Зачем врет кукушка?

Из серии «Выси и дали»
Зловещее предсказание

Всякий раз, когда заходит разговор об экстрасенсах, предсказателях и ясновидящих, я убираю свою ироническую улыбку, с которой ранее внимал подобным речам. Имею на то основание…


Мой коллега и давний приятель Филипп купил недостроенную дачу в нашем приозерном крае. Он так усердно занимался приведением ее в порядок, что едва не лишился основной работы фотокорреспондента в крупном журнале. Спасло лишь то, что я хорошо знал его шефа и уговорил того в очередной раз закрыть глаза на прогулы подчиненного.

Вообще, Филипп любил загружать своими проблемами других. Даже по мелочам. В тот раз, зная мой маршрут, он попросил захватить в столице и привезти на смотрины своей дачи старшую сестру. Он дал ей номер моего телефона, и субботним утром я подъехал к подъезду дома, в котором жила Татьяна Викторовна. Можем ли мы захватить с собой и ее дочь Владу, поинтересовалась она. Я ответил, что тут нет никаких проблем.

Девушка уже стояла на крыльце. Была она в светлых джинсах, легкой кофточке, в кроссовках и с небольшим рюкзачком за спиной. Легкая, стройная, как белорусская березка. Когда она села в машину, показалось, что помолодел даже мой потрепанный дорожной жизнью «Ровер».

При всей своей внешней легкости и приятной улыбке Влада производила впечатление очень даже серьезной девушки. Ничего удивительного. Чуть позже я узнал, что она работает в администрации весьма серьезного ведомства. Татьяна Викторовна, хотя и успела уже поддаться наступлению календарных лет и их приметам на лице и фигуре, в целом выглядела вполне успешной и довольной своей жизнью дамой. В общем, в той неблизкой дороге меня сопровождала весьма приятная пара — зрелая мать и ее очаровательная молодая дочь. Когда мужчина оказывается один в чисто женской компании, он обычно начинает взвешивать свои запросы и возможности. Ну хотя бы шутки ради или от скуки. Я быстро взвесил, что матушка для меня уже вроде как старовата, а доченька ее, скорее, наоборот. Так что ловить здесь нечего, подумал я и внутренне улыбнулся. Ну что же, старый холостяк мог себе позволить такие мысли.

Солнце поднималось все выше, а в салоне стояла приятная прохлада. Мы успели поговорить и о серьезных вещах, и о таких чисто житейских проблемах, как цены и резко меняющаяся погода. Последние минут пятнадцать молчали. И чтобы как-то снова возобновить разговор, сказал, что мы только что проехали поворот на проселочную дорогу, ведущую к хутору, где живет местная ясновидящая. Сказал, что говорят о ней разное, но я почему-то верю в ее способность видеть будущее. И тут Влада вдруг спросила, не можем ли вернуться и заглянуть в гости к этой женщине. Татьяна Викторовна сморщилась, но промолчала, не желая перечить дочери. Я ответил согласием и развернул машину.

Громко залаял пес. Серафима Францевна во дворе рассыпала зерно курам. Встрече со мной, похоже, обрадовалась. Несколькими годами ранее я узнал из людской молвы о ее способности видеть будущее и написал о ней в газете. Но та публикация осталась незамеченной. В ту пору в стране блистала, если можно так выразиться, знаменитая целительница Федора. К тому же Серафима Францевна и не особо жаловала своих посетителей, стремившихся осведомиться о своем будущем либо будущем своих родственников. Многим отказывала. Когда я спросил у нее о себе, она долго молчала, потом легонько улыбнулась и ответила, что все у меня будет хорошо, но надо стараться избегать высоты. С тех пор я летаю на самолетах очень редко.

