт будет называться cv.bsu.by. Сейчас идет активное его наполнение. Кроме того, по инициативе министра образования мы взяли на себя ответственность провести в феврале следующего года открытый студенческий республиканский форум, чтобы обсудить все вопросы по трудоустройству выпускников. Но самое главное, чтобы студенты смогли прийти и напрямую пообщаться с работодателями, попробовать прямо на месте пройти собеседование. Кстати, координатором проекта выступает наш молодой специалист Илья Колчанов. 

«Р»: Тесное взаимодействие с работодателем, база выпускников – так работают все вузы? Если нет, может быть, этот опыт нужно распространить?

А. Мудрик: К сожалению, таких структур в других вузах нет. Будь они — нам было бы проще.

С. Касперович: Опыт БГУ здесь показателен. Потому что это решение задачи не с одной неизвестной, когда нужно распределить молодежь — и все. А принимается многокритериальное решение, формируются банки данных, ведется системная работа по взаимодействию с работодателями. И в этом смысле опыт вуза заметен. Его можно было бы распространить и на другие вузы страны, но нужно понимать специфику каждого из них. Ведь есть университеты относительно небольшие, естественно, с ограниченными ресурсами, и вряд ли они смогут реализовать у себя все эти подходы. Есть вузы, которые работают на ограниченное количество секторов экономики. Очевидно, что там нужно применять другие подходы, более четко выстраивая взаимодействие с органами госуправления, заказчиками в рамках определенных отраслей. Тем не менее опыт БГУ мы будем дополнительно изучать и распространять. Конечно, тут есть вопросы поддержки ректорским крылом, но могу сказать, что по итогам 2016 года руководство вузов прочувствовало и поняло проблему, начав системную работу. Практически все наши вузы проводят ярмарки вакансий, чего раньше не было.

Выпускник — это кот в мешке


«Р»: А какой специалист нужен сегодня современному предприятию?

А. Мудрик: Результативный. Сейчас, в условиях кризиса, для всех компаний важно повышать результативность. Чтобы человек, претендующий на вакантную должность, был результативен, он должен быть готов к выполнению своих функциональных обязанностей. Проблема в том, что пока система образования ориентирована на другое. От нее требуется практическая направленность в вузах. Но ведь задача системы высшего образования в том, чтобы дать выпускнику, во-первых, фундаментальные знания и, во-вторых, научить учиться. Технологии развиваются очень быстро. И даже то, что студент получает в части практико-ориентированности сегодня, отстает от современных требований бизнеса. Это одна из причин, почему бизнес в подавляющем большинстве не готов брать на работу выпускников. 

С. Приходько: Отпугивает также обязательство двухлетнего трудоустройства без испытательного срока. Работодатель опасается. Для него выпускник — это кот в мешке, ведь он может оказаться неэффективным и нерезультативным. А любой уважающий себя бизнес ищет потенциал. Система практик — выход из ситуации. Хотя у ряда организаций, как и у нас, есть свои системы распознавания перспективных студентов. Для этого достаточно заполненной анкеты. Ведь даже если это студент-волонтер, который пристроил десять бездомных животных, он добился результата. Нам нужны результативные люди.

В этом году у нас был интересный эксперимент для специалистов IТ-профиля, которых, казалось бы, вузы выпускают много, но их постоянно не хватает. Мы провели конкурс «Альфа-перспектива» и были удивлены тому, сколько желающих у нас было. Мы сказали: ребята, прежде чем вы станете IТ-специалистами, мы хотим, чтобы вы изучили бизнес. Тогда ваши решения будут иметь прикладной характер. Нам подали заявки 300 студентов на 15 вакантных мест. Мы их в течение нескольких месяцев обучаем по разным направлениям. Впоследствии те из них, кто пожелает работать в банке, останутся. Кстати, пять человек мы уже трудоустроили. В этом году в банке открыли около 150 новых рабочих мест, в основном это первичные специальности: курьер, сотрудник контакт-центра. Но ведь и у них величайшая ответственность. От одного этого человека зависит, придет ли к нам клиент или уйдет в другую организацию.

