«Зачем уезжать оттуда, где хорошо?»

НГУЕН Тхи Тхом и Нгуен Хыу Киен просто божественно готовят холодник. У меня слюнки текут, когда Тхом подает картошку фри с поджаркой и щедро кладет в порцию салат. Видно, поэтому к небольшому кафе «Сайгон» на столичном рынке «Ждановичи» у супругов Тхом и Киен всегда очередь — вкусно, сытно и приготовлено с душой. Тхом и Киен родились во Вьетнаме, но наша страна уже давно стала для них второй родиной. «Мы бы не прожили здесь 23 года, если бы белорусы нас обижали», — считают граждане Беларуси с вьетнамскими корнями.

Вьетнамская семья уже 23 года считает нашу землю своей родиной.

НГУЕН Тхи Тхом и Нгуен Хыу Киен просто божественно готовят холодник. У меня слюнки текут, когда Тхом подает картошку фри с поджаркой и щедро кладет в порцию салат. Видно, поэтому к небольшому кафе «Сайгон» на столичном рынке «Ждановичи» у супругов Тхом и Киен всегда очередь — вкусно, сытно и приготовлено с душой. Тхом и Киен родились во Вьетнаме, но наша страна уже давно стала для них второй родиной. «Мы бы не прожили здесь 23 года, если бы белорусы нас обижали», — считают граждане Беларуси с вьетнамскими корнями.

«Аппетитный» бизнес

Тхом и Киен приехали в Беларусь более двух десятков лет назад. Тогда для них в диковинку были все белорусские «прысмакі»: холодник, драники, котлеты, салат с горошком. Нашу национальную кухню они не понимали и тосковали по родной еде. И уж конечно приезжие вьетнамцы рассмеялись бы, если бы кто-то тогда сказал им пророчески: «Через восемь лет белорусы души не будут чаять в ваших драниках и холоднике».

Вот парадокс: к кафе подъезжают машины из разных регионов. Вижу гомельские, брестские, могилевские номера. Оптовики со всей Беларуси питаются у Тхом и Киен. Тома (это белорусский вариант имени Тхом) выглядывает из окошка «Сайгона» и спрашивает со смешным детским акцентом: «Что будете кушять?». Супруг Томы Киен, услышав заказ, проворно накладывает еду и подает жене.

— Мы уже 15 лет кормим белорусов, — рассказывает супруга Тхом. — Поначалу у нас было большое кафе. А когда заболела годовалая дочка Тхао, пришлось разменять его на скромный киоск.

Зато сейчас для четы Нгуен он — второй дом. Ровно половину суток они проводят здесь — с 7 утра до 7 вечера, и так без выходных. Единственный день в месяце, когда «Сайгончик» закрыт, — это сандень. Правда, и тогда Тхом и Киен трудятся как пчелки.

— Мы привыкли так жить: много работать, чтобы что-то иметь и кем-то считаться, — говорит супруг. — Нам раньше жилось ой как нелегко: ни своего уголка, ни постоянной работы. Даже подумывали, чтобы вернуться во Вьетнам. Так тяжело порой было.

— Я родила дочь Тхао и уже через два месяца вышла на работу. Нужно было мужу помогать... — рассказывает Тхом. — Белорусы — очень дружелюбный народ. К нам хорошо относятся, уважают. Правда, много пьют и много мяса едят. Вьетнамцы столько мяса не употребляют, поэтому дольше живут. Родителям Киена по 84 года, и они хорошо себя чувствуют и редко болеют...

Познакомило их письмо

Еще 25 лет назад жизнь во Вьетнаме удручала: работы в стране нет, учиться — непозволительная роскошь. Мясо, хлеб и другие продукты выдавались строго по талонам. Потому-то местная молодежь повально выезжала в Советский Союз в надежде на лучшую долю. Тхом и Киен тоже решили, что терять нечего, и уехали за деньгами. Правда, не вместе. Киен первые четыре года жил в Гомеле и работал фрезеровщиком на «Гомсельмаше», а 17-летняя Тхом устроилась в столице на обувную фабрику «Луч». Познакомило их письмо: отец Тхом передал через Киена в Беларусь весточку дочери. Так и стали дружить, а вскоре сыграли свадьбу.

— Первая зима в Беларуси — это было потрясающе! Когда выпал снег, я его обнимала, гладила. А он чистый-чистый, такой свежий, красивый...