Когда-то Серафима Францевна жила в большом городе. В какой-то нелепой драке погиб от ножевого ранения ее муж. Потом была некая темная история с соседом по лестничной площадке. Вроде бы он и был зачинщиком ссоры. Пока шло разбирательство того происшествия, сосед этот неожиданно умер от какого-то скоротечного недуга. Под подозрение попала и Серафима Францевна. Однако уличить ее было не в чем. Сама же она продала квартиру и уехала жить на хутор. Тогда, готовя о ней материал в газету, я не сильно копался в той истории. Понял, что зря только потрачу время.

...Мне показалось странным, что Влада, из-за которой мы и приехали на хутор, почти не общалась с его хозяйкой. Женщины только несколько раз переглянулись.

Татьяна Викторовна достала из большой сумки, что стояла в багажнике, буханку свежего хлеба и коробку конфет. Серафима Францевна поблагодарила ее и дала понять, что ей нужно работать по хозяйству. Я же подумал, что нелегко живется здесь одной этой худенькой и уже немолодой женщине.

И все же, прощаясь, я отвел ее в сторону и спросил, каким она видит будущее моих спутниц. Серафима Францевна вопросительно посмотрела на меня, дескать, зачем мне это хочется знать, а затем, помолчав, произнесла: «Та, что старше, будет жить долго. Даже не вижу конца ее пути. Значит, переживет и меня. А вот у молоденькой — беда впереди. И довольно скорая… Только не надо ей говорить об этом. Вдруг ошибаюсь».

У меня потемнело в глазах. Словно чувствовал, как привяжусь к этой девчонке и как мне потом будет ее не хватать.

К полудню мы добрались на место. Филипп сказал, что назавтра сам отвезет своих женщин обратно в Минск. Ну и хорошо. Я же могу позволить себе задержаться на денек-другой и порыбачить. С Владой мы обменялись визитками. Вроде бы как из вежливости, на всякий случай, хотя оба в глубине души, как мне показалось, чувствовали, что мы еще встретимся.

Так оно и было. Как я ни сдерживал себя, но меня все больше тянуло к общению с этой «белорусской березкой». Это было даже не плотское желание. Не давали покоя слова Серафимы Францевны о скорой беде, которая ждет Владу. Как и чем можно ей помочь?

В тот вечер я пригласил девушку поужинать со мной в ресторане. Тогда она и рассказала, что ходит на курсы вождения. Родители обещали купить автомобиль. Кое-какие сбережения есть и у самой. «Только автомобилей ей еще не хватало», — подумал я.

Мы условились регулярно, раз в месяц, ужинать вместе. Однажды, когда мы уже сделали заказ официанту, позвонил мой сосед по усадьбе и сообщил, что накануне был сильный ветер и сорвал шифер с моей беседки. «А еще, — добавил он, — умерла Серафима Францевна». — «Каким образом?» — поинтересовался я. Сосед ответил, что никто не знает. Дескать, просто почтальонша нашла ее мертвой. Еще рассказывают, что тремя днями раньше к ней приезжала незнакомая женщина…

Не знаю почему, но я словно почувствовал некое облегчение. Жаль, конечно, Серафиму Францевну, но, может быть, сейчас не сбудется ее предсказание о беде, которая ожидает Владу. Ведь врет же зачем-то кукушка. Почему нужно верить людям?

Еще через неделю позвонил Филипп, сказал, что Влада лежит в больнице в очень тяжелом состоянии. Она была за рулем своего новенького автомобиля, когда, выехав на встречку, в нее врезался молодой пьянчужка.

Когда я приехал в больницу, из операционной вышел хирург и развел руками. Так мне больше не удалось увидеть живой свою «березку».

Крышу на беседке я давно залатал. Другие ветра дуют над усадьбой, где я часто думаю о том, какие крутые повороты преподносит нам жизнь. Как много, несмотря на стремительный прогресс и невероятные открытия в науке, остается в ней еще загадочного и непостижимого.

Коллаж Юлии КОСТИКОВОЙ.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.12
Загрузка...
Новости