И. Колчанов: Я считаю, таких проектов должно быть больше. У студентов достаточно времени от сессии до сессии и есть возможность попробовать свои силы.

М. Комаров: Я бы с Ильей не согласился. Если студент определился с будущим выбором, все его свободное время уходит в этом направлении. Я, например, собираюсь в магистратуру. Поэтому сейчас совершенствуюсь и стараюсь узнавать как можно больше нового. Что касается учебы, хотелось бы больше встречаться с практиками. А еще хотелось бы, чтобы специализации мы выбирали не после третьего курса, а чуть раньше. Иначе мы просто теряем время.

Спланировать выпуски на пять лет вперед  невозможно


«Р»: Так все же к вопросу о практико-ориентированности. Студенты и вузы склоняются к тому, чтобы она была и как можно раньше, а вот работодатели — против. Почему?

А. Мудрик: Я бы на месте вузов вообще ушел от практико-ориентированности. Достаточно быстро меняющиеся экономические условия и динамика бизнеса говорят о том, что спланировать выпускников на пять лет вперед невозможно. Ошибки будут всегда. Говорить о направлении специальности нужно на последнем курсе. Не должно быть с первого курса дробления на кучу специальностей и специализаций. И подготовка с первого курса не должна быть индивидуальной для специалистов экономического, маркетингового, финансового профилей. Лучше, если мы за три года дадим всем студентам экономических специальностей (а у нас их более 50) фундаментальные знания в области микро- и макроэкономики, финансов. Чтобы студент после пятого курса не морщил лоб по поводу того, как ему высчитывать процент от числа, а имел прочные знания. А за год до окончания вуза, когда можно спланировать потребности экономики не только государственных, но и частных предприятий в маркетологах, логистах, экономистах, бухгалтерах и так далее, сделать тонкую заточку под конкретную специальность. Тогда мы будем иметь действительно высококлассного специалиста, которого на основе мощного фундамента можно переучить в любой момент. Все это обеспечит ему стопроцентное трудоустройство, потому что прогноз в требованиях к конкретным специальностям будет сделан за год до выпуска. То же можно говорить в отношении инженерных, гуманитарных и других специальностей. Главная роль в этих изменениях должна принадлежать Минобразования. Как представитель бизнеса, могу сказать, что мы в этом готовы серьезно с вами работать, чтобы положение улучшить. Если этого не сделать, мы все больше будем отставать от требований рынка. В итоге получим ситуацию, когда даже те, кто учился за свои деньги, будут умолять их распределить. 

С. Приходько: Согласен с Александром. Нам в большей степени нужны выпускники с фундаментальными знаниями, чтобы потом на основе этих «заготовок» воспитать своего специалиста. Пока из тех, кого мы получаем, вынуждены готовить более технологичных, гибких и современных сотрудников. Система образования не позволяет быстро перестроиться. И если делать многоступенчатую систему, нужно, чтобы она выглядела так: фундаментальные знания плюс бизнес-образование. Есть организации, как и наша, которые проводят бизнес-образование на своем локальном уровне, с привлечением внутренних тренеров. 

С. Касперович: Вопросы, связанные с выстраиванием образовательных траекторий, в Минобразования всегда считаются острыми. Отмечу, что многие новшества в законодательной базе уже предусмотрены. Количество специальностей в новом классификаторе специальностей и квалификаций существенно уменьшено. И этот проект согласовывается со всеми заинтересованными. Но классификатор — это не главное. Новая редакция Кодекса об образовании как раз предусматривает все те вопросы, о которых говорил Александр. У нас будет большая вариативная составляющая. Вот сейчас БГЭУ запроектировал у себя специальность «экономика». Никаких вариаций на эту тему. В будущем предполагается, что выпускник фактически будет двигаться по индивидуальной траектории вместе с университетом, который 50 процентов учебного времени будет использовать по своему усмотрению, под свои программы. В содружестве со студентами и заказчиками кадров. Причем их наполнение может оперативно меняться, если такая необходимость существует. Без долгих согласований. Другие 50 процентов — это фундаментальная подготовка. 