— Все равно белорусская природа более предсказуема, — присоединяется к разговору Киен. — Над Вьетнамом иногда проносятся страшные тайфуны. Например, в позапрошлом году один из них унес много жизней вьетнамцев. Мы сильно переживали за родных. Помню, мне было шесть лет, когда один из тайфунов пролетел над нашей деревней. Все поселение плавало: с мебелью и домашней утварью можно было попрощаться. От воды спасались только на высоких деревьях. Всюду грязь, антисанитария, болезни...

Дети уже наполовину белорусы

У Киен и Тхом — уютная квартира. Правда, до этого им пришлось поскитаться по общежитиям, съемным квартирам. Если сложить годы работы супругов, то получается 44 — ровно столько семья трудилась, чтобы купить в столице квартиру.

10-летняя дочь Тхао  ведет меня в свою комнату. На стенах повсюду грамоты за отличную учебу, за участие в музыкальных конкурсах и шашечных турнирах, благодарности родителям за прекрасное воспитание дочери. Гордость семьи! Смекалистая и подвижная девочка быстро раззнакомилась с белорусскими детьми, завела друзей, освоила русский, белорусский языки, легко учит английский и отлично владеет вьетнамским.

— Мама, говорить нужно «не в одной классе», «а в одном классе», — деликатно поправляет она Тхом.

— Детки уже лучше нас с супругом знают русский язык, — смеется в ответ женщина.

В родительской комнате стоит пианино. Тхао открывает крышку инструмента, и ее пальчики ловко бегают по клавишам, создавая музыкальный этюд.

— Всего три года в музыкальной школе, и уже играешь такие сложные пьесы? —  не сдержалась я от удивления. — Пианисткой будешь?

— Нет, она врачом хочет стать, — говорит папа Киен. — Мама как-то приболела, и Тхао пообещала: «Стану доктором — буду лечить своих родителей».

17-летний сын Занг всего год живет в Беларуси, окончил 9-й класс столичной школы. По-русски говорит неплохо, хотя вся юность и большая часть детства прошли у дедушки с бабушкой во Вьетнаме.

— Мы с Тхао поступали в техникум в молодости, правда, не доучились. Денег на жизнь не хватало, а еще и за учебу нужно было платить. Зато детей своих постараемся выучить любой ценой, — рассуждает глава семейства. — Во Вьетнаме очень высоко ценится зарубежное образование.

Страна другая, а традиции — свои!

Если днем на работе супруги готовят сугубо белорусскую еду, то вечером, на домашний стол, подают вьетнамские блюда. Меня принимали очень гостеприимно и угощали традиционным вьетнамским блюдом — нем. Скажу честно, нем — настоящий ням-ням. В рисовую лепешку заворачивают обжаренную с морковью, яйцом и специями свинину. Получаются длинные колбаски. Их макают в соус из подслащенной воды с дольками лимона, моркови и кольраби. Все семейство лихо управляется с деревянными палочками. Мне же потребовался небольшой мастер-класс. Вместо хлеба — хрустящие рисовые чипсы. А на десерт хозяйка подала сладкий рисовый салат и настоящий вьетнамский кофе. Принимать гостей в этой белорусской семье с вьетнамскими корнями очень любят. Как, впрочем, и отмечать праздники. Новый год они встречают дважды: первый раз — в январе, второй — в феврале.

Девять часов полета между двумя родинами

Дети Киена и Тхом знают о Вьетнаме не понаслышке. Дочь Тхао бывала на родительской родине трижды, сын Занг и вовсе много времени жил там. У Тхом  жив отец, у Киена — оба родителя. Правда, в Беларусь прилететь уже не планируют: девять часов полета на самолете пожилым не под силу. Связь с Вьетнамом семья Киена поддерживает с помощью телефона, Интернета. Откуда и узнают, что жизнь там налаживается. Правда, ни Тхом, ни Киен не жалеют о том, что некогда выбрали Беларусь на постоянное место жительства.

— Будущее своих детей видим уже только здесь. Они прекрасно говорят по-русски, чувствуют себя комфортно в среде белорусских сверстников. Так что, думаю, они переживали бы болезненно наш переезд во Вьетнам, — рассуждает мама. — Да и зачем уезжать оттуда, где хорошо? Мы привыкли к Беларуси, пользуемся бесплатными медуслугами, а наши ребята получают бесплатное образование. Да и люди уважительно к нам относятся. Давно принимают за своих. А может, это уже на самом деле так?..

Наталья СЕРГУЦ, «БН»

НА СНИМКЕ:  семейство с вьетнамскими корнями собралось за ужином дома (слева направо: отец Киен, сын Занг, дочь Тхао и мама Тхом).

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?