Отложенный эффект


А. Мудрик: Спасибо за эту информацию. Но я бы очень просил: информируйте и нас, потому что мы о новшествах не знаем. Кроме того, мой опыт работы с госструктурами показывает, что любое новшество внедряется в течение многих лет. Даже если его внедрить завтра, потребуется еще года три на обновление программ и переквалификацию специалистов плюс пять лет, после которых мы получим первый обновленный выпуск. Это очень поздно! Давайте работать активнее. 

И не нужно делать так, чтобы система высшего образования выполняла функцию бизнес-образования. Небольшой пример: мы восемь месяцев искали уникального специалиста — главного конструктора завода. Те, кому сегодня 45—50 и кто владеет большим багажом знаний, зачастую слабо разбираются в специальных компьютерных программах. Молодежь в них разбирается, но ей не хватает опыта. Специалистов среднего возраста у нас нет, потому что на 1990-е приходился кризис и все хотели быть менеджерами, но никак не инженерами. Так что лучше дайте нам специалиста с хорошим фундаментом, дальше мы его научим. Нам это проще сделать.

С. Касперович: Приятно видеть активную позицию со стороны работодателей в выстраивании траектории образования и готовность работать с нами. И что вы не ставите вопрос, чтобы выпускник со студенческой скамьи прямо сел на рабочее место и включился в работу. 

С. Приходько: Есть у вопроса и обратная сторона. За все время я ни разу не видел, чтобы пришел куратор студента, который проходит у нас практику, и спросил, чему мы его научили. А ведь мы многое можем предложить вузам. Наши специалисты могут приходить в вузы. Например, прошли курс кредитования — и тут же из банка пришел специалист и показал, как это работает на практике. 

А. Сакович: Наверное, это касается не всех. БГТУ тесно сотрудничает с Мозырским НПЗ, для которого мы готовим кадры. И они года четыре назад предложили возить на производство выпускников. Но помимо этого, наши преподаватели могут поговорить с руководителями производств, выслушать пожелания в части подготовки студентов. В зависимости от этого мы вносим изменения в учебную программу. И все же многое зависит от работодателя. Такая заинтересованность есть не всегда. 

Сам на себя


«Р»: А что если выпускник желает после вуза работать сам на себя? Система распределения такую возможность предусматривает? 

Н. Непевная: У нас появляется все больше выпускников, которые хотели бы открыть свое дело. Мы ввели спецкурс, где даем всю информацию, как это сделать, – даем юридические, бухгалтерские знания. Курс очень популярен, но здесь хотелось бы получить поддержку Минобразования. Вузы ведь не могут распределить студента на место ИП или директора собственной фирмы. Тогда все же подтвердить, что прибыл на место, и заключить трудовой договор студент не может. Конечно, тут есть свои риски. Он завтра может это ИП свернуть и уйти от распределения. Но нужно взвесить, что важнее: потерять молодого предпринимателя или возмещение средств за отказ от распределения. 

С. Касперович: Практика показывает, что существующие в распределении подходы адекватны реалиям. Что касается частных моментов, например оформления себя как ИП в качестве первого рабочего места, эти вещи мы будем рассматривать. И, думаю, в новой редакции положения о распределении в связке с Кодексом об образовании в диалоге с вузами, работодателями отработаем. Кстати, некоторые моменты в новой версии кодекса уже учтены: так, выпускники-платники, получившие направление на первое рабочее место, также будут иметь статус молодых специалистов. В целом, что касается совершенствования законодательства, могу сказать: Минобразования к диалогу готово. 

veraart14@mail.ru
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?